– Вы хотели этим летом заполучить Комличенко?
– Мы его рассматривали. Активно не действовали, но общались с Черчесовым, но пока решили, что не будем брать. Хороший игрок, но нам он по стилю пока не вписывается.

– Для широкого болельщика вы – почти загадка. Вы помогали организовывать сборы сборной России и некоторым командам Премьер-лиги, а потом – бац, вы гендир «Спартака». Как это произошло? Как вам об этом объявил Федун?
– Давай расскажу о себе поподробнее. Я – адвокат, юрист, закончил в Германии юридический факультет и еще на первом курсе открыл спортивное агентство. Начал помогать игрокам, около десяти лет работал так, а в 2014 году получил от ФИФА лицензию матч-агента и начал помогать немецким клубам – «Лейпцигу» организовывал игры. Потом помогал со сборами и товарищескими матчами сборной России, «Спартаку», «Локомотиву», «Рубину».

– Как вы попали в «Спартак»?
– Я около двух лет работал с клубом по сборам. Общался с руководством, с Федуном тоже. В какой-то момент он позвонил и пригласил. Для меня это тоже было неожиданно. Мы общались в Катаре на Кубке «Матч ТВ», он уже тогда у меня спрашивал, как я вижу команду. Может, уже тогда думал об этом.

– Какие конкретно задачи он поставил перед вами?
– Сделать клуб более европейским, задать структуру – в общем, не только главной команде. И, конечно, бороться за чемпионство и Лигу чемпионов.

– Вы провели мощную трансферную кампанию, но потеряли иностранцев-лидеров прошлых лет – Зе Луиша, Адриано, Фернандо. Вот эта чистка, она была запланирована?
– У нас есть трансферный комитет. Мы не прошли в Лигу чемпионов, а бюджет – это же не бездонная бочка.

– Ну, у кого-то в России и бездонная.
– У кого-то да, у нас – нет. Надо зарабатывать. Было понятно, что чемпионский состав свой пик пережил, надо было омолаживать команду. На мой взгляд, он был слишком дорогой для нас. Хотели разгрузить бюджет, продать хорошо и купить подешевле. Несмотря на Тиля, который стал рекордной покупкой.

Фернандо и Адриано ушли поздно. Задача была такая, что их продавать только при поступлении хорошего предложения. Все-таки это ценные игроки для «Спартака», а Фернандо, на мой взгляд, был одним из самых талантливых игроков команды. Получили хорошие деньги – 15 миллионов. Это топ-3 продаж «Спартака». И игрок сам хотел уйти. Он сам пришел и сказал, что у него хорошее предложение из Китая, что он там за год заработает столько, сколько в «Спартаке» за три.

– А кто заменит Фернандо?
– Мы будем брать опорника. До сентября мы еще точно возьмем одного игрока.

– У вас карт-бланш по приобретениям?
– Что значит карт-бланш? Я считаю, ни у кого нет карт-бланша, даже если говорят приобретай кого хочешь, все равно придется ответить за свои поступки. Карт-бланша нет, я советуюсь всегда с акционерами, мы обсуждаем все с тренером. Я один не принимаю решение, у нас есть Леонид Арнольдович Федун, главный тренер, которого тоже надо в этот круг включать, ведь он отвечает за результат.

– Был случай, чтобы игрока просил Кононов, а лично вы или акционеры его зачехлили?

– Чтобы зачехлили не было, но были случаи, когда Кононов предлагал игрока, когда Леонид Арнольдович или я предлагали кого-то, но в итоге мы не сходились во мнении и его не брали.

– Кого последнего предлагал Кононов, и его не взяли?
– Мы активно действовали по Хаджи. Но не договорились с игроком, и не по финансам, а потому что он отказался принимать наши внутренние дисциплинарные правила.

– В чем основная проблема в переговорах с топ-иностранцами? Как убедить их перейти в «Спартак»?
– Я вообще проблем не вижу. Чемпиона России – один из лучших в Европе. Англия, Германия, Франция, Италия, Испания – а за ними Россия. Игроки знают, что «Спартак» – большой клуб, и уговаривать их особо не надо. Например, с Тилем, несмотря на всю его востребованность в Европе, мне хватило 40 минут разговора, после чего он пошел в свой клуб и сказал, что хочет в «Спартак».

