«Нант»: канарейки, опалившие крылышки «Нант»: канарейки, опалившие крылышки ПростоПроСпорт и Total Football представляют.  Этот французский клуб стал для нас в середине 90-х чуть-чуть своим, потому что судьба то и дело сводила его с российскими соперниками. Поочередно с «Нантом» встречались «Ротор», камышинский «Текстильщик», «Спартак». А ранее, в 1980 году, еще и «Динамо». И ни одной из наших команд не удалось пройти «канареек», как прозвали команду во Франции за желтый цвет футболок. Но ничто не вечно под луной. По итогам минувшего сезона «Нант» покинул высший дивизион, в котором неизменно выступал с 1963 года, - дольше, чем какой-либо другой клуб страны.   Российским любителям футбола особенно памятны, наверное, встречи «Нанта» со «Спартаком» весной 1996 года. Все-таки это был четвертьфинал Лиги чемпионов, в который красно-белые попали после стопроцентного результата в групповом турнире, набрав 18 очков из 18 возможных. Но за зиму команда рассталась с Онопко, Черчесовым, Юраном, Кульковым, из-за тяжелой травмы выбыл из строя на целый год Хлестов. На выезде Ндорам и Уэдек принесли победу французам со счетом 2:0. В московском матче Георгий Ярцев, принявший бразды правления после временной отставки с поста главного тренера Олега Романцева, выдвинул в полузащиту Никифорова, который двумя мощными ударами свел преимущество соперника на нет. Потом, увы, арбитр Мументалер не назначил пенальти за нарушение против Кечинова, за что у нас на швейцарца повесили всех собак, а Уэдек ответил дублем. Поразительно, каким «специалистом по России» оказался этот форвард! На его счету 10 из 13 голов «Нанта» в шести матчах с тремя российскими клубами. В ту пору «канарейки» были орлами. А руководил ими человек-легенда «Нанта» Жан-Клод Сюодо, которого и коллеги, и журналисты звали запросто Коко. Игрок в 60-е, затем руководитель центра подготовки (1973 - 1982) и многолетний главный тренер (1982 - 1988 и 1991 - 1997), он сегодня винит себя за то, что в свое время покинул клуб, хотя предчувствовал тяжелые времена. Оказавшийся сейчас на тренерском посту Мишель Дер Закарян признался в одном из интервью, что, еще будучи воспитанником центра подготовки, записывал тренировки Сюодо. Записи сохранились до сих пор, и они по-прежнему актуальны. «Коко обогнал свое время», - заметил Дер Закарян. До недавнего времени клуб имел репутацию «домашнего», как отзываются во Франции о провинциальных командах с «человеческим лицом». О нем с теплотой вспоминали бывшие игроки. Работали в нем с воодушевлением свои люди, в прошлом выходившие биться за «канареек» на футбольное поле. Для российских журналистов, приехавших весной 1996 года освещать матч со «Спартаком», устроили обед, всем подарили наборы французских вин. Представить себе нечто подобное в «ПСЖ» или «Марселе» немыслимо. Провинциальность и относительная скромность возможностей не мешала «Нанту» время от времени добиваться весомых результатов. Клуб - восьмикратный чемпион страны и трехкратный обладатель Кубка Франции. Больше титулов у «Сент-Этьена» (10+5) и «Марселя» (8+10). «Монако» становился чемпионом семь раз, завоевывал Кубок Франции пять раз и однажды выиграл Кубок лиги. Но все они в прошлом из высшего дивизиона вылетали. «Марсель», например, не только изгонялся на два года в 90-х за попытку дачи взяток соперникам, о чем все хорошо помнят, но и провел четыре сезона в D-2 в 80-е годы вследствие слабых спортивных результатов. А нынешний лидер французского футбола «Лион» присутствует в классе сильнейших беспрерывно только с 1989 года. Но, даже завоевывая чемпионские звания, «Нант» был вынужден продавать игроков, чтобы латать дыры в бюджете. Достаточно сказать, что из его пенат вышли три чемпиона мира 1998 года: Дидье Дешам, Марсель Десайи и Кристиан Карамбе. Это был эдакий французский «Аякс», который, с одной стороны, славился подготовкой резервов, а с другой, регулярно отпускал футболистов в более благополучные в финансовом отношении клубы. А Коко прозвали «плакальщицей», так как тот