Бывшая жена Тимощука: «Из-за Толи наших дочерей могли отправить в школу для детей с синдромом Дауна» Бывшая жена Тимощука: «Из-за Толи наших дочерей могли отправить в школу для детей с синдромом Дауна» 10 самых шокирующих подробностей из интервью бывшей супруги Анатолия Тимощука, которое она дала «Советскому спорту». Надежда Навроцкая поведала о том, как проходят судебные разбирательства с экс-капитаном «Зенита»: «Вместе мы были около 20 лет, из которых в браке действительно 16. И особых требований я не выдвигала. Была готова к компромиссам и уступкам. Вы не представляете, сколько денег Толик уже сжег на суды, на адвокатов. В Европе все очень дорого. Дороже, чем в Украине. Хотя, я уверена, что Толик заносит украинским судьям шестизначные суммы, чтобы те выносили незаконные решения. Бывало, судьи болели, отдыхали, менялись, переносили заседания – лишь бы затянуть процесс. И, в конце концов, нашлась-таки, по моему убеждению, самая продажная судья. Прошлым летом Толик с сообщниками совершили рейдерский захват недвижимости в центре Киева, где я являюсь единственным собственником. И сейчас судья Батрин выносит решение о разделе, по которому все самые дорогие объекты отходят моему бывшему мужу, а самые дешевые – мне с детьми. Меня лишают единственного источника дохода, хотя я, повторюсь, одна воспитываю двух малолетних детей, а Толик уклоняется от уплаты алиментов. Взамен на меня, к примеру, записывают квартиру, которую Толик давно продал другому человеку, а еще землю в Донецке, в которой у Толика неопределенная доля. Может, и 0,001 процента. Я не знаю. И по закону так делать нельзя. Но украинская судья, очевидно, руководствовалась отнюдь не законами. Российский суд, кстати, пока меня приятно удивил. Уже приняты превентивные меры, чтобы со спорной недвижимостью не проводилось никаких операций. Для Толика это стало неприятной новостью. Пока он не успел еще проверить на прочность и российский суд. Надеюсь, закон все-таки не будет нарушен. Бывшая жена Тимощука утверждает, что их дети неоднократно ловили отца на вранье: «Года три тому назад прибегает взволнованный ребенок: «Мама, папа говорит, что ты врешь». Дочка в шоке, глаза огромные… «Он сказал, что ты нам брешешь». Говорю дочке: «Если кто-то что-то говорит, и ты не согласна, всегда задавай вопросы. Уточни у папы, о чем именно мама врет». Я учу детей противостоять манипуляциям… Тогда дочка побежала к айпаду, потом вернулась: «Мама, а он не отвечает. Просто показал велосипед на стене». Даже в шесть лет ребенок понял, что красивый велосипед – всего лишь повод отвлечь внимание от главной темы. А еще он убеждал детей, что мама – психически ненормальная. Или даже больше – что она ведьма, которая заколдовала его, и он сломал руку… И это не единичный случай. Как-то дочки встречались с отцом в Германии в присутствии детского психолога и вернулись с тем же: «Папа опять соврал». Оказалось, полдня под туалетом кафе возле площадки, где проходило общение, сидела Климова. А Толик ее фото детям уже показал, называя «своей девочкой». Тут они идут в туалет, и она… им лыбится в тридцать два зуба. Дочки спрашивают: «Папа, это ж твоя дивчинка». А он в ответ: «Не знает эту тетю». Вечером того же дня гляжу, дети, как кумушки, обсуждают: «Это же она была, он опять обманывает». Но Толик, похоже, считает своих дочерей глупыми. Как и весь мир вокруг». Надежда уверена, что из-за Анатолия Тимощука их дочки могли оказаться в школе для умственно отсталых: «Это в интервью он хвастается, что дочки на четырех языках говорят, а когда пытался лишить меня опекунства через суд… Поскольку детки появились на свет недоношенными, то в дошкольном возрасте немного отставали в росте от сверстников. А по закону, в немецкие школы принимают с шести лет, за исключением особых случаев. И вот когда им было по пять с половиной, их признали, хотя и готовыми, но с эмоциональными сложностями. Они все время спрашивали про маму. Тогда я попросила директора школы учесть историю рождения и начать обучение с семи лет. Директор согласилась. Толик же… подал иск о том, что я всех подкупила, и потребовал проведение экспертизы. Для детей начался кошмар. Тесты в психиатрической клинике по 3,5 часа. Около часа заполняли