Солт-Лейк-Сити-2002

Олимпиада 2002 года в фигурном катании отметилась одним большим скандалом и одним скандалом поменьше, а её основным итогом стало последующее изменение всей системы судейства в этом виде спорта.

Скандалом №2 стало выведение у женщин на первое место представительницы страны-хозяйки Игр, американки Сары Хьюз. Фигуристка после короткой программы занимала лишь четвертое место, но судейским решением получила «золото», а россиянка Ирина Слуцкая осталась на втором месте. Третье и четвертое места заняли также спортсменки из США – Мишель Кван и Саша Коэн.

Скандалом №1 стал пересмотр решения о победителях среди спортивных пар и вручении двух золотых медалей – россиянам Елене Бережной и Антону Сихарулидзе (по результатам первого награждения), а также американским соседям – канадцам Жами Сале и Давиду Пеллетье (с заменой на втором награждении «серебра» на «золото»).

Эта история была многократно описана. У прецедента было много вариантов для объяснений, где сложились неправильная трактовка правил отдельными судьями, «взаимозачет» голосов в соревнованиях пар и танцоров, давление национальных федераций на арбитров и даже криминальный след.

Олимпиада-2002 стала апогеем несостоятельности не столько судейского корпуса, сколько существующего подхода к оценке выступлений фигуристов. Весь мир увидел, что вольные или невольные манипуляции возможны, а победа может присуждаться или отбираться с перевесом всего в один судейский голос. Фигурное катание усложнилось, оно требовало перемен и шестибалльная оценочная система, когда каждый арбитр в судейской бригаде выставлял две оценки (за технику и за артистизм) по шкале от 0,0 – не исполнено до 6,0 – безукоризненно, официально была заменена в 2005 году.

Новая система

Переход от выставления общей оценки за прокат к отдельной оценке каждого элемента позволил существенно снизить уровень субъективизма, а оценочная шкала продолжает совершенствоваться от сезона к сезону.

Система не безупречна, повышающие и понижающие коэффициенты все равно допускают манипуляции с расставлением спортсменов по местам, но вице-президент ISU и глава судейского комитета международного союза конькобежцев Александр Лакерник убежден, что работа ведется в правильном направлении: «Новая система, на мой взгляд, дала больше возможностей судьям оценивать выступления спортсменов. Больше уровней градации. Больше возможностей оценки. Раньше как? Откатался хорошо – получил +3. Другой выступил ещё лучше – а ему тоже +3. Потому что больше просто некуда. Теперь этих спортсменов можно развести: одному поставить +3, другому – +4, третьему – уже +5. Причём это работает как в плюсовой оценке, так и в минусовой. Конечно, если эти возможности использовать не по прямой цели, то будет только хуже. Но система не делается для того, чтобы было хуже. Всё, что мы хотели – это дать судьям возможность более точно оценивать выступление. Заметьте, революции не произошло. Не поменялись чемпионы. Кто хорошо катался – того так и оценивают».

В преддверии Олимпиады-2022 Лакерник считает, что «домашнее» судейство не будет определяющим на Играх в Пекине: «Нужно кататься заведомо лучше других, тогда тебя всё равно поставят высоко при любом судействе. Это раз. Если ты катаешься сравнимо по уровню – могут быть варианты… Но знаете, в Пекине же будет не один только китайский судья. Он будет там один, больше одного в судейской панели быть не может. Любая страна может иметь либо один голос, либо ни одного. К тому же судьи тоже заботятся о своей репутации, рейтинге. Они хотят продолжать судить, не хотят терять работу».

Техника дошла

В 2018 году японская компания Fuji TV представила свою разработку Ice Scope. Программа в режиме реального времени измеряет параметры прыжков фигуристов – высоту, пролет (расстояние от момента отрыва до момента приземления), траекторию и скорость на выезде. Цель разработки – автоматизировать судейство в фигурном катании.

Болельщики смогли ценить новинку в телевизионных трансляциях чемпионата мира-2019 из Сайтамы, у каждого фигуриста при повторе на экран выводились параметры одного прыжка.

И тут стало понятно, что сами по себе цифры ничего не значат – кто-то летит дальше, кто-то выше, кто-то быстрее, но это, скорее, показатели, зависящие от антропометрических данных, индивидуальной техники спортсмена, его физического состояния в конкретный момент, а также от состояния льда, температуры льда, воздуха и географического расположения катка.

Выводить оценку, исходя из сравнения замеров тройного акселя у Чена, Ханю и Уно кажется нелепой идеей, главное, что триксель сделан, докручен и «выехан».

Поможет ли Ice Scope судьям и как именно они могут использовать получаемые данные – пока неясно. Хотя с точки зрения абсолютного результата все узнали, что, например, российские спортивные пары делают самые высокие и самые далёкие выбросы.