невольно жаловался, что не может подыскать ушедшим равноценные замены. Карамбе и Патрис Локо покинули команду после завоевания клубом чемпионского звания в 1995 году. Через год с ней расстались Рейнальд Педрос и Николя Уэдек, еще год спустя - Клод Макелеле. Судьба их складывалась по-разному. Если Карамбе поиграл в «Реале», стал чемпионом мира и Европы, а Макелеле сделал себе громкое имя в том же «Реале» и «Челси», то прочие «канареечные» герои середины 90-х в других клубах себя не реализовали. А ведь Сюодо предупреждал, что они сильны прежде всего вместе (кстати, журналисты часто сравнивали былой «Нант», любящий комбинационный техничный футбол, со «Спартаком» времен Олега Романцева). Локо поиграл в «ПСЖ», мелькнул в «Лионе», но, имея серьезные проблемы с психикой, ограничился в основном выступлениями за скромные команды. Уэдек ничем себя не проявил ни в «Эспаньоле», ни в «ПСЖ», закончил карьеру в Китае, а теперь работает на радио. Педрос менял команды как перчатки. В его послужном списке значатся «Марсель», «Парма», «Наполи», «Лион», однако нигде он надолго не задерживался, а к прежнему уровню и близко не подбирался. Показательно, что с ноября 96-го его больше не вызывали в сборную, за которую он сыграл в общей сложности 25 матчей.   В 2001 году «Нант» в восьмой раз стал чемпионом. При этом он не имел в составе выдающихся футболистов. Самыми яркими фигурами были, пожалуй, вратарь Микаэль Ландро и полузащитник Эрик Каррьер, сразу перешедший в «Лион», в составе которого выиграл еще три чемпионских звания. Но к солнцу «Канарейки» больше не взлетали. Более того, забыв о преемственности, они понеслись в пропасть. Именно тогда клуб был приобретен издательской группой Socpresse, самым известным элементом которой является газета Le Figaro. Президентом «Нанта» был назначен Жан-Люк Грипон, крутившийся в «Формуле 1», но совершенно не известный в футбольных кругах и мало что смысливший в футболе вообще. Спустя три года владельцем издательской группы стала авиапромышленная компания Dassault. Ее босс Серж Дассо, которому нынче 82 года, в дела «канареек» не влезал, демонстрируя по отношению к ним полное безразличие. Главной заботой этого человека, которого журнал Forbes поставил на 56-е место среди самых богатых людей мира, было не терпеть из-за футбола серьезных убытков. Грипон же начал с того, что уволил в декабре 2001 года Рейнальда Денуэкса, преданного клубу человека, который по весне привел команду к чемпионскому званию. «Нант» шел в тот момент предпоследним, но лишь на одно очко отставал от спасительного 17-го места и на шесть - от девятого. При этом он с блеском преодолел первый групповой турнир Лиги чемпионов, набрав 11 очков и опередив «Галатасарай», ПСВ и «Лацио». Но Грипон был одержим наполеоновскими планами. Он заявлял, что сделает из «Нанта» французский «Манчестер Юнайтед». И для начала принялся искоренять «канареечные» традиции,  убирать людей, их поддерживающих.   В клубе, который славился терпимостью по отношению к тренерам, началась кадровая чехарда. За предыдущие 38 лет в высшем дивизионе с командой работали только пять человек: Жозе Аррибас, Жан Венсан, Жан-Клод Сюодо, Мирослав Блажевич и Рейнальд Денуэкс (Сюодо, правда, принимал ее дважды). За последующие 6 лет - столько же: Анхель Маркос, Лоик Амисс, Серж Ле Дизе, Жорж Эо и, наконец, на финише минувшего сезона тандем Мишель Дер Закарян - Жафет Ндорам. Причем в ходе последнего сезона произошло сразу две смены. Хотя это, конечно, далеко не национальный рекорд - в сезоне-2001/02 «Марсель» познал пять тренерских перестановок. Два года назад «Нант» избежал вылета из высшего дивизиона благодаря победе в заключительном туре. Тогда в матче предпоследнего тура в Сошо болельщики клуба устроили бесчинства: выбежали на поле, вырвали более 150 кресел и хотели физически расправиться с президентом Грипоном. Тот хорохорился, говорил, что не уйдет, но, в конце концов, группа Dassault заменила его на Руди Русийона, близкого к Сержу Дассо. Впрочем, Грипон