анкеты, и никто дочкам не объяснял, что будет происходить. Скажем, показывают зебру и спрашивают: «Это кто?». А они так устали, что отвечают: «Мама, мы уже идем домой?». В итоге эксперты заключили, что у детей IQ в районе 60-70 баллов. И что они не говорят ни по-немецки, ни по-украински. Вроде как умственно отсталые… Тогда мы прошли альтернативный тест на IQ в элитном мюнхенском университете Людвига и Максимилиана. Там мне не разрешили находиться рядом с детьми. Зато они набрали 118 баллов! Это было выше стандарта для их возраста. Тем не менее, последующий суд превратился в ад. Органы опеки, судья, назначенный государством для детей адвокат – сам Толик, как обычно, на заседании отсутствовал – с умным видом рассуждали о том, что дочек следует определить в… школу для детей с синдромом Дауна. Я сидела и думала: «Какие-то чужие люди решают судьбу моих детей, а этот сукин сын сидит где-то в Питере под юбкой, послав вместо себя армию дебилов уничтожать своих же дочерей»… Я не выдержала и показала результаты другого теста, не судебного. По правилам, мне слово не полагалось, но как я могла молчать?! Судья была в бешенстве: «Ваши дети будут учиться там, где мы решим!». Я в ответ: «То есть, вы хотите сделать нормальных людей больными, потому что их папе это выгодно?». Предварительно я изучила вопрос, знала, что закон, касающийся процедуры проведения тестов, на моей стороне. И судья не решилась пойти на откровенное нарушение. На полгода дочек отправили в детский сад. А сейчас они уже третий год успешно учатся в обычной школе. Так что тест у психиатра надо было проходить не им, а их отцу». Экс-супруга Тимощука поделилась мнением о том, насколько реально заключение мирового соглашения в суде: «Шесть раз мои адвокаты предлагали заключить мировую. В какой-то момент Толик всех своих представителей уволил и взял хорошего немецкого юриста, топового. Мы обрадовались: мол, теперь есть с кем вести диалог. И ведь Толику мировая была выгодна. Сэкономил бы на судебных издержках около полутора миллионов евро. Обезопасил бы себя от возможного преследования, ведь прокуратура сейчас всерьез заинтересовалась всеми этими махинациями с имуществом, с левыми подписями… Однако договориться так и не получилось. Нам ответили: «Фрау Климова сказала, что ни Наде, ни детям не должно достаться ни одного евро». Выходило, я развожусь с некой фрау Климовой. Она ставила свою подпись даже под… присягой Толика в суде. Я засомневалась: а была ли я все эти годы замужем за мужчиной? Толик неоднократно озвучил мне свою идею фикс: «Когда у тебя закончатся деньги, я заберу детей и найду людей, которые будут их выращивать». Не воспитывать, а именно выращивать – я цитирую дословно. Все это время он пытался сделать так, чтобы я не могла оплатить счета. Скажем, я вынуждена каждый месяц доплачивать лишнюю тысячу евро за его страховку, которая ему не нужна, но она идет в одном пакете с детскими. А в Германии с этим строго: не буду платить – в случае чего, чуть ли не уголовная статья. За годы в браке у нас образовались и другие обязательства. Налоги на недвижимость, разные контракты. Толик все это переложил на меня. Специально уходит не только алиментов, а вообще от всего, за что надо платить. Ему же плевать, если его дети останутся без света. Главное – чтобы их мама оказалась в безвыходном положении». Надежда вспомнила о том, насколько тяжело проходили роды их двойняшек-дочерей: «Толик знает, что рождение детей для меня больная тема. Когда я лежала в больнице, каждое утро приходил главврач с кучей ассистентов и зачитывал, как приговор: на сегодняшний день у вас, скажем, срок 22 недели и три дня, по статистике в 90 процентах случаев у таких детей церебральный паралич, в 60 процентах – слепота, в 30 процентах – глухота и так далее… Они хотели, чтобы я отказалась от родов. По тогдашним немецким законам, до 24 недели беременности врачи не обязаны были спасать плод. И Толик тоже в своем стиле: «Ну, я не знаю, поступай, как хочешь». Даже в такие моменты всю ответственность с себя снимал… И после этого сказать о том, как хорошо, что девочки появились на свет в этот день, на таком раннем сроке… Это же настоящее чудо, что они выжили и обе выросли совершенно здоровыми. А