Человеческому глазу свойственно замыливаться. Когда из года в год следишь за чем бы то ни было, то привыкаешь к парадоксальным вещам, подсознательно соглашаешься с алогичностью. Даже отсутствие видеоповторов до последнего времени находило немалое количество сторонников, а аргумент «если снабжать футбольные поля системой VAR, то одновременно все на этой планете» кому-то казался логичным.

Мы, футбольные болельщики, привыкли жить в мире, где Манчестер располагает вот уже двумя топ-клубами, тогда как у Гамбурга нет ни одной команды даже в высшей лиге. Но задайтесь целью, найдите экономиста без багажа футбольных знаний и задайте ему вопрос: где, по его предположению, местные команды сильнее? Думаю, он очень удивится, когда узнает, что «Санкт-Паули» и «Гамбург» не ровня любому из «Манчестеров».

Миром, в особенности футбольным, правят деньги. Немецкая экономика одна из сильнейших в мире и уж точно самая здоровая в Европе, по любым теоретическим прикидкам немецкие клубы должны по трое-четверо выходить в четвертьфинал Лиги Чемпионов и составлять большинство в первой десятке самых тратящих клубов континента. Но реальность, как вы понимаете, значительно отличается от практики. По данным CIES Football Observatory, среди самых тратящих в этом десятилетии на состав команд Европы немцы начинают идти, только начиная с 19-й строчки:


football-observatory.com

Никогда не задумывались, почему? В Германии достаточно городов-миллионеров, в которых проживает очень платежеспособное население. Ему футболки условного Роналду можно продавать даже более эффективно, параллельно переподписывая все более и более выгодные контракты со спонсорами. Потратить на развлечения среднестатистический немец может больше, чем испанец или итальянец, строить первый суперклуб в Берлине явно перспективнее, чем второй в Манчестере (четвертый в Лондоне, третий в Ливерпуле – нужное подчеркнуть).

Дело в том самом правиле, которое было принято в 1999-м году, а по своему содержанию выглядит так, словно было подготовлено 1899-м. Норма «50%+1» запрещает инвесторам становиться мажоритарными владельцами клубов, более половины акций клуба должно оставаться за местной общиной. Естественно, это противоречит нынешним реалиям спорта №1, в котором почти у любого топ-клуба есть босс – когда-то временный, когда-то постоянный, но есть.

До определенного момента настоящее величие немецких футбольных школ позволяло всем этим байерам и гамбургам, по крайней мере, доходить до поздних стадий еврокубков (хотя я настаиваю, что для клубов из таких экономических центров это должно быть не гордостью, а нормой с сожалением «эх, не удалось выиграть»). Но сейчас, когда один шейх создал суперклуб в Манчестере, а другой – в Париже, когда восточные инвесторы наращивают свою долю в «Атлетико», а американские покупают «Ливерпуль», все немецкие клубы за вычетом «Баварии» вылетают из еврокубков еще до весны.

Потеря лучших

Говорят, Лерой Сане пролетел мимо сборной Германии после того, как на тренировке крикнул Тимо Вернеру: «Мой клуб — чемпион Англии, а твой не вышел даже из группы в Лиге чемпионов!». Можно долго рассуждать, имеет ли игрок право на такие высказывание, но важнее другое: лучшие немецкие таланты уезжают либо в «Баварию», либо за рубеж. Вот только самые талантливые игроки, которых потеряли немецкие клубы в последнюю пятилетку:

А до этого немецкие клубы лишались Озила и Хедиру, Шахина и Гетце. А кроме немцев, клубы Бундеслиги теряют лучших легионеров вроде Наби Кейта, перебравшегося в «Ливерпуль»… Неудивительно, что даже талантливейшая немецкая школа не помогает клубам вроде «Шальке» сохранить состав. Уровень бюджета позволяет оставаться конкурентоспособной на уровне еврокубков только «Баварии». Остальные команды выступили в прошлом сезоне просто позорно: «РБ Лейпциг», как верно заметил Сане, не вышел из группы ЛЧ, «Боруссия» вообще набрала там ровно два очка, «Кельн», «Герта» и «Хоффенхайм» не прошли группу ЛЕ.

Закон как дышло

При всем при этом невидимая рука рынка все равно обходит и ломает преграды. Дитриху Матешицу, основателю концерна «Ред Булл», захотелось рекламировать свой бренд в Лейпциге – и он просто выкупил лицензию у любительского клуба и пробился с ним сквозь сито низших дивизионов. В первом же сезоне на уровне высшей лиги «РБ Лейпциг» занял второе место в чемпионате, обойдя массу «классических» клубов вроде «Байера». Официально название клуба расшифровывается как «RasenBallsport Leipzig», «Игры с мячом на траве в Лейпциге» — но какая разница, если все знают, что клуб рекламирует энергетик с быками на упаковке?

Кстати о «классических» клубах. Еще один пример невероятной замыленности взгляда: протесты очень многих фанатов против «РБ Лейпциг» в то время, когда уже никого не волнует «Байер». Клуб, который носит имя едва ли не самой известной фармацевтической компании мира – что это, если не реклама? Но «фармацевты» преспокойно финансируются «Байером», как и «Вольфсбург» «Мерседесом» — из-за… срока давности. То есть если клуб играл от имени бренда против Герда Мюллера, то может играть и против Томаса.

А теперь ответьте хотя бы сами себе: это нормально? Разве есть логика в том, чтобы новый бренд не мог зайти на футбольный рынок, в то время как старый там преспокойно играет? Впрочем, срок давности – не единственная возможность появиться в немецкой футбольной тусовке новому клубу. Не только «РБ Лейпциг», но и «Хоффенхайм» проделал путь в элиту из любительского футбола благодаря вливаниям локального олигарха: на таком уровне правила «50%+1» никого не сдерживает.

Нынешняя Бундеслига – отличная демонстрация того, насколько клубы с четко выраженным лидером успешнее на дистанции клубов, которые принадлежат всем и никому одновременно. В минувшем чемпионате «РБ Лейпциг», «Хоффенхайм» и «Байер» дружно пробились в первую шестерку, по итогам сезона-16/17 половину представительства Германии в ЛЧ составили «неклассические» клубы из Зинсхайма и Лейпцига. «Вольфсбург», пока «Мерседес» критично не свернул объемы финансирования, тоже боролся за высокие места и до сих пор является последней командой, становившейся чемпионом до эры «Боруссии» и «Баварии»…

Такова уж игра под названием футбол, что один, собравший под своим началом всю власть босс может развить клуб быстрее и качественнее, чем местное подобие парламента. Все лучшее, что было в клубном футболе, создали авторитарные руководители: Сантьяго Бернабеу, Сильвио Берлускони, многие другие. Собственно, красивый и амбициозный проект создает и Матешиц, и создавали бы другие инвесторы в Германии. Но не каждому, согласитесь, хочется тратить полдесятилетия на то, чтобы пройти путь от любительского футбола до Бундеслиги.

Деньги – кровь любой экономики, в том числе и футбольной. От донора, согласного влить в лигу несколько сотен миллионов денежных единиц, нельзя отмахиваться, тем более способом, который не работает. Как только немецкий футбольный союз отменит правило «50%+1», в Гамбурге, Берлине и других крупных немецких городах выстроятся очереди из толстосумов, готовых инвестировать в местные футбольные клубы. И Лерой Сане уже не сможет упрекать партнеров по сборной в неудачливости.