все-таки остался в клубном руководстве. Следующий сезон «Нант» закончил на 14-м месте. После него команду покинули Ландро и полузащитник Жереми Тулалан, в то время еще только кандидат в сборную Франции. О Ландро, в котором видели главного фрондера, начальники совсем не тужили. «Обстановка в раздевалке будет чище», - якобы заявила Натали Шайю, спутница жизни Русийона, которая постоянно присутствовала на собраниях команды. Специалисты, в свою очередь, говорили, что в лице Ландро команда потеряла душу, а в лице Тулалана - сердце, эдакий пламенный мотор. Тем не менее Русийон оптимистично объявил, что в 2007 году команда финиширует в первой шестерке. Президент вернул в лоно родного клуба Жафета Ндорама в качестве главного тренера-селекционера. Это понравилось мэру города Нант Жан-Марку Эйро, который одно время хотел сделать уроженца Чада своим заместителем по вопросам спорта. Но в «Монако» Ндорам был лишь одним из многих селекционеров. Став главным, он принялся набирать игроков за рубежом. Тем более что выращивание собственных кадров пришло в упадок - Русийон им вообще не интересовался, знать не знал, как зовут тренеров центра подготовки. В футбольных кругах с горечью говорили: у «Нанта» есть президент команды, но нет президента клуба. Ндорам рапортовал о завершении селекционной кампании еще в середине июня: «канарейки», таким образом, провели ее быстрее всех. Однако уволенный уже в сентябре с поста главного тренера Серж Ле Дизе в интервью France Football не скрывал, что бывший партнер его подвел. «Ндорам - самый великий игрок, вместе с которым мне доводилось выходить на поле, но как тренер… Увольте», - сказал бывший защитник «канареек». Ле Дизе заявил также, что Жорж Эо, поддерживавший приятельские отношения с президентом, его откровенно подсидел. Когда «Нант» после шести туров набрал только три очка, помощник главного дал интервью Ouest-France, в котором ничтоже сумняшеся признался, что чувствует в себе внутренние силы, дабы принять команду. Серж Дассо, недолго думая, отдал команду «фас». «Если он плох, отправьте его в отставку», - бросил босс изданию Presse Ocean реплику относительно Ле Дизе. Эо, впрочем, продержался во главе команды недолго: в феврале с нею уже работал тандем Дер Закарян - Ндорам. Спасти «канареек» от падения им, однако, не было суждено. Как заметил в конце сезона Марсель Десайи, «нельзя долго шутить с вылетом - в конце концов, судьба схватит за шиворот». Теперь Ндорам возвращается к селекции, а Дер Зум будет пытаться вернуть команду в класс сильнейших.   Робер Будзински, в течение 35 лет работавший спортивным директором «Нанта», подчеркивал по ходу сезона, что команде недостает лидера. Президент в свою очередь решил, что подыскал такового в лице Фабьена Бартеза, оказавшегося после ЧМ-2006 не у дел: вратарь рассчитывал поиграть в «Тулузе», в которой начинался его спортивный путь, чтобы быть ближе к престарелой матери, но его в этом клубе не ждали. И вот в середине сезона чемпион мира-98 и Европы-2000 согласился помочь «Нанту». При этом, правда, сразу заявил, что едет поиграть для собственного удовольствия. Это никак не соответствовало образу спасателя. В итоге Бартез не столько помог, сколько внес раздор. Вратарь держался в команде заносчиво, капризничал, так что болельщики, обыгрывая закрепившееся за ним прозвище Лысое Божество, стали величать его Лысой Дивой: слова divin («божество») и diva (с ударением на последний слог) во французском созвучны. Едва появившись в «Нанте», голкипер потребовал, чтобы тренер вратарей и тренер по физподготовке пожертвовали рождественским отпуском и помогли ему набрать форму. Когда же один из них заикнулся, что хотел бы провести выходные с семьей, звезда выступила с угрозой, что пригласит кого-нибудь другого, но это, простите, будет до конца сезона. 