Чистая математика в фигурном катании применяется плохо, даже в оценке технических элементов, не говоря уже о презентации. Как, к примеру, система сможет оценить «неожиданный или необычный заход на элемент» или «соответствие элемента музыке»? Или если при исполнении прыжка фигурист не отличался «хорошим положением в воздухе от отрыва до приземления», но смог спасти прыжок?

Даже судьи-люди по-разному оценивают один и тот же прыжок в программе, и вот как это объясняет Александр Лакерник: «Они люди и у них разные взгляды. Одни придают большее значение длинному заходу, другие – качеству приземления прыжка. Одному судье показалось, что был недокрут, другому – нет. Для этого и в судейской бригаде и сидит по семь-девять человек. Каждый выражает свое мнение и выводится средняя оценка. Иначе можно было бы посадить одного судью, и он будет решать за всех. Другой вопрос, что не должно быть таких оценок, которые не могут быть в принципе. Есть принятый коридор оценки, и он довольно мягкий. От середины 1,5 балла в обе стороны. То есть если оценка за элемент +1, то вверх приемлемо +2, а вниз – 0».

«Черное зеркало»

О беспристрастной, математически четкой системе судейства в фигурном катании инженер Алексей Мишин задумывался ещё лет сорок назад, в восьмидесятых, когда произвел расчеты для многооборотных прыжков. Идея Мишина заключалась в оценке исполнения прыжков и других элементов на основе идеальной модели, но уровень развития техники и технологий в то время не позволял даже попробовать воплотить задуманное.

В начале 2000-х состоялась встреча профессора Мишина и инженера Виктора Шапиро, а результатом их сотрудничества стали разработки, позволившие революционно изменить систему подготовки фигуристов. Проблемы судейства отошли на второй план, методики и устройства были запатентованы, и именно они помогли вернуться в большой спорт Евгению Плющенко выступить в Ванкувере-2010 и Сочи-2014. Инновационные технологии спорта стоят и за тройным акселем Елизаветы Туктамышевой, и за поразительной прыжковой стабильностью Софьи Самодуровой. И именно за этими инновациями к Мишину приезжали Каролина Костнер и Стефан Ламбьель.

В качестве примера, чтобы понимать, о чем идет речь, можно прочитать статью Виктора Шапиро «Коррекция многооборотных прыжков в фигурном катании».

Фактически группа Мишина уже не менее десяти лет обладает возможностью получить «кардиограмму» любого прыжка, с параметрами, намного превышающими набор японского Ice Scope. В лаборатории Мишина в том числе проводят точный замер совершенных оборотов, время нахождения в воздухе, максимальной и средней угловой скорости, коэффициентов скорости и плотности группировки, угловой скорости отрыва и приземления, а также временных параметров группировки и параметров приземления.

И опять возникает вопрос: цифры есть, но как можно это применить в судействе и можно ли вообще? В тренировочном процессе эти данные необходимы, они – путь к прогрессу, к снижению числа падений и травм, а вот на соревнованиях?

Фактически, с помощью этой системы можно создать биометрию всех прыжков каждого фигуриста и рассчитать идеальные параметры элементов для каждого спортсмена. На соревнованиях в течение сезона ни один прыжок не бывает выполнен абсолютно идентично, и, теоретически, можно оценивать прокат каждого спортсмена в сравнении с его идеальной математической моделью и степенью приближения к ней. Но это будет уже какой-то совсем другой вид спорта во славу биомехники, где каждый будет соревноваться только сам с собой.

Так нужна ли фигурному катанию оцифровка соревнований? Вот мнения Александра Лакерника: «Вопрос развития технологий всегда непростой. Возьмём тот же аксель Туктамышевой. Что надо мерить, сколько параметров нужно, чтобы оценить качество прыжка? Вы можете взять два параметра или задать в систему три, пять, десять. А кто-то скажет, что и этого мало. В любой компьютерной системе есть плюс – объективность. Но и существенный минус – обрезание картины. То же самое говорят про текущую систему судейства. Она более объективна, чем 6,0. Но более формальна. А более формальная оценка всегда что-то не сможет учесть. Всегда будет такой параметр, который не входит в перечень GOE, перечень компонентов и не будет задан в систему. Хотя, возможно, этот критерий будет ключевым. В таком виде спорта, как фигурное катание, идеала не достичь. Но работать над этим надо, надо стремиться. И работа японцев в этом плане – хорошее начинание. Если мы будем хотя бы недокруты определять с помощью компьютера, уже масса вопросов отпадет, уже меньше работы арбитру. Если есть параметры, которые можно доверить машине, и они будут объективно оцениваемыми – я только за двумя руками».