История чемпионатов России. 1992: начало начал, Романцев, «Борман» и убийство в Антверпене

Во втором чемпионате сник «Асмарал», зато стал улыбчивее тренер Сергей Павлов из Камышина. Где-то, впрочем, веселились и шумели – Европа полыхала скандалом прежде невиданного масштаба. Европа крушила империю Бернара Тапи – взяткодателя и босса «Марселя». Наши посмеивались. Тогда же приблизительно Валерий Овчинников молвил многим памятное: «Давал, даю и буду давать!» Слышал ли это француз?

•••

Кто-то топтался на месте, как «Динамо» с «Локомотивом». Кто-то сыгрался и припустил вперед, переживая еврокубковую драму – как «Спартак». Последний сметал с пути всякого попавшегося, например ЦСКА. Смотришь подборку отчетов того сезона – за голову берешься. 6:0! Хет-трик Ледяхова! «Жажда гола была и раньше, – чуть смущенно улыбался корреспондентам Игорь после матча. – Просто не везло. То штанга, то перекладина».

•••

Событие сезона? Нате вам! Come back Игоря Добровольского. Он вышел на игру против московского «Локо» сразу с капитанской повязкой, ничуть новой роли не поражаясь. Или талантливо делая вид, что, мол, ничего такого: «Все эмоции оставил в раздевалке. И капитанство ни у кого не отбирал, команда так решила! После чемпионатов Италии и Франции, в которых поиграл, не ожидал, что в России настолько высокий уровень. Думаю, нынешнее «Динамо» и во французской лиге за зону УЕФА поборолось бы… Обидно, что вничью сыграли. Я на поле выхожу только чтоб выигрывать, так и запишите». Все послушно записали.

•••

Вслед за Добриком вернулся Константин Бесков (после окончания сезона), дав всей стране тему для другой дискуссии: «Уживутся ли в одной берлоге два медведя?» Николай Толстых, динамовский президент, не стеснялся убеждать всех и каждого, что уживутся. А сам – по глазам видно было – не верил. Да и Добровольский потом рассказывал, с какой опаской подходил к нему Николай Александрович: «Знаешь, Бесков возвращается… Как быть, а?» Но берлога не пострадала. Не отправил Константин Иванович Добровольского, как Калитвинцева и Смертина. А как сработались – одна из самых больших загадок нашего с вами футбола. Последний великий игрок в команде последнего великого тренера из поколения чудесных стариков.

•••

Тысячный гол российского чемпионата под овации забил форвард «Уралмаша» Альберт Андреев. Где ты, футболист? Евгений Титов дебютировал в сочинской «Жемчужине». И ладно б просто вышел, так еще и наколотил три мяча бедолагам из ставропольского «Динамо». Газетчики кинулись к подшивкам. Ворошили желтизну древних листов. Чтоб, задыхаясь от собственной смелости и чихая от газетной пыли, сравнить скромнейшего Титова с Всеволодом Бобровым. Тот тоже начал лихо. Вспоминали 1945 год, игру ЦДКА с «Локомотивом», где он забил два мяча выйдя на замену. Опекал Боброва не кто-нибудь, а будущий великий хоккейный тренер Николай Эпштейн… Женя Титов, впрочем, от нескромных сравнений не краснел: «В 87-м забил во второй лиге 27 мячей, и болельщики требовали, чтобы одну из европейских бутс вручили мне!» Где ты, Титов Женя?

•••

Только-только начинал восхождение «Ротор». Валерий Есипов, с тех пор почти не изменившийся, что-то обосновывал, на чем-то настаивал в газетных полосах. И забивал, разумеется. А «Парма» на «Уэмбли» обыгрывала-таки ненавистный спартачам «Антверпен». Гол Мелли – за удаленного Онопко. Гол Куоги – за пенальти в черчесовские ворота. Получайте! «Спартак» же играл так, что на его тренировки в Тарасовку напрашивались европейские тренеры. Смотрели и восхищались.