3-го января Бартез демонстративно покинул тренировку, поскольку партнеры слишком сильно, на его взгляд, били по воротам в упор, а в конце апреля, совершив на тренировке грубый подкат против Пайета, заявил, что «хорошо позабавился». Голкипер вел себя подчеркнуто обособленно и даже не здоровался с партнерами. Конечно, у него сразу возникла напряженность в отношениях с ветераном «Нанта» Николя Савино и всеми теми, кто дружит с Ландро, одним из вратарей сборной Франции. Победитель Лиги чемпионов в 1993 году в составе «Марселя», Бартез блестяще защищал ворота на «Велодроме», где с почетной нулевой ничьей начал работу в «Нанте» тренерский тандем Дер Закарян - Ндорам, но его грубые ошибки привели к поражениям от прямых конкурентов - «Труа» (на выезде) и «Седана» (дома). Мессия не оправдал надежд. Развязка наступила после матча 34-го тура с «Ренном». До начала игры и в ходе нее болельщики освистывали голкипера, скандировали в его адрес оскорбления, а по ее окончании на парковке возле стадиона «Ля Божуар» к вратарю привязались пять или шесть человек. То ли Бартеза вытащили из его Porsche, то ли он вышел сам, но вспыхнула драка, которую остановила подоспевшая полиция. Бартез говорил, что нападавшие колотили по его машине руками и ногами, но, по свидетельству France Football, после инцидента на автомобиле не было никаких вмятин и прочих следов «избиения». Вратарь же заявил, что опасается за безопасность - как собственную, так и членов своей семьи. За четыре тура до конца чемпионата он покинул тонущий корабль, разорвав контракт.   Эпилогом в провальном сезоне «Нанта» послужил эпизод под занавес его последнего матча перед расставанием с высшим дивизионом. За три минуты до финального свистка на футбольное поле вторглись толпы зрителей - одна или две тысячи человек. Матч был прерван при счете 0:0, да так и не возобновлен. «Тулузе» присудили победу, которая в итоге позволила ей занять третье место и получить путевку в 3-й отборочный раунд Лиги чемпионов. Получилось, что болельщики «Нанта» отблагодарили фанатов из «Тулузы», которые приехали в майках с надписью: «Крепись, «Нант», до скорой встречи в D-1». Зато Сержу Дассо и клубным руководителям любители футбола Нанта адресовали недвусмысленное послание: «Уматывайте вслед за Бартезом!» Глас народа услышали и местные руководители. За продажу Сержем Дассо клуба высказались и мэр Жан-Марк Эйро, и глава региона Земли Луары Жар Оксьетт, подчеркнувший, что футбольным клубом нельзя руководить так же, как промышленным предприятием, что его боссы не сумели должным образом вписаться в местный ландшафт. Найдет ли Dassault покупателя для команды, стоимость которой оценивается в 5-8 миллиардов евро? На момент написания статьи такового не имелось. Но надо было спешить: 27 июля - старт нового чемпионата, а в команде уже полным ходом идет кадровая перестройка. Уходят, понятно, вовсе не худшие. Перебрался в «Генгам» 31-летний Савино, который начинал играть в 1995 году под началом Сюодо и при уходе заявил, что всегда хотел закончить карьеру в «Нанте» «Мое сердце навсегда останется желто-зеленым», - сказал защитник. Расстается с клубом 32-летний Фредерик Да Роша, выступавший за «канареек» с 16-летнего возраста. Надежда французского футбола Димитри Пайет оказался в «Сент-Этьене». Эмерс Фаэ никогда не скрывал желания играть за «ПСЖ», а «Севилья» в январе предложила за него 5,5 миллиона евро. Пьерони и Зиани имели в контрактах пункты, позволяющие покинуть «Нант» в случае его вылета. Заири, очевидно, вернется в «Боавишту», Олиеч - в Катар. Были предложения у Синьорино и Четто. Роббер Будзински в интервью интернет-сайту Football 365.fr прямо заявил, что надо строить новую команду, а набирать в нее следует физически крепких и психологически устойчивых игроков, в том числе из второго дивизиона, которым не понаслышке известны сражения в этом эшелоне французского футбола. Тем более что «Нанту» не раз ставили в упрек нехватку боевитости. Очевидно, что в предстоящем сезоне на «канареек» будет работать имя. Да и бюджет во второй лиге у них окажется, видимо, самым солидным. Но когда они взлетят вверх, никому не известно. Олег Морозов, Total Football, №8 (2007)
175 @roganov22
Фото: besthqwallpapers.com

