Адвокат Татьяна Стукалова, представляющая интересы нападающего «Зенита» Александра Кокорина, прокомментировала показания водителя Виталия Соловчука.

«Кокорин с самого начала, с первых дней утверждает, что Соловчука он не бил и не трогал. В своих показаниях, которые мы будем еще исследовать на очной ставке, потерпевший Соловчук говорит, что на Кокорине были белые кроссовки и он видел, как его Кокорин бил. При этом он все время утверждает, что ничего не мог видеть, потому что закрывал лицо руками. Ему неоднократно был задан этот вопрос. Дело в том, что сегодня он уточнил, что кроссовки были светлые. На самом деле кроссовки были очень приметные, я не хочу говорить какие, мы об этом будем говорить в прениях и, может быть, предъявим их.

Очевидно, что Соловчук говорит неправду. Какую он при этом преследует цель и почему он так говорит, нам неизвестно. Ведь можно было давать абсолютно объективные показания. Тем более что другие извиняются за этот факт. Они признают побои. Но Александр не может признать эти побои, настаивая на том, что он их не наносил, что он всячески пытался разнять эту драку. Сам же Соловчук говорит, что, когда началась словесная перепалка между Мамаевым и им, вроде как Кокорин пытался его придержать. На видеорегистраторе абсолютно четко записано, как Кокорин кричит: «Мамай, Мамай, пошли».

Все будет исследоваться в материалах дела. А потом все это время он успокаивает девушку. И Александр подбегает лишь в тот момент, когда от удара Соловчука отлетает метра на полтора Кирилл. Вы сегодня видели потерпевшего, какого он телосложения. Человек профессионально занимается гандболом — это усеченное регби. Дальше Александр туда подбегает и пытается разнять эту драку. Для чего Соловчуку нужно привязать к этой ситуации Александра Кокорина, остаётся догадываться. Мы завтра будем слушать еще двух свидетелей. Я так понимаю, это сотрудники «Кофемании», — сказала Стукалова.

Футболисты Павел Мамаев, Александр и Кирилл Кокорины и их друг Александр Протасовицкий пребывают в СИЗО «Бутырка» с 11 октября прошлого года за участие в двух драках в центре Москвы тремя днями ранее. В ходе инцидентов пострадали три человека. Изначально арест был рассчитан до 8 декабря, однако затем суд дважды его продлевал.