Путин сидел в соседнем ряду, Черенков подарил куртку, Дзюба 10 лет не отдавал долг. Истории фотографа Кислякова Путин сидел в соседнем ряду, Черенков подарил куртку, Дзюба 10 лет не отдавал долг. Истории фотографа Кислякова Фотограф Федор Кисляков всю жизнь снимает «Спартак». Историй у Федора тьма! Дмитрий Петров встретился с Кисляковым, и они отлично поговорили.     «Оказалось, нельзя фотографировать Путина» - Фёдор Иванович, начнем со знаменитого фото Путина, где он с Собчаком на трибуне «Петровского». Помните, как вы его сделали? - Помню, 96-й год, он в администрации Собчака, его зам. На «Петровском» видел его пару раз. Вот и сфотографировал. «Зенит» с «КамАЗом» тогда играл. - А как он вел себя на трибуне, болел за «Зенит» или просто находился по долгу службы? - Он же борец, видно было, что футбол ему не особо интересен. Вряд ли он пошёл бы сам туда. Скорее, по долгу службы – Собчак пошёл и он с ним. Но есть ещё одна фотография Путина с историей. - Расскажите! - Был 2006 год, 20 декабря, день чекиста, и он должен был выступать на празднике. А у меня есть шапка с надписью «ФСБ», но означает это не то, что вы подумали, а «Фёдор Спартаковский Болельщик». Вот в этой шапке с аппаратурой я прошёл на праздник. У меня есть друг фсбшник, он поспособствовал. Меня даже не обыскали. Я сел в третьем ряду. Путин выступал с поздравлением, и я его снимал. Оказывается, нельзя было этого делать. Охрана подошла и стала требовать аппарат. А я тогда только перешёл на цифру. Незаметно вытащил флешку и отдал им аппарат, дескать, тут ничего нет, я просто технику проверяю. Забрали меня, продержали два часа, но обошлось. Даже аппарат вернули.   «Стоят они – Шмаров, Хаджи, Марадона» - Фото с Попова с Марадоной, это после знаменитого матча с Наполи? - Да, я уже тогда был вхож в раздевалку. Мне дал пропуск Алёшин, директор «Лужников». Иду по коридору, слышу Димка Попов кричит: «Фёдор, давай сюда!» Стоят они там— он, Шмаров, Хаджи, администратор команды, и Марадона. Попросили сфоткать, а там темно, и вспышки у меня нет. Еле вытянул эти фотографии. Но как видишь качество не самое лучшее. - А вот у вас есть грамота за популяризацию футбола. - Да, это мне в РФС дали. В 90-х и нулевых годах я работал у них. Делал фотографии со всех турниров Гранаткина и Кубков Содружества, которые здесь в Питере проводились. За это и получил грамоту. - А кто вручал грамоту?  - Мутко, в 2008-м, мне на 60-летие. - Как вам Мутко?  - Ко мне он относился нормально. Есть мнение, что после его ухода наш футбол лучше не стал, это уж точно. У нас до сих пор с ним хорошие отношения. Вот он мне грамоту и вручал, когда был президентом РФС. - У вас на фотографиях специальный водяной знак (ромбик стилизованный под спартаковский с фамилией Кисляков, где «С» увеличена и перечеркнута тремя линиями).  - Да. Сделал я его в 95-м году. Есть такой завод «Сапфир». Там работал один ювелир. Я его попросил сделать мне печать в виде ромба. Только не с одной полоской, перечёркивающей букву «С», а с тремя. Николай Петрович Старостин увидел эту печать и говорит: «Фёдор, ты у нас взял товарный знак», а я отвечаю: «Николай Петрович, на эмблеме «Спартака» одна полоска, а у меня три». «Ну, тогда ладно», — говорит. - Чем вам запомнился Николай Петрович? - Вот я никому не рассказывал эту историю, тебе расскажу. Году в 77-м я работал на заводе «Ломо», и нас отправили в колхоз на работы. Была раньше такая практика. Я к «Спартаку» в ту пору никакого отношения не имел, но болел уже тогда. И вот они проиграли какой-то матч, кому - не помню. Я написал Старостину письмо, где в сердцах предложил отправить всю команду в колхоз на прополку сорняков, раз уж они играть не умеют. Письмо ушло, ответа конечно я конечно не получил. И уже потом, спустя несколько лет, когда я познакомился со Старостиным, он увидел мою фамилию и спрашивает: «Фёдор, это не вы писали письмо с предложением отправить команду в колхоз? Я его потом игрокам показывал». Феноменальная память была у человека! До самого последнего дня. Кабинет у него скромный был. На столе два телефона, бумаги и деревянные счёты. Считал на них, даже уже в 90-е. - Бышовец тут у вас на фото. Знакомы? - Попросил у меня фотки для своей книги. Дал ему фотки, так не то, что денег не заплатил, а даже книгу не дал. Хотя обещал и заплатить, и книгу подарить. - Вы были на нескольких турнирах. Расскажите какой запомнился больше всего и почему.  - Я ездил на турниры начиная с 2004-го года. Больше всего мне понравилась Бразилия. У меня была давняя мечта побывать на «Маракане» и в Сантосе, в музее Пеле, и она осуществилась... Меня везде пускали бесплатно. Когда-то давно, в начале 90-х, в Питер приезжала команда из Сан-Паулу, и я им делал фотоальбом. Денег у них особо не было, и их руководитель подарил мне настоящую футболку сборной, что было редкостью по тем временам. Редкость она и сейчас, потому что на ней три звезды (до 94 года бразильцы были трехкратными чемпионами) и сейчас таких футболок почти не осталось. Я в Бразилии везде ходил в ней и меня пропускали и не брали денег, в том числе и в транспорте. -У вас есть фото с ЧМ-18, где Акинфеев отбивает ногой удар Аспаса в серии пенальти. Как он получился? -Я специально не делал общий план, а сосредоточился на Акинфееве. Чувствовал, что он отобьёт.   «Говорил Карпину, что Джанаев не уровень «Спартака» - Какой «Спартак» сильнейший на вашей памяти? - 95/96 год, если бы тогда не раскупили полсостава, дали бы шороху по Европе. - Как ваши домашние относятся к болению за «Спартак»? - Никто не поддерживает, но и не осуждает. У меня никто особо футболом не интересуется. Три внука, но не болельщики. - А вот у вас в армии была история с украинцами. - Да в 69 году выиграли у них 1:0, Осянин забил, стали чемпионами, я радовался, а они стали предъявлять претензии. Ну так, потолкались немного, пошумели, но без последствий обошлось. Я же командиром отделения был. Побоялись связываться. - Про Романцева можете рассказать? - Романцев говорил: «Фёдор Кисляков всегда был рядом со мной. Сделал тысячи снимков. Зафиксировал мою тренерскую карьеру чуть ли не по минутам. Если бы не он, ничего документального, на память не осталось бы. Очень ему благодарен!» Я вот как-то приехал на базу. А там всегда было правило с 14 до 16 тихий час, ни одна мышь не должна проскочить. Я всегда приезжал накануне матча — пообщаться, в домино поиграть, в шахматы. В этот раз приехал в половине второго, а охранник мне говорит: «Тебя Жиляев приказал не пускать». Ну я подождал до четырёх, зашёл. Иду по базе. Олег Иванович стоит на балконе курит. «Фёдор, чего такой смурной?» — спрашивает. Отвечаю: «Жиляев не пустил на базу». Он снял трубку, напихал Жиляеву. Я с тех пор в любой момент мог зайти на базу, а Жиляев со мной года три не разговаривал. - С кем еще из спартаковских тренеров близко общались? - С Карпиным история произошла. Был такой корреспондент Андрей Бодров. Когда Карпин стал генеральным директором в 2008-м, Бодров спросил у него: «Вы будете главным тренером?» Тот ответил: «Никогда». Проходит полгода, Карпин — тренер. Бодров напоминает ему о его обещании и ему тут же отказывают в аккредитации. - Вот за это?  - Да, именно за это. В конце того же сезона 2009 вратарь Джанаев ошибается в ряде матчей и «Спартак» упускает чемпионство. А до этого я говорил Валере, что Джанаев не уровень «Спартака». А Карпин отвечал, что тот отличный вратарь. После тех ошибок, я спросил у него: «Ну как, вратарь?». Аккредитации меня не лишили, но разговаривать он со мной перестал. - Вера во вратарей не раз Валерия Георгиевича подводила. Достаточно вспомнить Песьякова в 2013 году.  - Песьякова я порекомендовал, кстати, тогда, из «Шинника». Но самое главное — Филимонова я в своё время Старостину посоветовал. - Из «Текстильщика»?  - Нет. Я судил первенство России среди ВУЗов в Курске. И он тогда за Йошкар-Олу играл, здорово, уверенно. Приехал на базу после турнира и говорю Старостину: «Николай Петрович, там есть один вратарь здоровенный из Йошкар-Олы, Филимонов, посмотрели бы его». Его посмотрели и взяли в Камышинский «Текстильщик» изначально. - А, ну там же Павлов тогда был, друг Романцева.  - Совершенно верно. Вот он его обкатал и на повышение отправил. Я ему тогда ещё сказал: «Филя, ты должен мне проставиться, я тебя рекомендовал в «Спартак» (смеётся). А потом, в 99-м вот такое случилось с Украиной… Тогда на базе разговоры ходили. Его жена рожать должна была, а он к другой ушёл накануне. Так бы не сделал он этого, глядишь и обошлось бы. Джанаев тоже тогда не просто так бабочек напускал. Перед игрой с «Крыльями» купил себе белый «Лексус» — жизнь удалась.   «Дзюба отдал тысячу рублей вместо трех» - С Дзюбой знакомы?  - Да. Помню его ещё с детских лет. Он тогда не был особо техничным. Это сейчас уже поднаторел, а тогда квадраты на тренировках ненавидел. Если вовнутрь заходил, то назад уже не выбирался (смеётся). Делал ему альбом, когда он в «Спартаке» был. - И он как Бышовец?  - Нет, отдал. Правда потом уже, через 10 лет, когда в «Зенит» перешёл. Несколько раз пришлось напоминать. А вот кто меня однажды выручил, так это Павлюченко. Тоже должен был мне за альбом три тысячи, вернул пять. Дело было на чемпионате Европе в Польше, у меня сломался объектив, денег было в обрез. Так он узнал и помог. - А как вам нынешний «Спартак»? - Да никакой. Нет игры. Нет центрального хава. Вот был у нас Фернандо, до него ещё Алекс был. Вот такой человек нужен в центр — думающий.  Беготня — это не футбол. Рассказов стал меня в последнее время расстраивать. Так хорошо начинал. - В Тедеско не верите? Не могу пока понять его. Чего он добивается? Одни эмоции, а мысли не вижу. «Черенков снимает куртку и отдает мне» - Кто у вас любимый игрок «Спартака» за всё время? - Фёдор Черенков, конечно. Нравились ещё Цымбаларь, Аленичев. - Правда, что Черенков вам куртку подарил? - Было дело. Шёл я в офис «Спартака» легко одетый в одной рубашке, и дождь начался. Навстречу Черенков, видит меня, снимает куртку и отдаёт мне: «Бери, у меня ещё есть». Единственный футболист, с которого я денег никогда не брал. Он пытался дать, но я не брал. Он в последние дни религиозным стал. Какой-то батюшка посоветовал ему кагор пить. Он мог взять четыре бутылки и все их выпить. Плюс эта болезнь его ещё. - В «Спартаке» Романцева была традиция — после тренировок основного состава, сотрудники клуба играли. Вас звали? - Играл. Собирались врачи, массажисты, тренеры, руководство, тот же Есауленко, вице-президент, иногда приезжал. Была история, один раз немного посидели мы после той игры. И был там один водитель автобуса, Николай. Его ещё в своё время Старостин спас от тюрьмы, он там кого-то сбил вроде. Так вот, этот Коля сдал нас всех Жиляеву. Скандал был. Но Олег Иванович мне тогда ничего не сказал. У нас за всё время только один раз был разговор на повышенных тонах. Ездил я с ними в 98-м в Волгоград. И на обратном пути праздновали победу. И вот на следующий день мне звонит Львов, пресс-атташе, и спрашивает, есть ли у меня фото из самолёта. Я говорю — есть, но только не для публикации. А он взял и опубликовал. А там на одном снимке Романцев с бокалом. Приезжаю потом на чествование — Романцев на меня, а я говорю: «Вот, Саша Львов. Я ему говорил не публиковать». Единственный раз, когда Олег Иванович на меня ругался. А еще хочу рассказать историю про Фурсу! В октябре 2014 года «Зенит» в кубке России проиграл «Арсеналу» на своём поле. Я хотел поздравить Дмитрия Аленичева с победой, но меня не пустил охранник. Запретил Сергей Фурса, потому что я был в спартаковской куртке. Я позвонил Фурсе, который был тогда заместителем генерального в «Зените», пристыдил его и сказал, что нельзя опускаться до такого уровня. После чего пошёл в пресс-центр. Туда же потом прибежал Фурса, схватил мою сумку с аппаратурой и выбросил ее на улицу. Попытался выбросить и меня, но я оказал сопротивление. В результате этого конфликта была разбита аппаратура. Общий ущерб около 45 тысяч рублей, который, естественно, никто мне не возместил. ФК «Зенит» лишил меня аккредитации.  Не помогли ни обращение к Дюкову, ничего. А Фурса нынче возглавляет департамент инспектирования РФС и отлично себя чувствует. Передаю ему пламенный привет! Дмитрий ПЕТРОВ Использованы фото из личного архива Федора Кислякова 
@Алекс Маннанов
Фото: Федор Кисляков

