– Это самое холодное лето в твоей жизни?
– Да, просто невероятно. Когда я улетал из Берлина, там было +35. Но все нормально, мне не нужно слишком много солнца.

– Что тебя поразило больше всего в Москве?
– Все просто огромное. Но город очень красивый.

– Ты когда-нибудь в своей жизни добирался до базы полтора часа?
– Да, в Лондоне. База была где-то в часе езды от города, если не больше. Но у «Челси» самая крутая база. 35 полей, и все команды занимаются там, начиная с самых маленьких.

– Твоя супруга из Казахстана. Он что-то рассказывала тебе про Россию?
– Не так уж и много. Ее родители долго жили в Казахстане, а сама она была здесь всего пару раз. Но я знаю кое-что о русской кухне – ее мама готовила несколько русских блюд.

– Часто бывает так, что футболисты переезжают туда, откуда их жены. Есть ли хоть один шанс, что ты переедешь жить в Казахстан и, может быть, даже попылишь в местном чемпионате?
– Нет, не думаю (смеется). Возможно, съезжу посмотреть места, откуда она родом, но вряд ли я буду играть там в футбол.

– Ты уже приезжал в Москву в 2015-м году с «Вольфсбургом». Что тебе запомнилось из той поездки?
– Было очень-очень холодно и темнело уже часа в два. Но я забил, мы выиграли, так что это была хорошая поездка.

– Кого из игроков ЦСКА ты запомнил по той игре?
– Вратаря Акинфеева – он уже долго играет.

– Перед переездом в Россию ты созванивался с Кураньи или Хеведесом? Что они говорили?
– Да, я пару раз говорил с Хеведесом, мы хорошие друзья, и уже успели встретиться здесь. Он говорил только хорошие вещи: красивый город, отличные рестораны, приветливые люди. Так что это было легкое решение.

– Твоя жена говорит по-русски, ты знаешь русские слова?
– Всего несколько. (Переходит на русский) Я не говорю по-русски. Чуть-чуть. Very чуть-чуть.

– Ты знаешь русский мат? Это первое, что учат все иностранцы.
– Да, я знаю несколько слов, но не хочу их говорить. Когда я произношу эти слова при жене или ее родственниках, они говорят, что это невозможно перевести на немецкий – настолько это жестко.

– Ты уже неделю с командой, кто из твоих одноклубников впечатлил больше всего?
– Наш вратарь Максименко, конечно. Он отлично сыграл с «Динамо».

– С кем ты сразу подружился?
– Конечно же, из-за языка, с Малкольмом Баду, который тоже только что перешел. С французом Жиго, но я планирую поближе познакомиться с русскими парнями.

– Кто в футбольной карьере стал тебе лучшим другом?
– Марио Гетце, он вообще один из моих лучших друзей. Мы вместе ездим семьями в отпуск и все такое.

– Финал чемпионата мира, ты отдаешь передачу, и Марио забивает. Ты что-то ему долго говорил после гола, помнишь, что именно?
– Мы тогда вместе тренировались, впахивали, знали, что наш момент еще придет. И я ему сказал что-то в духе: «Все окупилось, это того стоило». Но точнее я уже не вспомню, слишком много эмоций тогда было. Такой момент, конечно, вершина любой карьеры.

***

– Андре, как тебе Грозный?
– Я впервые был в таком месте. И, кстати, там было очень жарко. Но отель был хороший, стадион тоже, да и атмосфера была неплохой.

– За три матча в России ты уже забил и отдал две голевые. Какую ты поставил перед собой минимальную цель по забитым мячам в «Спартаке»?
– Я не ставлю перед собой такие цели. Я много где играл и забивал, но все это не главное. Я хочу побеждать и добиваться успеха вместе с командой. Если я забью два, но мы проиграем, в этом не будет никакого кайфа.

– Мне очень понравилось, как ты сыграл в Туне. Даже несмотря на незабитый пенальти, ты его заработал и вообще любое твое касание было опасным. При этом ты сам говорил, что три месяца не тренировался с командой, но выходишь – и один из лучших. У тебя не было желания сказать тренеру: «Коуч, что вы делали все это время на сборах?»
– Теперь мне точно надо у него это спросить (смеется). На самом деле я очень хорошо себя чувствую сейчас. Команда и болельщики отлично меня приняли, я очень мотивирован. Хочу играть и помогать. Да, я не тренировался, но ты и сам знаешь, что если ты умеешь играть – это всегда с тобой. Хотя, конечно, мне нужно еще набрать форму, и, возможно, тогда я смогу выйти на еще более высокий уровень.

