Гусар, гуляка и игрок. История уругвайского капитана Хосе Наcаccи Гусар, гуляка и игрок. История уругвайского капитана Хосе Наcаccи #ProstoProSport – о лучших игроках в истории чемпионатов мира по футболу.    На другом конце света Иногда кажется, что первый чемпионат мира по футболу проходил во времена, если и не античные, то почти такие же давние. Причем, устроители заперли его в такое место, что едва своими руками не сорвали состязания. С позиций сегодняшнего дня кажется несколько странноватым, что для первого футбольного турнира с планетарным статусом был избран Уругвай. А это потому, что нам, современным людям, тяжело прочувствовать реалии конца двадцатых-тридцатых годов минувшего столетия. Но даже беглое изучение обстоятельств подталкивает к мысли, что, знаете ли, а ведь не было в тот момент страны, имеющей большие основания для того, чтобы открыть череду мировых первенств. Сборная Уругвая тогда являлась командой №1. Свирепая слава была добыта ей вместе с золотыми медалями (и еще кое-чем, об этом будет ниже) Олимпиад 1924 и 1928 годов, в Париже и Амстердаме соответственно. А тогда более престижных футбольных состязаний просто еще не существовало. Кроме того, Уругвай отмечал свой вековой юбилей, что тогда являлось аргументом для оргкомитета. Принимающая сторона взялась построить для ЧМ-30 специальный стадион на 90 тысяч зрителей и принять за свой счет команды гостей. Последнее обстоятельство, как вы понимаете, было немаловажным. Довольный выбором, действующий глава ФИФА Жюль Римэ взялся рассылать приглашения всем командам-членам организации. Но тут оказалось, что жгучего желания добираться через океан европейские сборные не испытывают. Первый блинчик мирового первенства рисковал скукситься в невыразительный и позорный комочек. Римэ включил все свое влияние и обаяние, и смог-таки заманить в Уругвай французов, бельгийцев, а еще сборные Румынии и Югославии (хорваты, правда, решили игнорировать команду, так что, представлены были только сербы). Остальным было добираться легче. Америку представляли Перу, Мексика, США, Бразилия, Аргентина, Парагвай, Боливия, Чили и хозяева. В приключениях вокруг чемпионата мира 1930 года много наивного и героического. Стилем Жюля Верна изрядно отдает. Скажем, румынские и югославские футболисты были отправлены на турнир лично королями. Причем, румынский монарх хлопотал, чтобы за футболистами сохранили их рабочие места, покуда подданные будут пинать мяч ногами. Сборные Румынии, Франции и Бельгии добирались до места состязаний одним попутным пароходом, подсаживаясь в разных портах. Этот же борт захватил по дороге и бразильцев уже по ту сторону Атлантики. Если тренер был по совместительству еще и рефери – это никого не смущало. В ходе некоторых матчей играть было крайне сложно. Снег мешал. А что такого? В тех широтах июль – зимний месяц. В финале сборные Аргентины и Уругвая чуть не передрались, выясняя, чьим мячом играть. А мудрый бельгийский судья кинул жребий, первый-де тайм пусть мяч будет аргентинским, а во втором – уругвайским. Вот вторым-то первый чемпионат и был выигран.   Игрок и гуляка: Великий и Ужасный Определиться с тем, кого стоит считать главным героем такого экзотического первенства, с современной колокольни посматривая, совсем не так-то и просто. Больно значительно с тех пор системы координат изменились. Проще всего – назвать, например, автора первого гола (француза Люсьена Лорана), или главного бомбардира турнира (аргентинца Гильермо Стабиле – восемь мячей). Как не говори, это пионеры всех мундиальных достижений. Как по мне, тянет на героя и аргентинец Франсиско Варальо. Хотя бы и за невероятное жизнелюбие. Он натурально всех пережил, участников первого чемпионата мира – так точно. Оставил этот мир в вековом возрасте. Но, как автор рубрики, позволю себе волюнтаристское решение и назову самым могучим из плеяды античных стариков мирового первенства 1930 года капитана уругвайцев Хосе Насасси. О таких ярких персонажах книги писать пристало, снимать фильмы (для взрослых). https://twitter.com/classic1904/status/735219955126374400 Хосе провел за сборную 41 матч и все в ранге капитана, чего в Уругвае не было ни до него, ни, тем паче, после. Человек железной воли и нечеловеческих бойцовских качеств. В нем вожака признавали все товарищи по команде, а в той уругвайской дружине хватало сильных характеров. Мы же помним, что речь идет о временах изначального, романтического футбола. Так вот в этом смысле Насасси был эталонным представителем своей эпохи. Бешеный темперамент (все же, как ни говори, мама басконка, а папа итальянец), обостренное чувство справедливости, полная самоотдача на поле и отчаянное гусарство вне его. Тогда важно было показать себя бойцом в игре, что не очень и, во всяком случае, не всегда, увязывалось напрямую с ЗОЖ, режимом и прочими порождениями более поздней футбольной культуры. В конце концов, главным всегда был результат. А уж как его удалось достичь – второй вопрос. Скажем, на парижской Олимпиаде 1924 года, на которой сборная Уругвая заявила о себе всему футбольному миру, а недавно появившийся в ее составе Хосе Насасси показал непререкаемые лидерские качества, латиноамериканские игроки ничего лучше не придумали, как коротать время между матчами, распивая вина с местными кокотками. Привезли домой золотые медали и толпу француженок с очень заниженной социальной ответственностью. Мда… Триумфальное возвращение, чего уж. Парижанки рассосались по Уругваю, и погрузили страну, давайте скажем, что в веселье. На одной из них Насасси женился. И та оказалась любящей женой. Когда легендарного капитана не стало, супруга затосковала так, что пережила его вовсе незначительно. «Маршал», «Великий капитан», «Ужасный» – ничего себе подборка прозвищ была у Хосе, верно? Многое объясняющая. Стального характера был человек… Когда он понял, что умирает от рака, собрал своих друзей, почтенных уже респектабельных джентльменов, с которыми они в свое время выиграли немало сражений. Налил каждому простого крестьянского рисового самогона, как в годы молодости. Выпили, обнялись. Капитан попрощался со своей командой, провел гостей и через несколько часов ушел в мир иной… Его медали были проданы с молотка. Финал первого чемпионата мира по футболу Уругвай – Аргентина был больше, чем матч. Проиграть в нем Хосе Насасси и его парням было смерти подобно. Сражались отчаянно, о чем и счет говорит – 4:2! После игры чуть война не началась. Во всяком случае, уругвайское посольство в Буэнос-Айресе раздосадованные аргентинские болельщики подожгли. Отыграться же в финальной части Чемпионатов мира аргентинцы смогли у Уругвая только в 1986 году, уже при Марадоне.
@Руслан Мармазов
Фото: espn.com