Путин сидел в соседнем ряду, Черенков подарил куртку, Дзюба 10 лет не отдавал долг. Истории фотографа Кислякова

Фотограф Федор Кисляков всю жизнь снимает «Спартак». Историй у Федора тьма! Дмитрий Петров встретился с Кисляковым, и они отлично поговорили.  

 

«Оказалось, нельзя фотографировать Путина»

— Фёдор Иванович, начнем со знаменитого фото Путина, где он с Собчаком на трибуне «Петровского». Помните, как вы его сделали?

— Помню, 96-й год, он в администрации Собчака, его зам. На «Петровском» видел его пару раз. Вот и сфотографировал. «Зенит» с «КамАЗом» тогда играл.

Владимир Путин

— А как он вел себя на трибуне, болел за «Зенит» или просто находился по долгу службы?

— Он же борец, видно было, что футбол ему не особо интересен. Вряд ли он пошёл бы сам туда. Скорее, по долгу службы – Собчак пошёл и он с ним. Но есть ещё одна фотография Путина с историей.

— Расскажите!

— Был 2006 год, 20 декабря, день чекиста, и он должен был выступать на празднике. А у меня есть шапка с надписью «ФСБ», но означает это не то, что вы подумали, а «Фёдор Спартаковский Болельщик». Вот в этой шапке с аппаратурой я прошёл на праздник. У меня есть друг фсбшник, он поспособствовал. Меня даже не обыскали. Я сел в третьем ряду. Путин выступал с поздравлением, и я его снимал. Оказывается, нельзя было этого делать. Охрана подошла и стала требовать аппарат. А я тогда только перешёл на цифру. Незаметно вытащил флешку и отдал им аппарат, дескать, тут ничего нет, я просто технику проверяю. Забрали меня, продержали два часа, но обошлось. Даже аппарат вернули.

 

«Стоят они – Шмаров, Хаджи, Марадона»

— Фото с Попова с Марадоной, это после знаменитого матча с Наполи?

