Джок Стейн – первый британский тренер, выигравший Кубок чемпионов и просто величайший шотландский наставник всех времен.

 «Селтик» — моя последняя любовь»

О масштабе личности говорят трофеи и звания. Джок Стейн – первый британский тренер, выигравший Кубок чемпионов (что примечательно – все игроки того «Селтика», который в финале 1967 года обыграл великий «Интер» Эленио Эрерры, родились максимум в 30 милях от клубного стадиона). Также под его руководством «Кельты» девять раз подряд становились чемпионами Шотландии (1966-1974). Плюс еще одно «золото», выигранное в 1977 году, девять Кубков страны и шесть Кубков шотландской лиги.

Стейн включен в Зал славы шотландского спорта и Зал славы шотландского футбола. Болельщики «Селтика» признали его величайшим тренером «Кельтов» всех времен. Трибуна для самых ярых фанатов команды на «Селтик Парке» носит название «Трибуна Джока Стейна», а у самого стадиона установлен памятник легенде. Наконец, по опросу, проведенному газетой «Sunday Herald» в 2003 году, Стейн был признан величайшим шотландским тренером в истории. Он опередил двух культовых сэров из «Манчестер Юнайтед» — Мэтта Басби и Алекса Фергюсона.

А Стейна-человека (кстати, потомственного шахтера из городка Гамильтон в Южном Ланкашире, где на три тысячи жителей двадцать пабов) лучшего всего характеризует цитатник его самых ярких высказываний.

«Когда я возглавил «Селтик», то потерял сразу нескольких друзей. Но если это для них так принципиально – то что это за друзья такие были?».

«У нас лучшие фанаты в мире, но я никогда не видел, чтобы фанаты забивали голы».

«Да, мы выдали отличный сезон, но что же нам делать в следующем году?».

«Никогда не привязывайся к игрокам, ведь когда-нибудь они тебя точно предадут».

«В отличие от многих «Кельтов», я не могу сказать, что «Селтик» был моей первой любовью. Но я могу точно сказать, что он будет моей последней любовью».

«Это все из-за тебя и твоего белого вина!»

Во всех своих книгах Алекс Фергюсон, который познакомился со Стейном еще в 1968 году, когда был игроком «Рейнджерс» (оказалось, они любят ходить в один и тот же ресторан в Глазго), обязательно отводил историям об учителе особое место.

«Мне вспоминается постоянная борьба Джока с Джимми Джонстоном, великолепным игроком «Селтика» и легендарным повесой. Однажды Джок заменил Джимми посреди игры в наказание за отказ выступать на выезде в Европе. Как только Джимми сошел с поля, он выругался: «Одноногий ублюдок!». И пнул скамейку запасных. Футболист тут же убежал в туннель, а громила Джок направился за ним. Джимми в ужасе тут же заперся в раздевалке.

– Открывай дверь!

– Нет, ты же будешь бить меня, – отвечал Джимми.

– Открой сейчас же эту дверь! – повторил Джок. – В последний раз предупреждаю!

Джим открыл дверь и запрыгнул прямо в ванную с горячей водой.

– Вылезай оттуда! – Джок уже кричал.

– Нет, ни за что! – все так же отвечал Джимми, а снаружи, на поле, своим ходом продолжалась игра.

Был случай, когда несколько шотландских футболистов после веселой ночи с горячительными напитками решили запрыгнуть в гребные шлюпки. Вся эта история закончилась тем, что, пока Джимми Джонстон распевал песни, его уносило волнами от берега, а весла он уже умудрился куда-то сбросить. Когда новость дошла до «Селтик Парка» и Стейну доложили, что малютка Джинки был спасен береговой охраной в Ферт-оф-Клайд, тот пошутил: «Лучше бы он утонул. Мы бы устроили в его честь прощальный матч, позаботились бы о его жене, и, возможно, у меня еще остались бы волосы».

Джок был забавным. Припоминаю, когда мы работали вместе с ним в сборной Шотландии, нам удалось победить Англию со счетом 1:0 на «Уэмбли» в мае 1985 года. После этого мы полетели в Рейкьявик на матч со сборной Исландии, и все были очень довольны собой после победы. В ночь нашего прибытия, у персонала был банкет с креветками, лососем и икрой. Великан Джок никогда не пил, но я уговорил его поднять бокал белого вина в честь нашей победы над англичанами.

В игре против Исландии мы еле выцарапали победу с минимальным счетом. Нашу игру можно было назвать катастрофой. И после этого Джок повернулся ко мне и сказал: «Ты это видел? Это все из-за тебя и твоего белого вина!».

В «Селтике» он всегда был очень скромным. Это даже раздражало. Я спрашивал его о Джимми Джонстоне или Бобби Мердоке, ожидая, что он похвастается выбором состава или тактикой, но Джок просто говорил: «О, малютка Джинки сегодня в прекрасной форме». Он никогда не хвалил себя. Я хотел, чтобы он хотя бы раз сказал: «Ну, я решил играть 4-3-3 сегодня, и это сработало». Но он был слишком скромен, чтобы говорить такое.