Гусар, гуляка и игрок. История уругвайского капитана Хосе Наcаccи

#ProstoProSport – о лучших игроках в истории чемпионатов мира по футболу. 

 

На другом конце света

Иногда кажется, что первый чемпионат мира по футболу проходил во времена, если и не античные, то почти такие же давние. Причем, устроители заперли его в такое место, что едва своими руками не сорвали состязания. С позиций сегодняшнего дня кажется несколько странноватым, что для первого футбольного турнира с планетарным статусом был избран Уругвай. А это потому, что нам, современным людям, тяжело прочувствовать реалии конца двадцатых-тридцатых годов минувшего столетия.

Но даже беглое изучение обстоятельств подталкивает к мысли, что, знаете ли, а ведь не было в тот момент страны, имеющей большие основания для того, чтобы открыть череду мировых первенств. Сборная Уругвая тогда являлась командой №1. Свирепая слава была добыта ей вместе с золотыми медалями (и еще кое-чем, об этом будет ниже) Олимпиад 1924 и 1928 годов, в Париже и Амстердаме соответственно. А тогда более престижных футбольных состязаний просто еще не существовало.

Кроме того, Уругвай отмечал свой вековой юбилей, что тогда являлось аргументом для оргкомитета. Принимающая сторона взялась построить для ЧМ-30 специальный стадион на 90 тысяч зрителей и принять за свой счет команды гостей.

Последнее обстоятельство, как вы понимаете, было немаловажным. Довольный выбором, действующий глава ФИФА Жюль Римэ взялся рассылать приглашения всем командам-членам организации. Но тут оказалось, что жгучего желания добираться через океан европейские сборные не испытывают.

Первый блинчик мирового первенства рисковал скукситься в невыразительный и позорный комочек. Римэ включил все свое влияние и обаяние, и смог-таки заманить в Уругвай французов, бельгийцев, а еще сборные Румынии и Югославии (хорваты, правда, решили игнорировать команду, так что, представлены были только сербы).

Остальным было добираться легче. Америку представляли Перу, Мексика, США, Бразилия, Аргентина, Парагвай, Боливия, Чили и хозяева.