«Нант»: канарейки, опалившие крылышки

ПростоПроСпорт и Total Football представляют. 

Этот французский клуб стал для нас в середине 90-х чуть-чуть своим, потому что судьба то и дело сводила его с российскими соперниками. Поочередно с «Нантом» встречались «Ротор», камышинский «Текстильщик», «Спартак». А ранее, в 1980 году, еще и «Динамо». И ни одной из наших команд не удалось пройти «канареек», как прозвали команду во Франции за желтый цвет футболок.

Но ничто не вечно под луной. По итогам минувшего сезона «Нант» покинул высший дивизион, в котором неизменно выступал с 1963 года, — дольше, чем какой-либо другой клуб страны.

 

Российским любителям футбола особенно памятны, наверное, встречи «Нанта» со «Спартаком» весной 1996 года. Все-таки это был четвертьфинал Лиги чемпионов, в который красно-белые попали после стопроцентного результата в групповом турнире, набрав 18 очков из 18 возможных. Но за зиму команда рассталась с Онопко, Черчесовым, Юраном, Кульковым, из-за тяжелой травмы выбыл из строя на целый год Хлестов. На выезде Ндорам и Уэдек принесли победу французам со счетом 2:0. В московском матче Георгий Ярцев, принявший бразды правления после временной отставки с поста главного тренера Олега Романцева, выдвинул в полузащиту Никифорова, который двумя мощными ударами свел преимущество соперника на нет. Потом, увы, арбитр Мументалер не назначил пенальти за нарушение против Кечинова, за что у нас на швейцарца повесили всех собак, а Уэдек ответил дублем. Поразительно, каким «специалистом по России» оказался этот форвард! На его счету 10 из 13 голов «Нанта» в шести матчах с тремя российскими клубами.

В ту пору «канарейки» были орлами. А руководил ими человек-легенда «Нанта» Жан-Клод Сюодо, которого и коллеги, и журналисты звали запросто Коко. Игрок в 60-е, затем руководитель центра подготовки (1973 — 1982) и многолетний главный тренер (1982 — 1988 и 1991 — 1997), он сегодня винит себя за то, что в свое время покинул клуб, хотя предчувствовал тяжелые времена.

Оказавшийся сейчас на тренерском посту Мишель Дер Закарян признался в одном из интервью, что, еще будучи воспитанником центра подготовки, записывал тренировки Сюодо. Записи сохранились до сих пор, и они по-прежнему актуальны. «Коко обогнал свое время», — заметил Дер Закарян.

До недавнего времени клуб имел репутацию «домашнего», как отзываются во Франции о провинциальных командах с «человеческим лицом». О нем с теплотой вспоминали бывшие игроки. Работали в нем с воодушевлением свои люди, в прошлом выходившие биться за «канареек» на футбольное поле. Для российских журналистов, приехавших весной 1996 года освещать матч со «Спартаком», устроили обед, всем подарили наборы французских вин. Представить себе нечто подобное в «ПСЖ» или «Марселе» немыслимо.

Провинциальность и относительная скромность возможностей не мешала «Нанту» время от времени добиваться весомых результатов. Клуб — восьмикратный чемпион страны и трехкратный обладатель Кубка Франции. Больше титулов у «Сент-Этьена» (10+5) и «Марселя» (8+10). «Монако» становился чемпионом семь раз, завоевывал Кубок Франции пять раз и однажды выиграл Кубок лиги. Но все они в прошлом из высшего дивизиона вылетали. «Марсель», например, не только изгонялся на два года в 90-х за попытку дачи взяток соперникам, о чем все хорошо помнят, но и провел четыре сезона в D-2 в 80-е годы вследствие слабых спортивных результатов. А нынешний лидер французского футбола «Лион» присутствует в классе сильнейших беспрерывно только с 1989 года.

Но, даже завоевывая чемпионские звания, «Нант» был вынужден продавать игроков, чтобы латать дыры в бюджете. Достаточно сказать, что из его пенат вышли три чемпиона мира 1998 года: Дидье Дешам, Марсель Десайи и Кристиан Карамбе. Это был эдакий французский «Аякс», который, с одной стороны, славился подготовкой резервов, а с другой, регулярно отпускал футболистов в более благополучные в финансовом отношении клубы. А Коко прозвали «плакальщицей», так как тот невольно жаловался, что не может подыскать ушедшим равноценные замены.