— Да, я уже тогда был вхож в раздевалку. Мне дал пропуск Алёшин, директор «Лужников». Иду по коридору, слышу Димка Попов кричит: «Фёдор, давай сюда!» Стоят они там— он, Шмаров, Хаджи, администратор команды, и Марадона. Попросили сфоткать, а там темно, и вспышки у меня нет. Еле вытянул эти фотографии. Но как видишь качество не самое лучшее.

— А вот у вас есть грамота за популяризацию футбола.

— Да, это мне в РФС дали. В 90-х и нулевых годах я работал у них. Делал фотографии со всех турниров Гранаткина и Кубков Содружества, которые здесь в Питере проводились. За это и получил грамоту.

— А кто вручал грамоту? 

— Мутко, в 2008-м, мне на 60-летие.

— Как вам Мутко? 

— Ко мне он относился нормально. Есть мнение, что после его ухода наш футбол лучше не стал, это уж точно. У нас до сих пор с ним хорошие отношения. Вот он мне грамоту и вручал, когда был президентом РФС.

Диего Марадона

— У вас на фотографиях специальный водяной знак (ромбик стилизованный под спартаковский с фамилией Кисляков, где «С» увеличена и перечеркнута тремя линиями). 

— Да. Сделал я его в 95-м году. Есть такой завод «Сапфир». Там работал один ювелир. Я его попросил сделать мне печать в виде ромба. Только не с одной полоской, перечёркивающей букву «С», а с тремя. Николай Петрович Старостин увидел эту печать и говорит: «Фёдор, ты у нас взял товарный знак», а я отвечаю: «Николай Петрович, на эмблеме «Спартака» одна полоска, а у меня три». «Ну, тогда ладно», — говорит.

— Чем вам запомнился Николай Петрович?

— Вот я никому не рассказывал эту историю, тебе расскажу. Году в 77-м я работал на заводе «Ломо», и нас отправили в колхоз на работы. Была раньше такая практика. Я к «Спартаку» в ту пору никакого отношения не имел, но болел уже тогда. И вот они проиграли какой-то матч, кому — не помню. Я написал Старостину письмо, где в сердцах предложил отправить всю команду в колхоз на прополку сорняков, раз уж они играть не умеют. Письмо ушло, ответа конечно я конечно не получил. И уже потом, спустя несколько лет, когда я познакомился со Старостиным, он увидел мою фамилию и спрашивает: «Фёдор, это не вы писали письмо с предложением отправить команду в колхоз? Я его потом игрокам показывал». Феноменальная память была у человека! До самого последнего дня. Кабинет у него скромный был. На столе два телефона, бумаги и деревянные счёты. Считал на них, даже уже в 90-е.

— Бышовец тут у вас на фото. Знакомы?

— Попросил у меня фотки для своей книги. Дал ему фотки, так не то, что денег не заплатил, а даже книгу не дал. Хотя обещал и заплатить, и книгу подарить.

— Вы были на нескольких турнирах. Расскажите какой запомнился больше всего и почему. 

— Я ездил на турниры начиная с 2004-го года. Больше всего мне понравилась Бразилия. У меня была давняя мечта побывать на «Маракане» и в Сантосе, в музее Пеле, и она осуществилась… Меня везде пускали бесплатно. Когда-то давно, в начале 90-х, в Питер приезжала команда из Сан-Паулу, и я им делал фотоальбом. Денег у них особо не было, и их руководитель подарил мне настоящую футболку сборной, что было редкостью по тем временам. Редкость она и сейчас, потому что на ней три звезды (до 94 года бразильцы были трехкратными чемпионами) и сейчас таких футболок почти не осталось. Я в Бразилии везде ходил в ней и меня пропускали и не брали денег, в том числе и в транспорте.

-У вас есть фото с ЧМ-18, где Акинфеев отбивает ногой удар Аспаса в серии пенальти. Как он получился?

-Я специально не делал общий план, а сосредоточился на Акинфееве. Чувствовал, что он отобьёт.

Игорь Акинфеев

 

«Говорил Карпину, что Джанаев не уровень «Спартака»

— Какой «Спартак» сильнейший на вашей памяти?

