Британцы придумали, американцы развили. Как хореография за 150 лет изменила фигурное катание

Новая революция

С 1952 года на чемпионатах мира соревнования дуэтов были разделены на два самостоятельных вида программы, а среди танцевальных пар доминировали спортсмены из Великобритании. В начале шестидесятых лидерами в танцах на льду становятся представители Чехословакии Ева Романова/Павел Роман. Для своих программ пара выбирала латиноамериканские ритмы, под которые четырежды стали чемпионами мира 1962-1965 годов.

В это же время в парном катании в борьбу за мировую корону вступает советская пара Людмила Белоусова/Олег Протопопов. Вместе со своим тренером Игорем Москвиным дуэт идёт по пути одновременного технического усложнения катания, увеличения скорости движения, постоянной смены ритма, и одновременно наполнения программ художественным смыслом. Музыкальное сопровождение перестает быть фоном для исполнения фигур, музыка определяет характер танца и образы фигуристов, используется для усиления эмоционального эффекта от катания, создает атмосферу и акцентирует внимание на сложных элементах.

А в СССР чемпионка страны Мила Пахомова уже выбрала себе нового партнера для танцев – сутулого бесперспективного перворазрядника Сашу Горшкова. За спиной Пахомовой уже были не только спортивные успехи – в 1965 году она поступила на балетмейстерский факультет ГИТИСа, чтобы приобрести специальные знания. Классический танец девушке без специальной подготовки давался тяжело, но Людмила упорно шла к своей цели и впитывала ценнейшие умения – хореографию, режиссуру, актерское мастерство, а потом делилась этими приобретениями с партнером. Александр Горшков так вспоминал то время: «Нам пришлось засучить рукава и тренироваться по 12 часов в день. Признаться, я много размышлял над тем, сумею ли ликвидировать ту пропасть, которая была между нами. Мила уже была чемпионкой страны, имела опыт выступлений на крупнейших турнирах, а я только начинал изучать танцы. Но Мила твердо решила, что мы будем чемпионами. В работе она была фанаткой, бросила все, обучала меня танцевальному мастерству. Мила была исключительно сильной личностью, заразившей своей силой, фанатизмом…»

Пара Пахомова–Горшков начала тренироваться в группе у Елены Чайковской в 1966 году, но от них тоже никто ничего не ждал, и Елена Анатольевна далеко не сразу начала уделять дуэту внимание. Стоит отметить, что Чайковская тогда уже закончила балетмейстерский факультет ГИТИСа, первой в СССР официально стала «балетмейстером на льду» и искала возможность по-настоящему соединить танец и лёд.

Татьяна Тарасова, которая в то время тренировалась в группе Чайковской, так описывала творческие поиски: «Работали Пахомова и Горшков так, что это время даже нельзя было назвать тренировкой. Они с утра до вечера разучивали обязательные танцы на полу. Они приседали вместе, шагали вместе, дышали вместе и овладели полной синхронностью движений. Впервые они вышли вместе на лед в Горьком, где находилась вся команда Чайковской. В этот город приехал и муж Лены – Анатолий Чайковский. Он посмотрел наши новые программы и сказал: «Ленуся, у меня есть любимый танец «Кумпарсита», прошу, сделай мне его в подарок». Чайковская начала ставить «Кумпарситу». Пробовали этот танец все. Мы пребывали в таком творческом задоре, что танцевали «Кумпарситу» даже парники. Чайковская, например, проверяла некоторые элементы на мне, конек у меня был неплохой, и я бегала, крутилась, исполняла все зубцы – специфический элемент в танцах. Пахомова с Горшковым время тоже не теряли, разучивали позиции, и когда впервые вышли с этим танцем на соревнования, то сразу же произвели фурор. «Кумпарсита» оказалась новым и свежим ветром в танцах…»

Чайковская увидела потенциал пары Пахомова/Горшков и переключила на них всё свое внимание. Год за годом тренер и её подопечные ищут свой стиль, ищут другие способы конструирования обязательных и оригинальных танцев, уходят от английского типа катания, переосмысливают танцевальные па и ледовые фигуры.

В 1968 году на Олимпиаде танцам на льду дали возможность быть представленными в виде показательных выступлений с прицелом на возможное включение в олимпийскую программу. СССР представляла пара Людмилы Пахомовой и Александра Горшкова.За три года работы Чайковской удалось создать со своим дуэтом «русский» стиль живого катания, поставив программы «Соловей», «Озорные частушки» и «Вдоль по Питерской», а Пахомова и Горшков демонстрировали катание, которое до них считалось для танцоров невозможным.В 1970 году они выиграли чемпионат мира, а затем еще пять раз поднимались на высшую ступень пьедестала.