В приключениях вокруг чемпионата мира 1930 года много наивного и героического. Стилем Жюля Верна изрядно отдает. Скажем, румынские и югославские футболисты были отправлены на турнир лично королями. Причем, румынский монарх хлопотал, чтобы за футболистами сохранили их рабочие места, покуда подданные будут пинать мяч ногами. Сборные Румынии, Франции и Бельгии добирались до места состязаний одним попутным пароходом, подсаживаясь в разных портах. Этот же борт захватил по дороге и бразильцев уже по ту сторону Атлантики. Если тренер был по совместительству еще и рефери – это никого не смущало. В ходе некоторых матчей играть было крайне сложно.

Снег мешал. А что такого? В тех широтах июль – зимний месяц.

В финале сборные Аргентины и Уругвая чуть не передрались, выясняя, чьим мячом играть. А мудрый бельгийский судья кинул жребий, первый-де тайм пусть мяч будет аргентинским, а во втором – уругвайским. Вот вторым-то первый чемпионат и был выигран.

 

Игрок и гуляка: Великий и Ужасный

Определиться с тем, кого стоит считать главным героем такого экзотического первенства, с современной колокольни посматривая, совсем не так-то и просто. Больно значительно с тех пор системы координат изменились. Проще всего – назвать, например, автора первого гола (француза Люсьена Лорана), или главного бомбардира турнира (аргентинца Гильермо Стабиле – восемь мячей). Как не говори, это пионеры всех мундиальных достижений.

Как по мне, тянет на героя и аргентинец Франсиско Варальо. Хотя бы и за невероятное жизнелюбие. Он натурально всех пережил, участников первого чемпионата мира – так точно. Оставил этот мир в вековом возрасте.

Но, как автор рубрики, позволю себе волюнтаристское решение и назову самым могучим из плеяды античных стариков мирового первенства 1930 года капитана уругвайцев Хосе Насасси. О таких ярких персонажах книги писать пристало, снимать фильмы (для взрослых).

https://twitter.com/classic1904/status/735219955126374400

Хосе провел за сборную 41 матч и все в ранге капитана, чего в Уругвае не было ни до него, ни, тем паче, после. Человек железной воли и нечеловеческих бойцовских качеств. В нем вожака признавали все товарищи по команде, а в той уругвайской дружине хватало сильных характеров.

Мы же помним, что речь идет о временах изначального, романтического футбола. Так вот в этом смысле Насасси был эталонным представителем своей эпохи. Бешеный темперамент (все же, как ни говори, мама басконка, а папа итальянец), обостренное чувство справедливости, полная самоотдача на поле и отчаянное гусарство вне его. Тогда важно было показать себя бойцом в игре, что не очень и, во всяком случае, не всегда, увязывалось напрямую с ЗОЖ, режимом и прочими порождениями более поздней футбольной культуры. В конце концов, главным всегда был результат. А уж как его удалось достичь – второй вопрос.

Скажем, на парижской Олимпиаде 1924 года, на которой сборная Уругвая заявила о себе всему футбольному миру, а недавно появившийся в ее составе Хосе Насасси показал непререкаемые лидерские качества, латиноамериканские игроки ничего лучше не придумали, как коротать время между матчами, распивая вина с местными кокотками.

Привезли домой золотые медали и толпу француженок с очень заниженной социальной ответственностью. Мда… Триумфальное возвращение, чего уж. Парижанки рассосались по Уругваю, и погрузили страну, давайте скажем, что в веселье. На одной из них Насасси женился. И та оказалась любящей женой. Когда легендарного капитана не стало, супруга затосковала так, что пережила его вовсе незначительно.

«Маршал», «Великий капитан», «Ужасный» – ничего себе подборка прозвищ была у Хосе, верно? Многое объясняющая. Стального характера был человек… Когда он понял, что умирает от рака, собрал своих друзей, почтенных уже респектабельных джентльменов, с которыми они в свое время выиграли немало сражений. Налил каждому простого крестьянского рисового самогона, как в годы молодости. Выпили, обнялись. Капитан попрощался со своей командой, провел гостей и через несколько часов ушел в мир иной…

Его медали были проданы с молотка.

Финал первого чемпионата мира по футболу Уругвай – Аргентина был больше, чем матч. Проиграть в нем Хосе Насасси и его парням было смерти подобно. Сражались отчаянно, о чем и счет говорит – 4:2! После игры чуть война не началась. Во всяком случае, уругвайское посольство в Буэнос-Айресе раздосадованные аргентинские болельщики подожгли.

Отыграться же в финальной части Чемпионатов мира аргентинцы смогли у Уругвая только в 1986 году, уже при Марадоне.