знаете, как я попала в клинику? Мы были на футболе, вместе с мужем и одним московским бизнесменом, другом Игоря Семшова, которому Толик достал билеты. И вот под конец игры у меня начались схватки. Уже в машине боль стала сильной, говорю: «Надо в больницу срочно». Но Толик решил сначала заехать на заправку, потом довести гостя до отеля… Я была за рулем. И пока они пропадали на заправке, переползла на другое сиденье, потому что могла только лежать. А Толик все это видит и говорит: «Ты потерпи еще чуть-чуть, надо все-таки в гостиницу человека завезти, потом – в больницу». Так и сделал. Со своей беременной двойней женой на шестом месяце». Бывшая супруга Тимощука рассказала, как ей стало известно об отношениях Анатолия со светской львицей Анастасией Климовой: «В один прекрасный момент я узнала, что Толик встречался и даже водил к нам в дом эту мадам с 2007 года, когда я ездила на переговоры с «Баварией» по его контракту. Он рассматривал два варианта: либо мы продолжаем жить вместе, и я исполняю роль какой-то дурочки, либо начинаем войну. Но я не умею притворяться. А Толик боялся рассказать всю правду, продолжая нести какую-то ерунду. Если бы не струсил, все могло сложиться гораздо проще. Жить на две семьи? Прямым текстом он так не говорил. Сказал так: «Никакую Климову я не знаю, ты сошла с ума и хочешь меня прилепить к какой-то незнакомой женщине. Клянусь всем на свете, клянусь ее ребенком». Надежда утверждает, что дочь Климовой внешне похожа на сестру Анатолия Тимощука: «Да, это так. И черты Толика есть. Александр Кокорин называет ее дочкой Тимощука. И сам Толик также обращается к ней «дочка», хотя старшего сына Климовой он не называет «сыном». Бывшая жена Тимощука предполагает, что Анастасия Климова и ее окружение в будущем облапошат Анатолия: «Толика хорошо обработали, преподнесли все в нужном свете. Дескать, такая роскошная женщина, все ее хотели, а она досталась ему! И сейчас Климова продолжает его разводить так, что он переписывает на нее все имущество. Когда наступит удобный момент, ничего и делить не придется. Все отойдет к ней…». Надежда Навроцкая упрекает Анатолия Тимощука в боязни принимать серьезные решения и отсутствии самостоятельности: «Толик подвержен чужому влиянию. Суггестивность – так это называется. Лишь бы решение принимал кто-то другой, чтобы ни за что самому не отвечать. И на общение с детьми он идет для галочки. Нужно же показать свое участие. Правда, у него плохо получается. С днем рождения он девочек не поздравлял уже два года. Даже открытку не пришлет. Шоу и показуха в судах есть, а реального папы – нет. Думаю, его покалечили в детстве, ставя перед ним невыполнимые задачи. Его не принимали таким, каков он есть, а он ребенком просто хотел заслужить любовь. И в итоге сам не знает, кем стал. Свое мнение отсутствует напрочь. Думаю, он сам осознает свое ничтожество и пустоту внутри. Толик от всего бежит. Впрочем, ему и раньше было сложно найти с кем-то общий язык. Близких друзей у него никогда не было». Бывшая супруга Тимощука утверждает, что она вела переговоры о переходах Анатолия в «Зенит» и «Баварию»: «И Фурсенко, и Ахметов подтвердят вам, что все детали утрясали мы с Виталием Юрченко, помогавшим вести Толины дела… А Толик все равно ничего не читал. Говорил: если что, мы будем виноваты. Лишь бы ни за что не отвечать. И с «Баварией» так было. Не верите, спросите у Ули Хенесса или Карла-Хайнца Румменигге. Узнайте, как они купили Тимощука. Только не из прессы, которая писала, что мюнхенцы сами вышли на Толика после победы «Зенита» над «Баварией» в Кубке УЕФА. На самом деле я через знакомых, через десятые руки вышла на… водителя одного из руководителей «Баварии». Задача была такой: между делом спросить, не будет ли клубу интересен Тимощук, и передать контакты его представителей. Так и сделала. Вскоре мы получили ответ из Мюнхена, что там готовы вести переговоры. Тогда уже составили официальный запрос, все, как полагается. Прилетели в отель, где разместилась «Бавария» на выезде, и там встретились лично с Хенессом и его помощниками и еще тем человеком, который до этого вывел меня на водителя». Зайди на наш новый раздел о ставках и получи 500 бонусов за регистрацию!
@Игорь Яслик
kp.ua

