Не каждый тренер удостаивается определения, характеризующего его стиль. Маурицио Сарри – исключение. Что же такое этот загадочный «Саррибол»?

«Саррибол», или же «Сарризм» (от итальянского «Sarrismo») стал целым явлением в мировом футболе. Это понятие даже было включено в итальянские словари. Некоторые журналисты, особенно неаполитанцы в те годы, когда Сарри тренировал «Наполи», заходили дальше, объявляя «Сарризм» революционной философской идеей и даже стилем жизни, намекая на фанатичное отношение Маурицио к футболу и его оригинальную биографию. Нарочитая грубоватость, концентрация на игре в ущерб имиджевым вопросам (только в «Ювентусе» Сарри, наконец, заставили ходить в костюме). Да, тут можно развернуть целую теорию.

Сам Маурицио Сарри, что характерно, не любит этот термин. Около года назад, еще во времена «Челси», на пресс-конференции затронули этот вопрос. Тренер ответил резко: «Откровенно говоря, я не знаю, что такое «Саррибол». Думаю, это из какого-то журнала».

Летом прошлого года, когда Сарри только возглавил «Ювентус», он несколько развил мысль: «Сарризм – это только стиль игры, не более того. Семь лет назад у меня были другие идеи, и в будущем они, вероятно, тоже будут меняться. Однажды мой внук дал мне почитать страницу в фейсбуке под названием «Сарризм и революция». Было очень забавно».

Тем не менее, манера игры всех команд Сарри характерна и узнаваема. «Эмполи», «Наполи», «Челси», в меньшей степени «Ювентус» – везде были общие принципы, позволяющие говорить о «Сарриболе». Что же конкретно имеется в виду?

Владение мячом

Визитная карточка любой команды Сарри, недаром Хосеп Гвардиола так восхищается работой своего итальянского коллеги. Так, «Наполи» в сезоне-2017/18 в среднем владел мячом 60% времени, больше любой другой команды Серии А. Этот же процент сохранился и в «Челси», который уступал по данному показателю только «Манчестер Сити». Перестроить «Ювентус» на чуждый ему «Саррибол» оказалось делом более сложным, но и здесь на данный момент 57% (опять-таки, первое место в лиге).

Построение игры через «треугольники»

Для любой из команд Сарри принципиально не только владеть мячом, но также быстро продвигать его вперед. Это достигается за счет треугольников, которые образуются как в центре поля, так и на флангах. Маурицио порой заявлял, что расстановка, будь то 4-3-3 или 4-3-1-2, не так уж и критична, куда важнее структуры, возникающие по ходу матча. Так, если говорить о классическом «Наполи» при Сарри, то атаковала команда с выраженным акцентом на левый фланг, где действовал треугольник Гулям – Гамшик – Инсинье. Каждый из этих футболистов формально относился к разным линиям, но мощь коллективной игры заключалась в их взаимодействии.

«Реджиста» перед обороной

Ключевой игрок, гарантирующий бесперебойное владение мячом. Это далеко не типичный опорник, умение защищаться в данном случае вторично. Куда важнее точность передач и скорость принятия решений. Сарри настолько ценит подобных футболистов, что даже перевозит их из команды в команду. Так, из «Эмполи» в «Наполи» переехал Мирко Вальдифьори (в итоге не сумевший заиграть за пределами «Саррибола»). Уже в Неаполе его вытеснил Жоржиньо, которого Сарри забрал с собой в «Челси». Лишь в «Ювентус» никого покупать не пришлось, там уже имелся Пьянич, идеально соответствующий требованиям.

Высокий прессинг

Команды Сарри обязательно играют компактно, вдавливая оппонентов в их половину поля. Соперник в идеале должен не успевать поднять голову и развернуть свою атаку, потому что отбор мяча начинается уже возле штрафной площадки. В Италии часто обращают внимание на барицентр – показатель того, как высоко играет команда. У «Наполи» во времена Сарри он зашкаливал, в том числе в матчах против «Ювентуса» Аллегри, который был не против глубокой обороны. Контратакующий, прагматичный стиль «Юве» стал одной из преград для Маурицио в Турине. Эту въевшуюся привычку пока не удалось изменить.

Сыгранность и знание своего маневра

Важнейшее условие, без которого механизм не заработает. Каждый игрок должен чувствовать, где окажется партнер, чтобы мгновенно отдать ему передачу. Отсюда и нелюбовь Сарри к ротации, столь дорого стоившая ему в сезоне, когда «Наполи» едва не взял «скудетто». Вдобавок, доведение до автоматизма одних и тех же передвижений делает игру команд Сарри несколько предсказуемой и «читаемой» для соперников высокого уровня – это еще один врожденный недостаток «Саррибола».

Тем не менее, эта система успешно работала, став итальянской версией «тики-таки». Сарри зарекомендовал себя одним из модернизаторов, сделавших Серию А зрелищным, явно атакующим чемпионатом. Анчелотти целый год в «Наполи» использовал его наследие. В схожей манере играет «Рома» Паулу Фонсеки. Немало общего у Сарри с молодыми тренерами – например, Де Дзерби из «Сассуоло». Даже «Аталанта» Гасперини при всей самобытности отчасти схожа с классическим «Наполи» – например, высоким прессингом.

Значение «Саррибола» в том, что Италии показали, как можно не просто выигрывать, а делать это красиво. Сарри может отмахиваться от журналистских вопросов с их пафосными определениями, но как хорошая книга со временем начинает жить отдельной от автора жизнью и обрастать смыслами, которые он туда не вкладывал. Так и «Сарризм» стал для Кальчо чем-то большим, чем просто моделью игры.