– Как появился вариант с Шюррле? Как долго вы его уговаривали?
– Тоже не уговаривали, мы никого не уговаривали. Я долго работал в Германии, у меня есть хорошие связи. Ко мне еще в мае или июне обратился его агент, когда я только начинал. Я ответил, что пока пауза, потому что мне надо освоиться. На сборах в Австрии мы уже определились, что это наш вариант и мы его хотим. Встретились и договорились.

– Последние годы Андре очень много лечился. Почему вы уверены, что он выстрелит в «Спартаке»?
– Я уверен, что это все позади. Мы связывались с «Фулхэмом», чтобы узнать, какая у него была травма зимой, собрали много информации. Пообщайся с кем угодно в нашей команде – все скажут, что Шюррле – профессионал. Как он ест, как он себя ведет, как тренируется, как общается с тренером.

– Какой кредит доверия у Кононова? Если вы не пройдете «Тун»…
– Думаю, «Тун» – это не показатель. Да и мы должны его пройти.

– Джордан Ларссон – почему именно он и ждете ли вы его легендарного папу на трибунах «Открытия Арены»?
– Это не связано было с его отцом (улыбается). Это наш профиль. Я как-то сказал в интервью, что мы будем брать перспективных молодых игроков. А у него хорошая статистика, он кандидат в сборную Швеции.

– Я играл во всех лигах в России, видел самое дно, но когда узнал о следующем факте, даже я удивился. Последние четыре года «Спартак» не проводил встреч с обычными болельщиками перед сезоном. Как такое может быть?
– Почему их не было предыдущие четыре года, я не знаю. Но скоро все изменится. Ждите новостей, думаю, это будет в сентябре, когда будет перерыв на сборную. Но при этом, насколько я знаю, встречи с отдельными группировками фанатов в клубе проводились.

– Малкому в «Зените» дали 7 миллионов. У Шюррле в процентном отношении насколько меньше зарплата в России?
– Намного. Точно не скажу, но у него намного меньше, чем было в Дортмунде. Он пошел на колоссальное понижение.

– Откуда же у него такая любовь к России? Что здесь делает Андре Шюррле?
(Разводит руками) Уговорили. Дали доверие. Он приехал за футболом, не за баблом.

– Томас, раз уж в этом году не было встречи с болельщиками, я собрал вопросы от них, которые нашел в открытом доступе в разных пабликах. Готовы?
– Готов.

– Что для вас успех и провал своей работы в «Спартаке» и при каком раскладе вы уйдете?
– Успех моей работы будет определять акционер. Для меня лично успех – выстроить правильную структуру. Не только спортивной части, но и клуба вообще. Реформировать академию, работу по «Спартаку-2», молодежи. Провал? Надеюсь, его не будет.

– Какое место должен занять «Спартак», чтобы вы кайфанули от этого сезона? И сколько игроков из «Спартака-2» в должно быть в основе?

– Первое-второе место. И чтобы на регулярной основе было 4-5 футболистов в заявке из нашей молодежи.

– Нет ли желания создать совет, в котором болельщики смогли бы высказывать свое мнение о происходящем в клубе? Не влиять, а просто быть услышанными.
– У нас есть такие встречи с различными организованными группировками. Там мы слушаем друг друга, общаемся. Или ты имеешь в виду общую массу? А как ее собрать?

– А вы видели, кстати, как в «Шальке» выбирают акционеров? Когда собирается полный стадион, тысячи людей, и все это происходит при них.
– Окей, в «Баварии» тоже так делают. Но мы к этому идем.

– То есть, это возможно?
– Ну, акционер же объявил проект «2023», по которому он отдаст клуб болельщикам в какой-то сфере. Для этого сейчас формируется рабочая группа. И именно такая модель, когда болельщики выбирают руководство, – это итоговая цель. Как в «Шальке», «Баварии», «Барселоне».