Бывшая жена Тимощука: «Из-за Толи наших дочерей могли отправить в школу для детей с синдромом Дауна»

10 самых шокирующих подробностей из интервью бывшей супруги Анатолия Тимощука, которое она дала «Советскому спорту».

  • Надежда Навроцкая поведала о том, как проходят судебные разбирательства с экс-капитаном «Зенита»:

«Вместе мы были около 20 лет, из которых в браке действительно 16. И особых требований я не выдвигала. Была готова к компромиссам и уступкам. Вы не представляете, сколько денег Толик уже сжег на суды, на адвокатов. В Европе все очень дорого. Дороже, чем в Украине. Хотя, я уверена, что Толик заносит украинским судьям шестизначные суммы, чтобы те выносили незаконные решения. Бывало, судьи болели, отдыхали, менялись, переносили заседания – лишь бы затянуть процесс. И, в конце концов, нашлась-таки, по моему убеждению, самая продажная судья.

Прошлым летом Толик с сообщниками совершили рейдерский захват недвижимости в центре Киева, где я являюсь единственным собственником. И сейчас судья Батрин выносит решение о разделе, по которому все самые дорогие объекты отходят моему бывшему мужу, а самые дешевые – мне с детьми.

Меня лишают единственного источника дохода, хотя я, повторюсь, одна воспитываю двух малолетних детей, а Толик уклоняется от уплаты алиментов. Взамен на меня, к примеру, записывают квартиру, которую Толик давно продал другому человеку, а еще землю в Донецке, в которой у Толика неопределенная доля. Может, и 0,001 процента. Я не знаю. И по закону так делать нельзя. Но украинская судья, очевидно, руководствовалась отнюдь не законами.

Российский суд, кстати, пока меня приятно удивил. Уже приняты превентивные меры, чтобы со спорной недвижимостью не проводилось никаких операций. Для Толика это стало неприятной новостью. Пока он не успел еще проверить на прочность и российский суд. Надеюсь, закон все-таки не будет нарушен.

  • Бывшая жена Тимощука утверждает, что их дети неоднократно ловили отца на вранье:

«Года три тому назад прибегает взволнованный ребенок: «Мама, папа говорит, что ты врешь». Дочка в шоке, глаза огромные… «Он сказал, что ты нам брешешь».

Говорю дочке: «Если кто-то что-то говорит, и ты не согласна, всегда задавай вопросы. Уточни у папы, о чем именно мама врет». Я учу детей противостоять манипуляциям… Тогда дочка побежала к айпаду, потом вернулась: «Мама, а он не отвечает. Просто показал велосипед на стене». Даже в шесть лет ребенок понял, что красивый велосипед – всего лишь повод отвлечь внимание от главной темы.

А еще он убеждал детей, что мама – психически ненормальная. Или даже больше – что она ведьма, которая заколдовала его, и он сломал руку… И это не единичный случай.

Как-то дочки встречались с отцом в Германии в присутствии детского психолога и вернулись с тем же: «Папа опять соврал». Оказалось, полдня под туалетом кафе возле площадки, где проходило общение, сидела Климова. А Толик ее фото детям уже показал, называя «своей девочкой». Тут они идут в туалет, и она… им лыбится в тридцать два зуба. Дочки спрашивают: «Папа, это ж твоя дивчинка». А он в ответ: «Не знает эту тетю».

Вечером того же дня гляжу, дети, как кумушки, обсуждают: «Это же она была, он опять обманывает». Но Толик, похоже, считает своих дочерей глупыми. Как и весь мир вокруг».

  • Надежда уверена, что из-за Анатолия Тимощука их дочки могли оказаться в школе для умственно отсталых:

«Это в интервью он хвастается, что дочки на четырех языках говорят, а когда пытался лишить меня опекунства через суд… Поскольку детки появились на свет недоношенными, то в дошкольном возрасте немного отставали в росте от сверстников. А по закону, в немецкие школы принимают с шести лет, за исключением особых случаев. И вот когда им было по пять с половиной, их признали, хотя и готовыми, но с эмоциональными сложностями. Они все время спрашивали про маму. Тогда я попросила директора школы учесть историю рождения и начать обучение с семи лет. Директор согласилась. Толик же… подал иск о том, что я всех подкупила, и потребовал проведение экспертизы.