В 1976 году Пахомова и Горшков стали первыми в истории олимпийскими чемпионами в танцах на льду, и их программы танго «Кумпарсита», вальс «Маскарад» и другие, остаются эталонными и по сей день.

Фигуры

Шли годы, видоизменялись коньки, фигуристы постепенно перебирались на крытые катки, а одиночники тем временем продолжали на каждых соревнованиях исполнять обязательные фигуры, судьи всё также выходили на лёд с циркулями и линейками и оценивали оставленные следы. Телевидение не показывало эти соревнования, да и вживую они проходили при пустых трибунах. Тем не менее, «школа» давала многим фигуристам значительный перевес в итоговых суммах оценок и позволяла «чертежникам» обыгрывать тех, кто исполнял прыжки и другие сложные и зрелищные элементы катания.

Ситуация начала меняться после того, как двукратной чемпионкой Европы и мира и олимпийской золотой медалисткой 1972 года стала австрийская фигуристка Беатрикс Шуба. Существующая система оценок позволяла ей набирать огромное преимущество в технической программе, и практически ничего не показывать в произвольном прокате.

С 1973 года у одиночников была введена короткая программа, сумма баллов стала складываться из трех результатов, а доля оценок за «технику» была понижена с 50 до 30%. Мужское и женское катание пошло по более атлетичному пути развития, окончательно же соревнования в выписывании фигур были отменены в 1991 году. В настоящее время в России обязательные фигуры являются частью турниров в детских категориях, а с возраста юниоров фигуристы исполняют уже не три, а две программы, как и взрослые.

Новые горизонты

В каждом поколении фигуристов были новаторы, которые изменяли свой вид и всё фигурное катание в целом. Перечислять можно огромное количество имен, а каждая из программ-событий заслуживает отдельного рассказа, будь то «Болеро» Джейн Торвилл и Кристофера Дина, «Кармен» Катарины Витт, «Набат» Оксаны Грищук и Евгения Платова, «Зима» Алексея Ягудина, «Девочка в красном пальто» Юлии Липницкой или другие великолепные постановки, не обязательно становившиеся олимпийскими победами, как, например, «Симфония «Манфред» Юко Кавагути и Александра Смирнова.

Отдельно академически совершенное скольжение, как и отдельно сложные многооборотные прыжки перестали быть ценными сами по себе. Сейчас система судейства, хоть и делит элементы на «дешевые» и «дорогие», но идет по пути поиска сбалансированного катания и создания мотивации для фигуристов и тренеров развивать как техническую, так и художественную сторону вида спорта.

Сегодня при постановке программ решаются те же задачи, которые 150 лет назад выполнял первопроходец Джексон Хейнс, чьи взгляды на фигурное катание высоко оценил первый российский олимпийский чемпион в обязательных фигурах 1908 года Николай Панин-Коломенкин: : «Самая большая заслуга Хейнса была в том, что он, как истинный художник, вполне обладал чувством меры, категорически преграждавшем ему путь к крайностям; он понимал, что эстетическая сторона не должна подавляться чисто спортивно-технической, что точность, уверенность и быстрота должны сочетаться с красотой, свободой и естественностью, и сумел поднять свое исполнение на ступень действительного искусства, непреодолимо заражавшего зрителя своей эмоциональностью. Благодаря этому он показал изумленным европейцам совершенно неожиданные возможности исполнения связных последовательностей, стремительнейших фигур и элегантных ритмических танцев в красивейших постановках и грациознейших движениях тела…»

Те постановщики, тренеры и хореографы, кому удается в программах найти этот баланс, по-прежнему приводят публику в изумление, а своих учеников – к спортивным вершинам. В перечне этих истинных художников много советских специалистов: Елена Чайковская, Татьяна Тарасова, Илья Авербух, Александр Жулин, Наталья Бестемьянова и Игорь Бобрин, Николай Морозов, Марина Зуева, Наталья Линичук, Петр Чернышев, Ирина Жук и другие. Постановщики программ уже давно стали почти такими же звездами, как фигуристы и тренеры, потому что там, где, казалось, уже показано все и удивить уже нечем, хореографы заставляют нас вновь и вновь удивляться.

В подготовке каждой программы спортсменов сейчас участвует множество специалистов. Конкуренция чрезвычайно высока и никто больше не может себе позволить исполнять одни и те же программы несколько сезонов подряд. Из смешения разных школ катания, тренерских подходов, балетных и танцевальных традиций, а также высочайшего уровня подготовки фигуристов каждый сезон на льду рождаются настоящие шедевры, превращая соревнования в невероятное шоу. И мы все с нарастающим нетерпением ждем, что в этом году нам приготовили Ше-Линн Бурн, Игорь Шпильбанд, Мари-Франс Дюбрей, Паскуале Камерленго, Даниил Глейхенгауз и все те, кто знает, как танцем попасть прямо в душу, и остаться там навсегда.