Карамбе и Патрис Локо покинули команду после завоевания клубом чемпионского звания в 1995 году. Через год с ней расстались Рейнальд Педрос и Николя Уэдек, еще год спустя — Клод Макелеле. Судьба их складывалась по-разному. Если Карамбе поиграл в «Реале», стал чемпионом мира и Европы, а Макелеле сделал себе громкое имя в том же «Реале» и «Челси», то прочие «канареечные» герои середины 90-х в других клубах себя не реализовали. А ведь Сюодо предупреждал, что они сильны прежде всего вместе (кстати, журналисты часто сравнивали былой «Нант», любящий комбинационный техничный футбол, со «Спартаком» времен Олега Романцева). Локо поиграл в «ПСЖ», мелькнул в «Лионе», но, имея серьезные проблемы с психикой, ограничился в основном выступлениями за скромные команды. Уэдек ничем себя не проявил ни в «Эспаньоле», ни в «ПСЖ», закончил карьеру в Китае, а теперь работает на радио. Педрос менял команды как перчатки. В его послужном списке значатся «Марсель», «Парма», «Наполи», «Лион», однако нигде он надолго не задерживался, а к прежнему уровню и близко не подбирался. Показательно, что с ноября 96-го его больше не вызывали в сборную, за которую он сыграл в общей сложности 25 матчей.

 

В 2001 году «Нант» в восьмой раз стал чемпионом. При этом он не имел в составе выдающихся футболистов. Самыми яркими фигурами были, пожалуй, вратарь Микаэль Ландро и полузащитник Эрик Каррьер, сразу перешедший в «Лион», в составе которого выиграл еще три чемпионских звания. Но к солнцу «Канарейки» больше не взлетали. Более того, забыв о преемственности, они понеслись в пропасть.

Именно тогда клуб был приобретен издательской группой Socpresse, самым известным элементом которой является газета Le Figaro. Президентом «Нанта» был назначен Жан-Люк Грипон, крутившийся в «Формуле 1», но совершенно не известный в футбольных кругах и мало что смысливший в футболе вообще.

Спустя три года владельцем издательской группы стала авиапромышленная компания Dassault. Ее босс Серж Дассо, которому нынче 82 года, в дела «канареек» не влезал, демонстрируя по отношению к ним полное безразличие. Главной заботой этого человека, которого журнал Forbes поставил на 56-е место среди самых богатых людей мира, было не терпеть из-за футбола серьезных убытков.

Грипон же начал с того, что уволил в декабре 2001 года Рейнальда Денуэкса, преданного клубу человека, который по весне привел команду к чемпионскому званию. «Нант» шел в тот момент предпоследним, но лишь на одно очко отставал от спасительного 17-го места и на шесть — от девятого. При этом он с блеском преодолел первый групповой турнир Лиги чемпионов, набрав 11 очков и опередив «Галатасарай», ПСВ и «Лацио». Но Грипон был одержим наполеоновскими планами. Он заявлял, что сделает из «Нанта» французский «Манчестер Юнайтед». И для начала принялся искоренять «канареечные» традиции,  убирать людей, их поддерживающих.

 

В клубе, который славился терпимостью по отношению к тренерам, началась кадровая чехарда. За предыдущие 38 лет в высшем дивизионе с командой работали только пять человек: Жозе Аррибас, Жан Венсан, Жан-Клод Сюодо, Мирослав Блажевич и Рейнальд Денуэкс (Сюодо, правда, принимал ее дважды). За последующие 6 лет — столько же: Анхель Маркос, Лоик Амисс, Серж Ле Дизе, Жорж Эо и, наконец, на финише минувшего сезона тандем Мишель Дер Закарян — Жафет Ндорам. Причем в ходе последнего сезона произошло сразу две смены. Хотя это, конечно, далеко не национальный рекорд — в сезоне-2001/02 «Марсель» познал пять тренерских перестановок.

Два года назад «Нант» избежал вылета из высшего дивизиона благодаря победе в заключительном туре. Тогда в матче предпоследнего тура в Сошо болельщики клуба устроили бесчинства: выбежали на поле, вырвали более 150 кресел и хотели физически расправиться с президентом Грипоном. Тот хорохорился, говорил, что не уйдет, но, в конце концов, группа Dassault заменила его на Руди Русийона, близкого к Сержу Дассо. Впрочем, Грипон все-таки остался в клубном руководстве.

