Бытовой шаманизм и другие футбольные правила Камеруна Бытовой шаманизм и другие футбольные правила Камеруна О камерунском саппорте.    Древнейшим населением Камеруна являются пигмеи – низкорослый (до полутора метров) негроидный народ, проживающий, в основном, в экваториальных лесах. Их сегодняшняя численность неизвестна, так как пигмеи крайне неохотно идут на какие-либо контакты. Предполагается, что сейчас в мире проживает от 40 до 280 тысяч пигмеев. В отличие от других африканских стран, Камерун занимает достаточно стабильное экономическое положение из-за того, что на его территории находятся запасы нефти, газа и золота. Тем не менее, 50% населения живут за чертой бедности, 30% являются безработными, а 5,5% заражены вирусом иммунодефицита. Камерунский национальный парк Бубанджида был создан специально для спасения исчезающих видов животных – черного носорога и западной канны. Тем не менее, вхождение черного носорога в т.н. «Большую африканскую пятерку» (пять млекопитающих, считающихся самыми ценными трофеями в африканских сафари: слон, буйвол, лев, леопард и черный/белый носороги) и ценность его рога на трофейных рынках привели к необратимому: 10 ноября 2013 года западный черный носорог официально объявлен вымершим подвидом.   Футбольный фанатизм в Черной Африке (это и есть т.н. «Настоящая Африка», территория которой расположена к югу от Сахары, а население в корне отличается от европеоидов Северной Африки) – это совсем не то, к чему мы привыкли на европейских и южноамериканских саппорт-секторах. Камерун, например, населяют различные племена (фанг, бамилеке, дуала и т.д.) и первые футбольные клубы страны изначально ассоциировались именно с традиционной племенной организацией – так, ныне не существующий "Орикс" целиком состоял из представителей племени дуала. То же самое относилось и ко многим другим футбольным командам. На фоне всего этого общинно-племенного спортивного конгломерата выгодно выделялся "Канон" из Яунде. Эта команда облачилась в красно-зеленые цвета, что стало чрезвычайно успешным трюком на волне зарождающейся государственности Камеруна. Таким образом, "Канон" стал ассоциироваться у населения не с каким-либо конкретным племенем, а со всей страной в целом, клубом, за который можно было болеть представителям любых этногрупп без исключений. По тому же пути вскоре пошел и основной соперник Канона – команда "Тоннер", открывшая для себя прелесть перепродаж хороших футболистов во Францию. Роже Милла был куплен у "Леопольда" и через 3 года перепродан в "Валансьен"; Джорджа Веа приобрели у ивуарийского "Африка Спортс", а через 18 матчей (и 14 голов) переправили в "Монако"; Яфета Н’Дорама подобным же макаром отправили в "Нант"; а Ригобера Сонга – в "Мец". Таким образом, Дерби Яунде стало противостоянием мультиэтнических клубов, не относящихся к какому-либо определенному племени. Это было настоящим спасением для племен, влюбленных в футбол, но не имеющих своей «племенной» футбольной команды – например, племени тикар, представители которого сначала не знали, за кого болеть, а потом просто выбирали между "Каноном" и "Тоннером", коллективами, не принадлежащими каким-либо племенам. Народ бака, исторически населяющий дождевые леса Камеруна, ввел в футбольный фанатизм религиозный элемент, с радостью затем поддерживаемый и остальным населением страны. Надо сказать, что бака считаются искусными врачевателями (медицина в Камеруна дорогая и низкокачественная, поэтому зарезать курицу и принести ее жрецу бака проще, чем лечь в центральную больницу Яунде, оснащенную всего лишь 650 койками), непосредственно связанными с духом леса Дженги, поэтому местные футбольные саппортеры с удивленной настороженностью отнеслись к посещению бака матчей "Тоннера". Все виктории этой команды жрецы бака приписывали себе, а после победных поединков радостно исполняли луму – специальный танец под грохот барабанов. Надо ли говорить, что после победных игр стадион "Тоннера" "Ахмаду-Ахиджо" наполнялся какофонией необычных звуков и пламенных телодвижений? Затем бытовой шаманизм стал уже обычной практикой – причем, не только среди болельщиков, но и самих футболистов. Стало нормально появляться на газоне с амулетами, отводящими от сглаза, а вратари укладывали в углы ворот специальные магические мешочки, содержимым которых сдержанному европейскому зрителю было лучше не интересоваться. Великий Роже Милла (настоящая фамилия – Миллер, но в роддоме к ней отнеслись с типичной африканской халатностью), как считалось, не мог достичь настолько высокого уровня игры – следовательно, стал прекрасным футболистом за счет магии. Поэтому Милла получил уважительное прозвище «Старый Колдун», а насылать не него порчу на уважаемого колдуна уже никто не мог – себе дороже. Важнейшей вехой в среде камерунского футбольного фанатизма стал испанский мундиаль – 1982, когда сборная Камеруна впервые пробилась на чемпионат мира. Понятно, что поездку в Испанию могли себе позволить лишь богатейшие слои населения страны, но и они были подвержены магическим элементам, к которым привыкли на исторической родине – поэтому, появлялись в Ла-Корунье и Виго в столь страшном обличье (традиционные африканские маски), что ими пугали маленьких галисийских детей. Тем не менее, эти самые болельщики, вернувшись обратно, сумели привнести в камерунский движ и европейскую культуру саппорта – с ее флагами, цветами, разбивкой на сектора (раньше в Камеруне этого не было) и даже фирмами. Фирма, впрочем, возникла только одна – Кпа-Кум, представляющая Канон, и она не совсем понимала, что ей делать, поскольку «третьи таймы» в стране были совершенно не приняты. В конце концов, Кпа-Кум не сильно изменила стиль своего движа: немножко колдовства, немножко саппорта, и немножко европейского стиля с флагами. Получился такой продвинутый шаманизм. Жрецам бака нравится.
@Алекс Маннанов
Фото: cnn.com

