Как биатлонисты

Вот все спрашивали: «А зачем вообще Станислав Черчесов повез сборную готовиться в Австрию?». Вопрос, вроде бы, резонный, ведь в том же Новогорске прекрасные условия: и питание, и поля, и тренажерные залы. Но тренерский штаб решил вывезти национальную команду в австрийский Нойштифт.

Сразу пошли разговоры о том, что Черчесов сделал это из своего личного интереса, ведь у него там то ли дача, то ли дом, где живет семья. Разбираться в этом совершенно не хотелось, потому что решение готовиться в среднегорье обосновывается элементарно — на раз-два.

Раз – нашей сборной не на что надеяться в игровом плане (за все время работы в национальной команде Черчесову так и не удалось выстроить хоть какие-то вразумительные взаимодействия на поле), два – в таком случае остается лишь уповать на бешеную физику, которую можно накачать в горах, и потом тупо перебегать всех соперников на чемпионате мира.

Как это? Теория простая: поднимаешься в горы, три недели в накопительном мезоцикле выполняешь большие объемы анаэробной высокоинтенсивной работы, а потом спускаешься на уровень моря и после легкой реакклиматизации начинаешь летать.

Разумеется, это подходит не для всех и не всегда, но очень многие спортсмены из циклических видов спорта прибегают к такому типу подводки к главным стартам. А для сборной Черчесова это, по сути, единственный шанс предъявить соперникам хоть какой-то козырь.

Картинки по запросу черчесов сборы
riafan.ru

Почти по той же схеме действовал Гус Хиддинк перед триумфальным Евро-2008. Наша команда тогда сумела продержаться на пике физических кондиций практически весь турнир. Это помогло нам дожать голландцев в дополнительное время. В экстра-тайме оранжевые практически встали, а россияне во главе с Андреем Аршавиным продолжали носиться на спринтерских скоростях. Но при этом не забывали играть в футбол.

Разница лишь в том, что Хиддинк большую часть упражнений строил через игру с мячом, а у Черчесова по словам очевидцев в первые дни сбора было очень много беготни.

Пусть будет так, эффект подготовки в среднегорье мы увидим в любом случае. За физику отдельных игроков, которые хорошо усвоили нагрузки, переживать не стоит. Но что делать с теми футболистами, физиологический профиль которых не подразумевает подготовку на высоте? И есть ли такие в нашей команде?

В контрольной (не будем злить Станислава Саламовича и называть ее товарищеской) игре против Австрии сборная России, находясь под нагрузками, показала приличный объем движения. И на первый взгляд, никто из игроков, появившихся на поле, по физическим параметрам не выпадал. То, что Владимир Гранат не успевал за Марко Арнаутовичем, не должно удивлять. Он и в лучшей форме ни за что не догонит австрийца.

Лакмусовой бумажкой для физической подготовки нашей сборной может служить состояние Сергея Игнашевича. Он в полном порядке, поэтому опасаться, что тренерский штаб мог убить команду нагрузками, не стоит. Уж если организм 38-летнего защитника ЦСКА справился с тренировочными объемами, значит они были подобраны грамотно. И это первая хорошая новость для нашей команды.

А что по игре?

Проблема в том, что на этом хорошие новости, собственно, и заканчиваются. Дальше, как в том самом мемчике: все очень плохо. В первую очередь, это касается футбольной составляющей. При Черчесове игры у нашей сборной не было, нет и, похоже, не будет.

Были проблески, отдельные эпизоды на том же Кубке Конфедераций, но в остальном – беспросветный мрак. Тренерский штаб почти два года пытался научить сборную играть в формации с тремя центральными защитниками, но не продвинулся дальше билд-апа.

Да, обороняться количеством мы худо-бедно научились, но в созидании не получалось вообще ничего. Изредка на помощь сборной приходили индивидуальные действия Алексея Миранчука, Федора Смолова, Александра Самедова, но добиваться результата это не помогало.

Картинки по запросу австрия - россия футбол
sport-express.ru

Да и что в нашем понимании результат? Два года национальная команда провела в режиме стройки, и главным итогом этой работы должна была стать четкая, понятная игра, отлаженные командные взаимодействия, очерченный круг лидеров, на которых опирается главный тренер.

И что мы видим? За три недели до старта главного турнира в своей истории сборная России меняет схему, а Черчесов не вызывает футболистов, которые еще недавно считались железными кандидатами. Да, в процесс строительства команды вмешались травмы, но они случились не вчера, и план Б можно было задействовать раньше.

Теперь мы выходим играть с Австрией 4-2-3-1 с линией обороны, состоящей из игроков, которые в своих клубах играют по схеме с тремя центральными, пытаемся разыгрывать мяч низом через центр, не имея в составе ни одного классического опорника, выставляем инсайдами Самедова и Юрия Жиркова, одному из которых 34, второму – 35, и ждем, что Александр Головин в одиночку будет разбираться под прессингом трех-четырех игроков соперника.

Да, этот состав мог по ходу игры без единой замены перестроиться на 5-4-1, но если ты проверяешь новый модуль, почему не рискуешь и не выставляешь тех, кто под него подходит? Что мешало выпустить с первых минут тех же Дениса Черышева и Александра Ташаева на фланги, а Жиркова опустить в защиту? Почему не поставить Юрия Газинского в опорную зону? Людей все-таки надо как-то проверять. А если бы тот же Ташаев вышел и трешку загрузил?

Да, есть еще игра с Турцией 5-го июня, но почему-то кажется, что в ней мы вернемся к модулю с тремя центральными защитниками, в очередной раз проверим Игнашевича с Федором Кудряшовым, а потом просто объявим, что Ташаев, Черышев и Федор Чалов не попали в заявку на ЧМ. Так что, друзья, начинайте уже сейчас выбирать сборную, за которую вы будет болеть после вылета нашей. Здесь все понятно.

Сергей ПОДГОРНОВ