Для детей начался кошмар. Тесты в психиатрической клинике по 3,5 часа. Около часа заполняли анкеты, и никто дочкам не объяснял, что будет происходить. Скажем, показывают зебру и спрашивают: «Это кто?». А они так устали, что отвечают: «Мама, мы уже идем домой?». В итоге эксперты заключили, что у детей IQ в районе 60-70 баллов. И что они не говорят ни по-немецки, ни по-украински. Вроде как умственно отсталые…

Тогда мы прошли альтернативный тест на IQ в элитном мюнхенском университете Людвига и Максимилиана. Там мне не разрешили находиться рядом с детьми. Зато они набрали 118 баллов! Это было выше стандарта для их возраста. Тем не менее, последующий суд превратился в ад.

Органы опеки, судья, назначенный государством для детей адвокат – сам Толик, как обычно, на заседании отсутствовал – с умным видом рассуждали о том, что дочек следует определить в… школу для детей с синдромом Дауна.

Я сидела и думала: «Какие-то чужие люди решают судьбу моих детей, а этот сукин сын сидит где-то в Питере под юбкой, послав вместо себя армию дебилов уничтожать своих же дочерей»… Я не выдержала и показала результаты другого теста, не судебного. По правилам, мне слово не полагалось, но как я могла молчать?! Судья была в бешенстве: «Ваши дети будут учиться там, где мы решим!». Я в ответ: «То есть, вы хотите сделать нормальных людей больными, потому что их папе это выгодно?». Предварительно я изучила вопрос, знала, что закон, касающийся процедуры проведения тестов, на моей стороне. И судья не решилась пойти на откровенное нарушение.

На полгода дочек отправили в детский сад. А сейчас они уже третий год успешно учатся в обычной школе. Так что тест у психиатра надо было проходить не им, а их отцу».

  • Экс-супруга Тимощука поделилась мнением о том, насколько реально заключение мирового соглашения в суде:

«Шесть раз мои адвокаты предлагали заключить мировую. В какой-то момент Толик всех своих представителей уволил и взял хорошего немецкого юриста, топового. Мы обрадовались: мол, теперь есть с кем вести диалог. И ведь Толику мировая была выгодна. Сэкономил бы на судебных издержках около полутора миллионов евро. Обезопасил бы себя от возможного преследования, ведь прокуратура сейчас всерьез заинтересовалась всеми этими махинациями с имуществом, с левыми подписями…

Однако договориться так и не получилось. Нам ответили: «Фрау Климова сказала, что ни Наде, ни детям не должно достаться ни одного евро». Выходило, я развожусь с некой фрау Климовой. Она ставила свою подпись даже под… присягой Толика в суде. Я засомневалась: а была ли я все эти годы замужем за мужчиной?

Толик неоднократно озвучил мне свою идею фикс: «Когда у тебя закончатся деньги, я заберу детей и найду людей, которые будут их выращивать». Не воспитывать, а именно выращивать – я цитирую дословно.

Все это время он пытался сделать так, чтобы я не могла оплатить счета. Скажем, я вынуждена каждый месяц доплачивать лишнюю тысячу евро за его страховку, которая ему не нужна, но она идет в одном пакете с детскими. А в Германии с этим строго: не буду платить – в случае чего, чуть ли не уголовная статья. За годы в браке у нас образовались и другие обязательства. Налоги на недвижимость, разные контракты. Толик все это переложил на меня. Специально уходит не только алиментов, а вообще от всего, за что надо платить. Ему же плевать, если его дети останутся без света. Главное – чтобы их мама оказалась в безвыходном положении».

  • Надежда вспомнила о том, насколько тяжело проходили роды их двойняшек-дочерей:

«Толик знает, что рождение детей для меня больная тема. Когда я лежала в больнице, каждое утро приходил главврач с кучей ассистентов и зачитывал, как приговор: на сегодняшний день у вас, скажем, срок 22 недели и три дня, по статистике в 90 процентах случаев у таких детей церебральный паралич, в 60 процентах – слепота, в 30 процентах – глухота и так далее…

Они хотели, чтобы я отказалась от родов. По тогдашним немецким законам, до 24 недели беременности врачи не обязаны были спасать плод. И Толик тоже в своем стиле: «Ну, я не знаю, поступай, как хочешь». Даже в такие моменты всю ответственность с себя снимал… И после этого сказать о том, как хорошо, что девочки появились на свет в этот день, на таком раннем сроке… Это же настоящее чудо, что они выжили и обе выросли совершенно здоровыми.

