#ProstoProSport – о катастрофических ошибках руководства российского биатлона.

Российский биатлон не был бы российским, если бы в нем отсутствовали проблемы. По сравнению с предыдущими сезонами, с новым руководством СБР и тренерским штабом Анатолия Хованцева, у нас вроде бы есть прогресс (за счет Логинова, Юрловой и отдельных проблесков Мироновой), но перманентно случаются косяки, от которых хочется взвыть. Опоздание на старт Гараничева, критерии отбора, которые постоянно переписывают, ссоры со спортсменами, проблемы с визами и доставкой оружия. По части организации у команды Драчева, мягко говоря, не все хорошо.

Провал с лыжами

Провалы следуют один за другим. Мы дико сгорели на этапе в Анси, где лил дождь и была плюсовая температура. Спортсмены оказались в шоке от ужасной работы лыж: даже быстрейший биатлонист Руси Логинов проигрывал лидерам полторы минуты. Норвежцы и французы будто бы не замечали погодных условий и летели на привычных скоростях.

Уже тогда пошли разговоры, что у нашей сборной банально не хватает ресурсов, чтобы соревноваться с топами в такую погоду. Но конкретики в них было мало. Все сводилось к количеству сервисменов: у нас – четыре, у соперников – гораздо больше. У них есть персонализация процесса подготовки лыж, у нас – нет.

Но потом наступили Оберхоф и Рупольдинг, где, опять же, стоит исключительно плюсовая температура, и мы вновь увидели катастрофу. В спринте у девушек лучшей на финише была Лариса Куклина, ставшая 36-й. Екатерина Юрлова – 37-я, главный специалист по спринтам в женской сборной России Светлана Миронова не попала в пасьют, показав худший результат в карьере – 77-е место. Проигрыш ногами – не менее полутора минут.

У мужчин не все так плохо с результатами: Логинов – 11-й, Матвей Елисеев – 17-й, но отставание ходом, опять же, очень серьезное. Александр был медленнее лидера на 43,8 секунды, Матвей – на 28,4. Да, мы знаем, что нашего лидера на протяжении почти всего сезона беспокоит травмированный локоть, но это все равно не та скорость, которую мы привыкли видеть в его исполнении.

Очевидно, что лыжи и сервис-бригады совсем не помогают нашим спортсменам, и у этого есть веская причина. У сборной России нет специальной штайншлифт-машины, благодаря которой на рабочую поверхность инвентаря наносится определенный рисунок под разные виды снега. Мы работаем с базовыми структурами, которые предоставляют производители лыж. У конкурентов, понятное дело, эта машина есть, и они соревнуются на уникальных шлифтах, которые сами же разрабатывают. Пока мы гоняем на базовых настройках, у них суперперсонализация.

СБР озаботился этой проблемой, но почему-то только в середине сезона. Драчев уже нашел человека, который проспонсирует покупку штайншлифт-машины и микроавтобуса для его перевозки (суммарно около 240 тысяч евро). Также определились с персоной, которая будет на ней работать – это Александр Печерский, у него есть необходимый опыт.

Впрочем, спешить с покупкой сейчас уже нет никакого смысла. Разработать уникальные структуры по ходу сезона очень сложно, это комплексная и длительная работа, которой обычно занимаются на предсезонке. А под чемпионат мира в Антхольце свою машину СБР одолжит Федерация лыжного спорта. Елена Вяльбе пообещала предоставить инвентарь, специалиста для работы с ним и пакет наработанных шлифтов под разные типы снега. Спасет ли нас это – большой вопрос.

Провал с патронами

Совершенно чудовищный масс-старт в Оберхофе выдали Куклина и Миронова, которые замкнули протокол, допустив при этом 21 промах на двоих. После гонки тренер по стрельбе Леонид Гурьев выдал следующее:

«Мы получили новые патроны, я сразу задал вопрос: что-то с ними не то, они ветер вообще не держат. Есть фирма «Олимп» – надо в такой ветер пробовать их. Выбрали лучшее на данный момент – других патронов нет. Мы ждем результата, но это провал капитальный».

Разобраться в ситуации помогли комментарии экспертов. В биатлоне очень важна работа комплекса «ствол-патрон». Под разные марки винтовки нужно подбирать конкретные патроны, ведь они по-разному идут по стволам и держат ветер. Опять же, как и в случае со структурой лыж, отработка этого комплекса обычно ведется на предсезонке. Стрелковые спецы сборной проверяют тысячи патронов разных марок и делают выводы о том, как они взаимодействуют со стволами винтовок спортсменов.

Почему по ходу сезона сборная начала стрелять патронами марки Lapua, которые плохо сочетаются с оружием Anschütz – это как раз вопрос к Гурьеву, отвечающему за стрелковую подготовку женской команды. Он должен был отстрелять их в межсезонье и понять, что они не подходят для винтовок наших спортсменок.

Но пока в биатлонной сборной все идет по старому сценарию. Вместо того, чтобы публично признавать ошибки и стремиться их исправлять, мы стелем соломку и жалуемся на обстоятельства. Штайншлифт-машину и нормальные патроны можно купить, а правильная ментальность – бесценна.