— 95/96 год, если бы тогда не раскупили полсостава, дали бы шороху по Европе.

— Как ваши домашние относятся к болению за «Спартак»?

— Никто не поддерживает, но и не осуждает. У меня никто особо футболом не интересуется. Три внука, но не болельщики.

— А вот у вас в армии была история с украинцами.

— Да в 69 году выиграли у них 1:0, Осянин забил, стали чемпионами, я радовался, а они стали предъявлять претензии. Ну так, потолкались немного, пошумели, но без последствий обошлось. Я же командиром отделения был. Побоялись связываться.

— Про Романцева можете рассказать?

— Романцев говорил: «Фёдор Кисляков всегда был рядом со мной. Сделал тысячи снимков. Зафиксировал мою тренерскую карьеру чуть ли не по минутам. Если бы не он, ничего документального, на память не осталось бы. Очень ему благодарен!»

Я вот как-то приехал на базу. А там всегда было правило с 14 до 16 тихий час, ни одна мышь не должна проскочить. Я всегда приезжал накануне матча — пообщаться, в домино поиграть, в шахматы. В этот раз приехал в половине второго, а охранник мне говорит: «Тебя Жиляев приказал не пускать». Ну я подождал до четырёх, зашёл. Иду по базе. Олег Иванович стоит на балконе курит. «Фёдор, чего такой смурной?» — спрашивает. Отвечаю: «Жиляев не пустил на базу». Он снял трубку, напихал Жиляеву. Я с тех пор в любой момент мог зайти на базу, а Жиляев со мной года три не разговаривал.

— С кем еще из спартаковских тренеров близко общались?

— С Карпиным история произошла. Был такой корреспондент Андрей Бодров. Когда Карпин стал генеральным директором в 2008-м, Бодров спросил у него: «Вы будете главным тренером?» Тот ответил: «Никогда». Проходит полгода, Карпин — тренер. Бодров напоминает ему о его обещании и ему тут же отказывают в аккредитации.

— Вот за это? 

— Да, именно за это. В конце того же сезона 2009 вратарь Джанаев ошибается в ряде матчей и «Спартак» упускает чемпионство. А до этого я говорил Валере, что Джанаев не уровень «Спартака». А Карпин отвечал, что тот отличный вратарь. После тех ошибок, я спросил у него: «Ну как, вратарь?». Аккредитации меня не лишили, но разговаривать он со мной перестал.

— Вера во вратарей не раз Валерия Георгиевича подводила. Достаточно вспомнить Песьякова в 2013 году. 

— Песьякова я порекомендовал, кстати, тогда, из «Шинника». Но самое главное — Филимонова я в своё время Старостину посоветовал.

— Из «Текстильщика»? 

— Нет. Я судил первенство России среди ВУЗов в Курске. И он тогда за Йошкар-Олу играл, здорово, уверенно. Приехал на базу после турнира и говорю Старостину: «Николай Петрович, там есть один вратарь здоровенный из Йошкар-Олы, Филимонов, посмотрели бы его». Его посмотрели и взяли в Камышинский «Текстильщик» изначально.

— А, ну там же Павлов тогда был, друг Романцева. 

— Совершенно верно. Вот он его обкатал и на повышение отправил. Я ему тогда ещё сказал: «Филя, ты должен мне проставиться, я тебя рекомендовал в «Спартак» (смеётся).

А потом, в 99-м вот такое случилось с Украиной… Тогда на базе разговоры ходили. Его жена рожать должна была, а он к другой ушёл накануне. Так бы не сделал он этого, глядишь и обошлось бы.

Джанаев тоже тогда не просто так бабочек напускал. Перед игрой с «Крыльями» купил себе белый «Лексус» — жизнь удалась.

 

«Дзюба отдал тысячу рублей вместо трех»

— С Дзюбой знакомы? 

— Да. Помню его ещё с детских лет. Он тогда не был особо техничным. Это сейчас уже поднаторел, а тогда квадраты на тренировках ненавидел. Если вовнутрь заходил, то назад уже не выбирался (смеётся). Делал ему альбом, когда он в «Спартаке» был.