А знаете, как я попала в клинику? Мы были на футболе, вместе с мужем и одним московским бизнесменом, другом Игоря Семшова, которому Толик достал билеты. И вот под конец игры у меня начались схватки. Уже в машине боль стала сильной, говорю: «Надо в больницу срочно». Но Толик решил сначала заехать на заправку, потом довести гостя до отеля… Я была за рулем. И пока они пропадали на заправке, переползла на другое сиденье, потому что могла только лежать. А Толик все это видит и говорит: «Ты потерпи еще чуть-чуть, надо все-таки в гостиницу человека завезти, потом – в больницу». Так и сделал. Со своей беременной двойней женой на шестом месяце».

  • Бывшая супруга Тимощука рассказала, как ей стало известно об отношениях Анатолия со светской львицей Анастасией Климовой:

«В один прекрасный момент я узнала, что Толик встречался и даже водил к нам в дом эту мадам с 2007 года, когда я ездила на переговоры с «Баварией» по его контракту. Он рассматривал два варианта: либо мы продолжаем жить вместе, и я исполняю роль какой-то дурочки, либо начинаем войну. Но я не умею притворяться. А Толик боялся рассказать всю правду, продолжая нести какую-то ерунду. Если бы не струсил, все могло сложиться гораздо проще.

Жить на две семьи? Прямым текстом он так не говорил. Сказал так: «Никакую Климову я не знаю, ты сошла с ума и хочешь меня прилепить к какой-то незнакомой женщине. Клянусь всем на свете, клянусь ее ребенком».

  • Надежда утверждает, что дочь Климовой внешне похожа на сестру Анатолия Тимощука:

«Да, это так. И черты Толика есть. Александр Кокорин называет ее дочкой Тимощука. И сам Толик также обращается к ней «дочка», хотя старшего сына Климовой он не называет «сыном».

  • Бывшая жена Тимощука предполагает, что Анастасия Климова и ее окружение в будущем облапошат Анатолия:

«Толика хорошо обработали, преподнесли все в нужном свете. Дескать, такая роскошная женщина, все ее хотели, а она досталась ему! И сейчас Климова продолжает его разводить так, что он переписывает на нее все имущество. Когда наступит удобный момент, ничего и делить не придется. Все отойдет к ней…».

  • Надежда Навроцкая упрекает Анатолия Тимощука в боязни принимать серьезные решения и отсутствии самостоятельности:

«Толик подвержен чужому влиянию. Суггестивность – так это называется. Лишь бы решение принимал кто-то другой, чтобы ни за что самому не отвечать. И на общение с детьми он идет для галочки. Нужно же показать свое участие. Правда, у него плохо получается. С днем рождения он девочек не поздравлял уже два года. Даже открытку не пришлет. Шоу и показуха в судах есть, а реального папы – нет.

Думаю, его покалечили в детстве, ставя перед ним невыполнимые задачи. Его не принимали таким, каков он есть, а он ребенком просто хотел заслужить любовь. И в итоге сам не знает, кем стал. Свое мнение отсутствует напрочь.

Думаю, он сам осознает свое ничтожество и пустоту внутри. Толик от всего бежит. Впрочем, ему и раньше было сложно найти с кем-то общий язык. Близких друзей у него никогда не было».

  • Бывшая супруга Тимощука утверждает, что она вела переговоры о переходах Анатолия в «Зенит» и «Баварию»:

«И Фурсенко, и Ахметов подтвердят вам, что все детали утрясали мы с Виталием Юрченко, помогавшим вести Толины дела… А Толик все равно ничего не читал. Говорил: если что, мы будем виноваты. Лишь бы ни за что не отвечать. И с «Баварией» так было. Не верите, спросите у Ули Хенесса или Карла-Хайнца Румменигге. Узнайте, как они купили Тимощука. Только не из прессы, которая писала, что мюнхенцы сами вышли на Толика после победы «Зенита» над «Баварией» в Кубке УЕФА. На самом деле я через знакомых, через десятые руки вышла на… водителя одного из руководителей «Баварии». Задача была такой: между делом спросить, не будет ли клубу интересен Тимощук, и передать контакты его представителей. Так и сделала.

Вскоре мы получили ответ из Мюнхена, что там готовы вести переговоры. Тогда уже составили официальный запрос, все, как полагается. Прилетели в отель, где разместилась «Бавария» на выезде, и там встретились лично с Хенессом и его помощниками и еще тем человеком, который до этого вывел меня на водителя».