– Ты заявил о себе на высоком уровне в «Майнце». Ты забивал, вы заняли четвертое место в Бундеслиге. Самое приятное воспоминание из тех времен?
– Я очень люблю «Майнц». Я пришел в клуб, когда мне было 15 лет, прошел молодежные команды. Это маленький город, там все знакомо, и все жители любят свою команду. Мы были как одна большая семья. Так что это было идеальным местом для начала карьеры. «Майнц» всегда в моем сердце.

– Томас Тухель, говорят, очень своеобразный человек и не пьет алкоголь. Немец – и не пьет пиво! Расскажи интересную историю о Тухеле, о которой мало кто не знает.
– Тухель был моим тренером в молодежной команде «Майнца» U-19. Мы тогда стали чемпионами Германии – в финале, кстати, играли против Дортмунда с Гетце. За день до матча Тухель приходит ко мне с листком бумаги, на котором были перечислены все сильные стороны Рауля, игравшего в «Реале». И он выделил каждый пункт, который, как ему казалось, подходил и мне. Этот листочек до сих пор хранится в спальне моей матери. Томас – прекрасный тренер и отличный человек.

– Сейчас Тухель возглавляет «ПСЖ» с Мбаппе, Неймаром и прочими. Когда вы последний раз общались и что он тебе рассказывал про эту команду? Насколько ему трудно?
– Кажется, последний раз мы переписывались, когда они выиграли чемпионат Франции. Но на самом деле мы уже какое-то время не общались полноценно. Но мой хороший друг работает видеоаналитиком в «ПСЖ» вместе с ним и говорит, что они счастливы. В их распоряжении лучшие футболисты мира, о чем еще может мечтать тренер.

– Томас Цорн сказал, что твоя зарплата сейчас гораздо ниже, чем была в Дортмунде. Если эту цифру уменьшить еще в пять раз, ты бы поехал за такие деньги играть в Париж к Тухелю?
– В пять раз?! (Смеется) Не знаю, не знаю. Прямо сейчас мне все нравится в Москве, да и зарплата меня устраивает. Но кто знает. Деньги – это не главное в футболе. Нужно получать удовольствие, поддержка города, болельщиков, тренера тоже очень важны.

– Ты вообще знаешь, что ты самый дорогой немецкий футболист по общей сумме трансферов?
– Да, знаю, это же классно (смеется). Но такие вещи больше для СМИ и соцсетей, ведь как игрок ты не можешь влиять на то, какой за тебя выставляют ценник.

– В «Челси» тебя позвал Моуринью. Многие говорят, что у него очень скверный характер. Как он как тренер?
– Для Моуринью важна только одна вещь: победы. Если вы не побеждаете, он может даже не здороваться. Но именно он показал мне, что такое футбол самого высокого уровня. И он очень помог мне в разных непростых ситуациях. Моуринью – отличный тренер и хороший человек, только чтобы понять это, его нужно сперва лучше узнать. Если вы проигрываете, с ним очень сложно, но пока вы побеждаете, а ты выкладываешься на полную – он любит тебя.

– Самый тяжелый разговор с Моуринью?
– О, их было много. Расскажу одну историю. Мы с игроками хотели вместе выйти в город, но мы как раз проиграли перед этим, а Моуринью очень не любил такие истории. Но мы с Эшли Коулом все-таки пошли, и когда я уже возвращался домой, там были папарацци. Я думал все, мне конец. Я сбежал и надеялся, что никто меня не видел, но, конечно, на следующий день мои фото были в газете. Моуринью подошел ко мне и сказал: «На первый раз прощаю, но в следующий раз ты куда-то пойдешь, и тебя заметят – ты отправишься домой».

– Как человек, который с ним работал, скажи, Моуринью – красава или мудак?
– Нет, он хороший человек. У него большое сердце. Он к каждому матчу готовится, как к финалу Лиги чемпионов, и хочет давать своим игрокам максимум.

– Андре, я видел суперпорно с твоим участием, когда сборная Германии обыграла Бразилию 7:1. Как это произошло?
– Это было невероятно, будто мы оказались в кино. Я начал игру на скамейке, и тут мы начали забивать – первый, второй, третий, пятый. Все смотрели друг на друга и не могли поверить, что это действительно происходит. Потом я подумал, что если выйду на поле, надо постараться забить тоже – и положил два. Невероятно.

– Что происходило в раздевалке после того матча?
– Все просто смотрели друг на друга, и в глазах читалось: «Что это сейчас было? Это невозможно». Гремела музыка, все были очень рады, все-таки мы вышли в финал чемпионата мира.

– Ты не писал в инстаграм игрокам сборной Бразилии: «Ребята, почему вы не приехали на матч?»
– Нет, мне было очень жаль их на самом деле. Ведь за Бразилию играли мои одноклубники – Виллиан, Оскар, Давид Луис, Рамирес. Так что после матча я пошел и обнял их. Такое поражение, еще и дома – это очень жестко.