— И он как Бышовец? 

— Нет, отдал. Правда потом уже, через 10 лет, когда в «Зенит» перешёл. Несколько раз пришлось напоминать. А вот кто меня однажды выручил, так это Павлюченко. Тоже должен был мне за альбом три тысячи, вернул пять. Дело было на чемпионате Европе в Польше, у меня сломался объектив, денег было в обрез. Так он узнал и помог.

— А как вам нынешний «Спартак»?

— Да никакой. Нет игры. Нет центрального хава. Вот был у нас Фернандо, до него ещё Алекс был. Вот такой человек нужен в центр — думающий.  Беготня — это не футбол. Рассказов стал меня в последнее время расстраивать. Так хорошо начинал.

— В Тедеско не верите?

Не могу пока понять его. Чего он добивается? Одни эмоции, а мысли не вижу.

Владимир Путин

«Черенков снимает куртку и отдает мне»

— Кто у вас любимый игрок «Спартака» за всё время?

— Фёдор Черенков, конечно. Нравились ещё Цымбаларь, Аленичев.

— Правда, что Черенков вам куртку подарил?

— Было дело. Шёл я в офис «Спартака» легко одетый в одной рубашке, и дождь начался. Навстречу Черенков, видит меня, снимает куртку и отдаёт мне: «Бери, у меня ещё есть». Единственный футболист, с которого я денег никогда не брал. Он пытался дать, но я не брал.

Он в последние дни религиозным стал. Какой-то батюшка посоветовал ему кагор пить. Он мог взять четыре бутылки и все их выпить. Плюс эта болезнь его ещё.

— В «Спартаке» Романцева была традиция — после тренировок основного состава, сотрудники клуба играли. Вас звали?

— Играл. Собирались врачи, массажисты, тренеры, руководство, тот же Есауленко, вице-президент, иногда приезжал. Была история, один раз немного посидели мы после той игры. И был там один водитель автобуса, Николай. Его ещё в своё время Старостин спас от тюрьмы, он там кого-то сбил вроде. Так вот, этот Коля сдал нас всех Жиляеву. Скандал был. Но Олег Иванович мне тогда ничего не сказал.

У нас за всё время только один раз был разговор на повышенных тонах. Ездил я с ними в 98-м в Волгоград. И на обратном пути праздновали победу. И вот на следующий день мне звонит Львов, пресс-атташе, и спрашивает, есть ли у меня фото из самолёта. Я говорю — есть, но только не для публикации. А он взял и опубликовал. А там на одном снимке Романцев с бокалом. Приезжаю потом на чествование — Романцев на меня, а я говорю: «Вот, Саша Львов. Я ему говорил не публиковать». Единственный раз, когда Олег Иванович на меня ругался.

А еще хочу рассказать историю про Фурсу!

В октябре 2014 года «Зенит» в кубке России проиграл «Арсеналу» на своём поле. Я хотел поздравить Дмитрия Аленичева с победой, но меня не пустил охранник. Запретил Сергей Фурса, потому что я был в спартаковской куртке. Я позвонил Фурсе, который был тогда заместителем генерального в «Зените», пристыдил его и сказал, что нельзя опускаться до такого уровня. После чего пошёл в пресс-центр. Туда же потом прибежал Фурса, схватил мою сумку с аппаратурой и выбросил ее на улицу. Попытался выбросить и меня, но я оказал сопротивление. В результате этого конфликта была разбита аппаратура. Общий ущерб около 45 тысяч рублей, который, естественно, никто мне не возместил. ФК «Зенит» лишил меня аккредитации.  Не помогли ни обращение к Дюкову, ничего. А Фурса нынче возглавляет департамент инспектирования РФС и отлично себя чувствует. Передаю ему пламенный привет!

Дмитрий ПЕТРОВ

Использованы фото из личного архива Федора Кислякова 

Отзывы

    Непутевая. Жена экс-звезды АПЛ угодила за решетку