– Федун всех удивил, когда сказал, что отдаст клуб в 2023 году болельщикам. Что это будет?
– Болельщики имеют право голоса. Кто будет генеральным директором? Кто будет президентом? На каждую должность будет ряд кандидатов, которые представляют свои программы, и из них выбирается руководство. Мы представим проект, наверное, к концу года, но выглядеть это будет примерно в таком стиле.

– После Самары и Ростова собирается ли клуб защищать болельщиков юридически от беспредела ОМОНа?
– Мы этим занимаемся. Написали письма в Генпрокуратуру, «Ростов» и лигу. Конечно, мы защищаем своих болельщиков.

– Когда фан-клубом будет руководить человек из среды?
– Есть новая схема работы, которая тоже будет скоро представлена. Мы об этом думаем и тоже собираемся реформировать.

– То есть будет человек из среды? Реальный парень, которого уважают фанаты, а не просто удобный для клуба?
– Да, его и ставить-то будем не мы, а те группировки, которые есть.

– Почему не работает вертикаль «академия – дубль – «Спартак-2» – основа»? Половина игроков «Спартака-2» – не из академии. Берут даже игроков из «Зенита».
– Да. Но ты мне такие вопросы тут задаешь, ты же понимаешь, что я только пришел. Дай я первую команду укомплектую и потом будем заниматься и академией, и «Спартаком-2». Реально сейчас есть проблема, что не хватает игроков в дубле и «Спартаке-2», в результате чего приходится брать их со стороны. Насколько я знаю, раньше «Спартак» хорошо набирал молодежь и доводил ее до взрослого уровня, но сейчас что-то не работает. Будем разбираться.

– Переподписание контрактов с Ломовицким и Мелкадзе. Первый уже в «Крыльях», второй пока в «Спартаке», но, по слухам, уедет в Тулу. Зачем продлевали с ними контракты?
– Мы видим в них перспективу, но им надо еще вырасти. Да, при этом они еще не готовы выходить в стартовом составе на регулярной основе. Мелкадзе сейчас здесь и может остаться, не факт, что уедет в аренду. Не знаю, откуда ты это взял.

– Чем в клубе до сих пор занимается Леонид Трахтенберг?
– Ну, во-первых, это уважаемая личность. Он помогает пресс-службе своим опытом и в общении с футболистами.

– Коммерческая служба когда-нибудь сделает нормальную систему скидок вместо «динариев»?
– Мне, кстати, в инстаграме тоже задают такой вопрос. Но это скорее к коммерческому директору. Я до «динариев» еще не дошел (улыбается). Мне тоже долго объясняли, что это. Схема какая-то есть, но не моя.

– Будут ли скидки за стаж на абонементы. Я лично знаю людей, которые 30 лет болеют за «Спартак».
– Это надо с коммерцией обсуждать. В конце концов вопрос, конечно, ко мне, но я пока это не обсуждал. Окно закроется, будем заниматься более плотно коммерцией.

– Баду, Романьоли, Акмурзин – всех этих игроков связывают с твоим агентством.
– Это неправильно. Я правда работал с Баду и Акмурзиным, которых я знаю давно и сам предложил. Они же у меня в агентстве были не потому, что хорошие ребята, а потому что я в них верил. Они показали себя и убедили тренеров, я не вдавливал их в команду. А к Романьоли я отношения не имею.

– Это немного расходится с твоим заявлением, когда ты только пришел в клуб, о том, что «Спартак» будет делать упор на своих молодых и топовых иностранцев. А приходят молодые иностранцы.
– Нам не хватало вратарей, поэтому мы взяли Акмурзина, который прошел просмотр и сейчас играет в «Спартаке-2». По Баду у нас есть договоренность с Кононовым, что мы попробуем брать молодых перспективных и дешевых иностранцев и доводить их через «Спартак-2», чтобы в будущем заработать. Будем смотреть, получится или нет.

– Это правда, что ты получил работу в «Спартаке» благодаря Черчесову, и Саламыч – следующий тренер после Кононова?
– Нет, это не правда.

– Ты знаешь, что первым выдает в поисковике «Яндекс», когда вводишь «Томас Цорн»?
– Нет, не знаю.

– Это правда, что ты сын Сергея Прядкина?
– Ну, я личные вещи не буду комментировать. Это я не готов обсуждать.