Как-то Джок пропустил поездку «Селтика» в Америку из-за автомобильной аварии, и Шон Фэллон отправил трех игроков домой из-за плохого поведения.

– Нет, я не поступил бы так, и я сказал Шону об этом, – доверился мне Джок, когда мне удалось прижать его с расспросами. – Таким образом можно нажить себе немало врагов.

– Но болельщики же поймут, – не унимался я.

– Забудь о болельщиках, – сказал Джок. – У этих игроков есть матери. Как думаешь, мать поверит, что ее мальчик плохой? Их жены, братья, отцы и приятели – ты отворачиваешься от них.

И добавил: «Решай такие проблемы в офисе».

Когда Фергюсону в 1974 году предложили возглавить «Сент-Миррен», первым, к кому он обратился за советом, был Стейн. И большой Джок сказал: «Соглашайся, не раздумывая».

Спустя годы в отборочном турнире к чемпионату мира-1986 Фергюсон согласится помогать Стейну в сборной Шотландии, совмещая эту работу с постом главного тренера «Абердина».

«Все в порядке…»

10 сентября 1985 года шотландцам предстоял последний отборочный матч в Кардиффе. Команде Стейна-Фергюсона нужна была как минимум ничья с Уэльсом. Поражение лишало ее шансов на выход из группы.

62-летний Стейн, несмотря на весь свой опыт, жутко переживал. Он уже сделал заявление, что после ЧМ-1986, если шотландцы туда попадут, он закончит работу со сборной, которую возглавлял семь лет. Фергюсон вспоминал – в голосе главного тренера чувствовалось напряжение, а в гостиничном номере на прикроватной тумбочке стояли микстура и две баночки таблеток от гипертонии.

Шотландцы пропустили уже на 13-й минуте – забил будущий форвард Фергюсона в «Манчестер Юнайтед» Марк Хьюз.

Отыграться гостям удалось лишь на 81-й минуте – Дэвид Купер с «точки» не без проблем пробил Невилла Саутхолла (вратарь достал мяч, но тот все же влетел в сетку).

Все это время, при счете 0:1, на Стоке, по воспоминаниям Фергюсона, не было лица. Он сильно потел, его кожа посерела… Помощник попросил врача сборной присмотреть за боссом.

За две минуты до конца Стейн, отогнав особо докучавшего фотографа, вдруг пошел к… скамейке запасных сборной Уэльса. Ему показалось, что судья дал свисток к окончанию матча (на самом деле рефери свистнул фол). Сделав пару шагов, Джок рухнул на землю. Фергюсон и доктор подлетели к тренеру, подхватили его под руки и отвели в подтрибунку, передав работникам стадиона.

Фергюсон в одиночку отработал эти последние минуты, похвалил футболистов за выполненную задачу (матч так и закончился вничью – 1:1) и помчался к медицинскому кабинету. Первым, кого он там встретил, был дисквалифицированный капитан команды Грэм Сунесс. «Похоже, он умер», — только и смог произнести футболист.

Сердце Большого Джека, однажды уже пережившее приступ, в Кардиффе не выдержало и остановилось навсегда. Его последними словами были: «Все в порядке…». Несмотря на все попытки врачей спасти жизнь тренера, он был объявлен мертвым примерно через полчаса после финального свистка.

Как станет известно позднее – перед матчем с Уэльсом Стейн перестал принимать свои таблетки, чтобы быть максимально сосредоточенным на работе и свести на нет любые потенциальные побочные эффекты, к которым может привести прием лекарств. Даже в такой ситуации футбол для него оказался важнее…

Потом уже многие будут искать и находить знаки, которые намекали на страшное.

Джок убедил свою семью не ездить в Кардифф. За несколько недель до матча он заявил в интервью: «Для меня не может быть жизни после футбола». А вечером перед игрой пригласил к себе в номер Фергюсона и Энди Роксбурга, и долго вспоминал с ними свое футбольное прошлое, чего раньше не делал никогда…

Шотландия в итоге выйдет на чемпионат мира, обыграв в дополнительных стыковых матчах лучшую сборную Океании – Австралию. На ЧМ ее повезет Фергюсон. «Я понимал, что в память о Джоке должен сделать это», – позже признается ученик.

Но в Мексике шотландцы займут в своей группе последнее место, набрав лишь одно очко: после поражений от сборных Дании и ФРГ сыграют по нулям с Уругваем. Больше Ферги тренировать сборные не возьмется (хотя англичане предлагали ему эту работу несколько раз). А в память о Стейне в клубном офисе сэра Алекса в «Манчестер Юнайтед» на самом видном месте будет висеть их совместная фотография.

На стадионе «Ниниан Парк», где проходила игра, через 20 лет со дня смерти Стейна откроют мемориальную доску с надписью: «В память о Джоке Стейне, который, к сожалению, навсегда покинул футбол, когда тренировал здесь Шотландию 10 сентября 1985 года. От поклонников во всем мире».

Ну а сами шотландцы до сих пор уверены: 10 сентября 1985 года – это тот день, когда для всех «Тартановых» умер футбол.