Тяжелое начало

Ману не считался вундеркиндом. К 16-ти годам он превратился в разочарование своего отца – Хорхе Джинобили, известного местного тренера. Старшие братья будущей звезды уже играли в профессиональных клубах, а его неохотно брали даже в команду школы. Не так обычно описывают детство будущих легенд НБА! Но Хорхе не сдавался. Упорно работал над младшим сыном. Заставлял его тренироваться в специальных очках и в огромных перчатках с дырками на кончиках пальцев. Чтобы научить филигранно чувствовать мяч. Вести его вслепую. И как бы ни старался сам Хорхе, у него бы все равно ничего не получилось, не будь у Ману врожденной страсти к баскетболу и желания стать лучше в каждом элементе игры. А они были.

После школы Джинобили все-таки стали замечать. Даже позвали в юниорскую сборную Аргентины. Потом пригласили в Италию – играть в «Реджо Калабрии» – маленькой команде, зато в Серии А. Там Ману устроил фурор. А именно раскрылся в роли лидера. В плей-офф чемпионата страны скромный клуб дал бой самому «Киндеру», уступив только в пяти сложных матчах! Но главное случилось не там, не на Аппенинах, а на другом конце света – в Австралии. Незадолго до этого.

Тем временем Ар-Си Бьюфорд, генеральный менеджер «Сперс», из кожи вон лез, пытаясь понять – как усилить на перспективу состав, который только-только, в 1999 году, вновь взял чемпионские перстни? Скауты – скаутами, но Бьюфорд и сам не оставлял попыток собственноручно выследить где-нибудь алмаз. Он лично перелетел через весь Тихий океан, чтобы понаблюдать за юниорским первенством планеты. И приглядеть какого-нибудь парня, которого можно незаметно забрать в конце второго раунда драфта с надеждой потом вырастить звезду. Именно там, в Австралии, взгляд Бьюфорда зацепился за темноволосого юношу из сборной Аргентины. Дерзкого и резкого на площадке, веселого и заводного – вне ее.


marca.com

Возможно, это было чутье. Возможно, просто везение. Но в том же 1999 году «Сан-Антонио» взяли Джинобили под 57-м пиком. Сразу приглашать в Техас не стали – оставили «дозревать» в Европе. Никто тогда – ни сам Ману, ни Бьюфорд, ни Грегг Попович, ни кто-либо другой, не знал наверняка – сыграет ли аргентинец хотя бы один матч в НБА? Или так и останется одним из многих представителей второго раунда, не сумевшим выйти на паркет в сильнейшей лиге мира?

Прорыв в Европе

— Если честно, я изначально не планировал звать Джинобили. Из «Реджо Калабрии» мы хотели взять Андреа Менегину. Даже договорились с ним о контракте. Но парень «сделал ДеАндре Джордана», и в последний момент все сорвалось – он ушел в «Фортитудо». Тогда мы пригласили Ману, — рассказывал Мессина.

Этторе, в то время возглавлявший «Киндер», по сути, и раскрыл Джинобили. В свой первый же сезон в Болонье молодой аргентинец стал лидером команды. Клуб катком прошелся по соперникам в чемпионате Италии и стал чемпионом Евролиги. Ману был признан MVP обоих турниров.

– Я знал, что Этторе – жесткий тренер. Только меня это совсем не пугало. Наоборот – я был готов из кожи вон лезть, чтобы заслужить его доверие. Я понимал – Мессина может научить меня главному. Может слепить из меня лидера именно классной, а не маленькой, местечковой команды. Он оправдал ожидания. Он был строг и суров. Порой – даже слишком. Но это, правда, сделало меня сильнее, — признается Ману.

Летом 2002-м его все же забрали в «Сан-Антонио».

Ману встречали жестко. В прямом смысле. Синяки, тычки, пинки на тренировках превратились в рутину. Парню указали его место – ты здесь никто и звать тебя никак. Авторитет придется выгрызать зубами. Не только у тренера, но и у партнеров.

Ronald Martinez/Gettyimages.ru

Однако привычное рвение и старательность делали свое дело. Попович даже пытался осаждать прыть новичка. «Никто в сентябре не рвет жопу ради победы в товарищеском матче!» — бесился Грегг, наблюдая за излишне активными действиями Ману. Но все было тщетно. Джинобили просто не мог измениться. В конце концов, Поп сдался. В это сложно поверить, но седовласый тренер «Сперс» формально признал поражение в противостоянии с подопечным. Но не вышвырнул его из команды, а научился использовать его страсть и излишнее рвение именно так, чтобы они приносили лишь пользу.

Собственно, в этом и заключается гений любого великого тренера.

16 лет в НБА

Что было дальше, мы знаем. Свой первый сезон в НБА Ману провел на скамейке, отыграв в старте лишь 5 матчей. В регулярке он появлялся на площадке всего на 20 минут, набирая по 7,6 очков. Но в плей-офф его роль возросла, а в финале он играл по полчаса за встречу, что сильно удивило соперников из «Нью-Джерси». «Шпоры» опять завоевали титул, а Джинобили стал чемпионом в свой первый же год.

Именно тогда сложилось то великое трио: Тим – Тони – Ману. Формально, аргентинец всегда был немного в тени более звездных партнеров. Он лишь дважды съездил на «Матч звезд», да и не признавался MVP регулярки либо финальной серии плей-офф. Но его вклад в успехи «Шпор» был бесценен. Никто не добавлял столько энергии, азарта, драйва и страсти, как Джинобили. Причем – в самые нужные моменты! Его евростеп разрывал всю Лигу – именно глядя на Ману, Джеймс Харден и Дуэйн Уэйд оттачивали этот прием. Аргентинец стал лучшим «шестым» в 2008-м году. И дважды входил в третью сборную звезд НБА. В конце концов, вместе со «Шпорами» он выиграл четыре перстня (2003, 2005, 2007, 2014). И превратился в символ эпохи. В человека, чью майку обязательно поднимут под сводами AT&T Arena в Сан-Антонио.

Наконец, с командой Аргентины Ману добился главного, что в принципе может случиться в баскетболе, если ты не играешь за команду США. Он справился с «дрим-тим» на Олимпийских играх! Тот полуфинал в Афинах в 2004-м стал сенсацией века. Джинобили набрал 29 очков. Он совершил невозможное – остановил молодого Леброна, всех суперзвезд в его команде, и вывел свою сборную в финал, где победить Италию было уже дело принципа.

Ronald Martinez/Gettyimages.ru

Всего два человека в истории выиграли все три главных баскетбольных турнира – Олимпиаду, НБА и Евролигу. Один из них – Ману. Он же – единственный, кто признавался MVP и в Евролиге, и на Играх.

Но все когда-нибудь заканчивается. В «Сан-Антонио» давно нет Данкана. Этим летом ушел Тони Паркер. Сбежал Кавай Ленард. Джинобили мог остаться еще на сезон. Но в июле ему исполнилось 41. И есть ли смысл в таком возрасте цепляться за прошлое, когда из этого прошлого в твоем родном клубе почти ничего не осталось (ну, кроме Поповича?). «Шпорам» надо было перевернуть страницу и начать строиться заново. Ману лучше было закончить карьеру.

Он уходит легендой. В его честь в Сан-Антонио 30 августа будет объявлен «Днем Джинобили». Сам Марадона называет его гордостью Аргентины. И нам всем повезло, что целых 16 сезонов мы могли наблюдать за игрой этого парня. За его страстью, азартом, его чудо-бросками с левой руки, проходами, неудержимой энергией… За всем тем, что делает просто крутого игрока действительно великим.