Следующий сезон «Нант» закончил на 14-м месте. После него команду покинули Ландро и полузащитник Жереми Тулалан, в то время еще только кандидат в сборную Франции. О Ландро, в котором видели главного фрондера, начальники совсем не тужили. «Обстановка в раздевалке будет чище», — якобы заявила Натали Шайю, спутница жизни Русийона, которая постоянно присутствовала на собраниях команды. Специалисты, в свою очередь, говорили, что в лице Ландро команда потеряла душу, а в лице Тулалана — сердце, эдакий пламенный мотор. Тем не менее Русийон оптимистично объявил, что в 2007 году команда финиширует в первой шестерке.

Президент вернул в лоно родного клуба Жафета Ндорама в качестве главного тренера-селекционера. Это понравилось мэру города Нант Жан-Марку Эйро, который одно время хотел сделать уроженца Чада своим заместителем по вопросам спорта. Но в «Монако» Ндорам был лишь одним из многих селекционеров. Став главным, он принялся набирать игроков за рубежом. Тем более что выращивание собственных кадров пришло в упадок — Русийон им вообще не интересовался, знать не знал, как зовут тренеров центра подготовки. В футбольных кругах с горечью говорили: у «Нанта» есть президент команды, но нет президента клуба.

Ндорам рапортовал о завершении селекционной кампании еще в середине июня: «канарейки», таким образом, провели ее быстрее всех. Однако уволенный уже в сентябре с поста главного тренера Серж Ле Дизе в интервью France Football не скрывал, что бывший партнер его подвел. «Ндорам — самый великий игрок, вместе с которым мне доводилось выходить на поле, но как тренер… Увольте», — сказал бывший защитник «канареек».

Ле Дизе заявил также, что Жорж Эо, поддерживавший приятельские отношения с президентом, его откровенно подсидел. Когда «Нант» после шести туров набрал только три очка, помощник главного дал интервью Ouest-France, в котором ничтоже сумняшеся признался, что чувствует в себе внутренние силы, дабы принять команду. Серж Дассо, недолго думая, отдал команду «фас». «Если он плох, отправьте его в отставку», — бросил босс изданию Presse Ocean реплику относительно Ле Дизе.

Эо, впрочем, продержался во главе команды недолго: в феврале с нею уже работал тандем Дер Закарян — Ндорам. Спасти «канареек» от падения им, однако, не было суждено. Как заметил в конце сезона Марсель Десайи, «нельзя долго шутить с вылетом — в конце концов, судьба схватит за шиворот». Теперь Ндорам возвращается к селекции, а Дер Зум будет пытаться вернуть команду в класс сильнейших.

 

Робер Будзински, в течение 35 лет работавший спортивным директором «Нанта», подчеркивал по ходу сезона, что команде недостает лидера. Президент в свою очередь решил, что подыскал такового в лице Фабьена Бартеза, оказавшегося после ЧМ-2006 не у дел: вратарь рассчитывал поиграть в «Тулузе», в которой начинался его спортивный путь, чтобы быть ближе к престарелой матери, но его в этом клубе не ждали. И вот в середине сезона чемпион мира-98 и Европы-2000 согласился помочь «Нанту». При этом, правда, сразу заявил, что едет поиграть для собственного удовольствия. Это никак не соответствовало образу спасателя.

В итоге Бартез не столько помог, сколько внес раздор. Вратарь держался в команде заносчиво, капризничал, так что болельщики, обыгрывая закрепившееся за ним прозвище Лысое Божество, стали величать его Лысой Дивой: слова divin («божество») и diva (с ударением на последний слог) во французском созвучны.

Едва появившись в «Нанте», голкипер потребовал, чтобы тренер вратарей и тренер по физподготовке пожертвовали рождественским отпуском и помогли ему набрать форму. Когда же один из них заикнулся, что хотел бы провести выходные с семьей, звезда выступила с угрозой, что пригласит кого-нибудь другого, но это, простите, будет до конца сезона. 3-го января Бартез демонстративно покинул тренировку, поскольку партнеры слишком сильно, на его взгляд, били по воротам в упор, а в конце апреля, совершив на тренировке грубый подкат против Пайета, заявил, что «хорошо позабавился». Голкипер вел себя подчеркнуто обособленно и даже не здоровался с партнерами. Конечно, у него сразу возникла напряженность в отношениях с ветераном «Нанта» Николя Савино и всеми теми, кто дружит с Ландро, одним из вратарей сборной Франции.