Бытовой шаманизм и другие футбольные правила Камеруна

О камерунском саппорте. 

 

  • Древнейшим населением Камеруна являются пигмеи – низкорослый (до полутора метров) негроидный народ, проживающий, в основном, в экваториальных лесах. Их сегодняшняя численность неизвестна, так как пигмеи крайне неохотно идут на какие-либо контакты. Предполагается, что сейчас в мире проживает от 40 до 280 тысяч пигмеев.
  • В отличие от других африканских стран, Камерун занимает достаточно стабильное экономическое положение из-за того, что на его территории находятся запасы нефти, газа и золота. Тем не менее, 50% населения живут за чертой бедности, 30% являются безработными, а 5,5% заражены вирусом иммунодефицита.
  • Камерунский национальный парк Бубанджида был создан специально для спасения исчезающих видов животных – черного носорога и западной канны. Тем не менее, вхождение черного носорога в т.н. «Большую африканскую пятерку» (пять млекопитающих, считающихся самыми ценными трофеями в африканских сафари: слон, буйвол, лев, леопард и черный/белый носороги) и ценность его рога на трофейных рынках привели к необратимому: 10 ноября 2013 года западный черный носорог официально объявлен вымершим подвидом.

 

Футбольный фанатизм в Черной Африке (это и есть т.н. «Настоящая Африка», территория которой расположена к югу от Сахары, а население в корне отличается от европеоидов Северной Африки) – это совсем не то, к чему мы привыкли на европейских и южноамериканских саппорт-секторах.

Камерун, например, населяют различные племена (фанг, бамилеке, дуала и т.д.) и первые футбольные клубы страны изначально ассоциировались именно с традиционной племенной организацией – так, ныне не существующий «Орикс» целиком состоял из представителей племени дуала. То же самое относилось и ко многим другим футбольным командам.