Победитель Лиги чемпионов в 1993 году в составе «Марселя», Бартез блестяще защищал ворота на «Велодроме», где с почетной нулевой ничьей начал работу в «Нанте» тренерский тандем Дер Закарян — Ндорам, но его грубые ошибки привели к поражениям от прямых конкурентов — «Труа» (на выезде) и «Седана» (дома). Мессия не оправдал надежд.

Развязка наступила после матча 34-го тура с «Ренном». До начала игры и в ходе нее болельщики освистывали голкипера, скандировали в его адрес оскорбления, а по ее окончании на парковке возле стадиона «Ля Божуар» к вратарю привязались пять или шесть человек. То ли Бартеза вытащили из его Porsche, то ли он вышел сам, но вспыхнула драка, которую остановила подоспевшая полиция. Бартез говорил, что нападавшие колотили по его машине руками и ногами, но, по свидетельству France Football, после инцидента на автомобиле не было никаких вмятин и прочих следов «избиения». Вратарь же заявил, что опасается за безопасность — как собственную, так и членов своей семьи. За четыре тура до конца чемпионата он покинул тонущий корабль, разорвав контракт.

 

Эпилогом в провальном сезоне «Нанта» послужил эпизод под занавес его последнего матча перед расставанием с высшим дивизионом. За три минуты до финального свистка на футбольное поле вторглись толпы зрителей — одна или две тысячи человек. Матч был прерван при счете 0:0, да так и не возобновлен. «Тулузе» присудили победу, которая в итоге позволила ей занять третье место и получить путевку в 3-й отборочный раунд Лиги чемпионов. Получилось, что болельщики «Нанта» отблагодарили фанатов из «Тулузы», которые приехали в майках с надписью: «Крепись, «Нант», до скорой встречи в D-1».

Зато Сержу Дассо и клубным руководителям любители футбола Нанта адресовали недвусмысленное послание: «Уматывайте вслед за Бартезом!» Глас народа услышали и местные руководители. За продажу Сержем Дассо клуба высказались и мэр Жан-Марк Эйро, и глава региона Земли Луары Жар Оксьетт, подчеркнувший, что футбольным клубом нельзя руководить так же, как промышленным предприятием, что его боссы не сумели должным образом вписаться в местный ландшафт.

Найдет ли Dassault покупателя для команды, стоимость которой оценивается в 5-8 миллиардов евро? На момент написания статьи такового не имелось. Но надо было спешить: 27 июля — старт нового чемпионата, а в команде уже полным ходом идет кадровая перестройка. Уходят, понятно, вовсе не худшие.

Перебрался в «Генгам» 31-летний Савино, который начинал играть в 1995 году под началом Сюодо и при уходе заявил, что всегда хотел закончить карьеру в «Нанте» «Мое сердце навсегда останется желто-зеленым», — сказал защитник. Расстается с клубом 32-летний Фредерик Да Роша, выступавший за «канареек» с 16-летнего возраста. Надежда французского футбола Димитри Пайет оказался в «Сент-Этьене». Эмерс Фаэ никогда не скрывал желания играть за «ПСЖ», а «Севилья» в январе предложила за него 5,5 миллиона евро. Пьерони и Зиани имели в контрактах пункты, позволяющие покинуть «Нант» в случае его вылета. Заири, очевидно, вернется в «Боавишту», Олиеч — в Катар. Были предложения у Синьорино и Четто.

Роббер Будзински в интервью интернет-сайту Football 365.fr прямо заявил, что надо строить новую команду, а набирать в нее следует физически крепких и психологически устойчивых игроков, в том числе из второго дивизиона, которым не понаслышке известны сражения в этом эшелоне французского футбола. Тем более что «Нанту» не раз ставили в упрек нехватку боевитости.

Очевидно, что в предстоящем сезоне на «канареек» будет работать имя. Да и бюджет во второй лиге у них окажется, видимо, самым солидным. Но когда они взлетят вверх, никому не известно.

Олег Морозов, Total Football, №8 (2007)