На фоне всего этого общинно-племенного спортивного конгломерата выгодно выделялся «Канон» из Яунде. Эта команда облачилась в красно-зеленые цвета, что стало чрезвычайно успешным трюком на волне зарождающейся государственности Камеруна. Таким образом, «Канон» стал ассоциироваться у населения не с каким-либо конкретным племенем, а со всей страной в целом, клубом, за который можно было болеть представителям любых этногрупп без исключений.

По тому же пути вскоре пошел и основной соперник Канона – команда «Тоннер», открывшая для себя прелесть перепродаж хороших футболистов во Францию. Роже Милла был куплен у «Леопольда» и через 3 года перепродан в «Валансьен»; Джорджа Веа приобрели у ивуарийского «Африка Спортс», а через 18 матчей (и 14 голов) переправили в «Монако»; Яфета Н’Дорама подобным же макаром отправили в «Нант»; а Ригобера Сонга – в «Мец».

Таким образом, Дерби Яунде стало противостоянием мультиэтнических клубов, не относящихся к какому-либо определенному племени. Это было настоящим спасением для племен, влюбленных в футбол, но не имеющих своей «племенной» футбольной команды – например, племени тикар, представители которого сначала не знали, за кого болеть, а потом просто выбирали между «Каноном» и «Тоннером», коллективами, не принадлежащими каким-либо племенам.

Народ бака, исторически населяющий дождевые леса Камеруна, ввел в футбольный фанатизм религиозный элемент, с радостью затем поддерживаемый и остальным населением страны. Надо сказать, что бака считаются искусными врачевателями (медицина в Камеруна дорогая и низкокачественная, поэтому зарезать курицу и принести ее жрецу бака проще, чем лечь в центральную больницу Яунде, оснащенную всего лишь 650 койками), непосредственно связанными с духом леса Дженги, поэтому местные футбольные саппортеры с удивленной настороженностью отнеслись к посещению бака матчей «Тоннера». Все виктории этой команды жрецы бака приписывали себе, а после победных поединков радостно исполняли луму – специальный танец под грохот барабанов. Надо ли говорить, что после победных игр стадион «Тоннера» «Ахмаду-Ахиджо» наполнялся какофонией необычных звуков и пламенных телодвижений?

Затем бытовой шаманизм стал уже обычной практикой – причем, не только среди болельщиков, но и самих футболистов. Стало нормально появляться на газоне с амулетами, отводящими от сглаза, а вратари укладывали в углы ворот специальные магические мешочки, содержимым которых сдержанному европейскому зрителю было лучше не интересоваться. Великий Роже Милла (настоящая фамилия – Миллер, но в роддоме к ней отнеслись с типичной африканской халатностью), как считалось, не мог достичь настолько высокого уровня игры – следовательно, стал прекрасным футболистом за счет магии. Поэтому Милла получил уважительное прозвище «Старый Колдун», а насылать не него порчу на уважаемого колдуна уже никто не мог – себе дороже.

Важнейшей вехой в среде камерунского футбольного фанатизма стал испанский мундиаль – 1982, когда сборная Камеруна впервые пробилась на чемпионат мира. Понятно, что поездку в Испанию могли себе позволить лишь богатейшие слои населения страны, но и они были подвержены магическим элементам, к которым привыкли на исторической родине – поэтому, появлялись в Ла-Корунье и Виго в столь страшном обличье (традиционные африканские маски), что ими пугали маленьких галисийских детей.

Тем не менее, эти самые болельщики, вернувшись обратно, сумели привнести в камерунский движ и европейскую культуру саппорта – с ее флагами, цветами, разбивкой на сектора (раньше в Камеруне этого не было) и даже фирмами. Фирма, впрочем, возникла только одна – Кпа-Кум, представляющая Канон, и она не совсем понимала, что ей делать, поскольку «третьи таймы» в стране были совершенно не приняты. В конце концов, Кпа-Кум не сильно изменила стиль своего движа: немножко колдовства, немножко саппорта, и немножко европейского стиля с флагами.

Получился такой продвинутый шаманизм.

Жрецам бака нравится.

Отзывы

    Непутевая. Жена экс-звезды АПЛ угодила за решетку