Единогласное переизбрание Сергея Прядкина главой Премьер-лиги может иметь самые неожиданные последствия. Объясняем, при чем тут Валерий Газзаев.

Время споров

Последние несколько дней вернули живой интерес к российскому футболу. Зимняя спячка закончилась, и у нас назревает один скандал за другим. Александр Кокорин и Сергей Семак узнают об аренде форварда в «Сочи» из СМИ – оба явно против такого сценария. Этот эпизод, скорее, локальный, хотя прецедент все равно повлияет на психологию. Если футболист и тренер самого влиятельного клуба страны добьются отмены решения руководства, другие игроки поймут, что в будущем возможно отказываться от не устраивающих ссылок и вставать в позу. Неважно, насколько высок ранг управляющих.

Куда значимее для развития всего нашего футбола ситуация с выборами президента РПЛ. Полторы недели назад клубы на очередном собрании проголосовали за то, чтобы действующий глава лиги остался на своем посту еще на пять лет. Сделано это было, когда представители РФС Александр Алаев и Максим Митрофанов покинули заседание.

У Прядкина весьма хорошие отношения со всеми клубами. К тому же голосование было открытым (что тоже не понравилось РФС). Каждый видел, кто поднимает руки. С учетом установившегося на данный момент согласия внутри лиги желающих вызывать споры не нашлось.

Позже РФС признал результаты выборов недействительными из-за нарушений устава. Проще всего представить это конфликтом интересов Прядкина и президента РФС Александра Дюкова. На деле стороны вполне могли бы мирно сотрудничать. Проблема в разном видении развития футбола в России.

Это явно не примитивная борьба за власть. Чтобы лучше разобраться, мы предлагаем обратить внимание на различие во взглядах несогласных друг с другом инстанций.

Показать силу

Лояльность клубов достигнута Прядкиным в том числе благодаря умению идти на компромисс. Вполне вероятно, что при ином, менее гибком президенте РПЛ, «Тамбов», несмотря на победу в ФНЛ, так бы и не попал в высший дивизион. «Волки» могли не пройти лицензирование из-за отсутствия подходящего требованиям стадиона.

В итоге тамбовчане играют на принимавшей ЧМ-2018 арене в Саранске, и никто не пострадал. РФС в этом плане четко высказался. Со следующего сезона обязательно иметь соответствующий требованиям стадион именно в своем регионе. Кстати, проблемы с ареной возникли не только у дебютанта лиги, но и у ее регулярного участника – «Оренбурга». Этот клуб тоже получил поблажки и спокойно работает над устранением недостатков: будет увеличена вместительность и, возможно, добавлена крыша.

Судейский вопрос демонстрирует не столько отличие взглядов, сколько разницу в степени влияния. Представители РПЛ в большинстве своем высказывались против продолжения работы главы судейского департамента Александра Егорова. Решать его судьбу должен был РФС.

Считалось, однако, что Дюков отложил дело до конца сезона. А затем – неожиданно для многих – футбольный союз разделил департамент судейства и инспектирования на два отдельных, а первый доверил венгру Виктору Кашшаи.

Даже внедрение VAR, которое вызывает массу споров среди клубов, находится в ведении РФС, а лига лишь занимается финансированием. Здесь РПЛ зависима от союза. А тому проявление своей силы, очевидно, по нраву. Поэтому полностью автономное решение о новом сроке Прядкина в РФС совсем не оценили.

Ключевой же пункт разногласия между лигой и союзом – численный состав РПЛ. И здесь запускаются такие процессы, которые способны серьезно реформировать наш футбол.

Путь к Суперлиге

Дюков не только намерен ужесточить спрос с клубов при лицензировании. Он не слишком-то рад, что РПЛ планирует расширяться. Сам президент РФС называет вопрос, по которому клубы уже фактически приняли положительное решение на предыдущем собрании, лишь «высказанной идеей».

Генсек РФС Алаев прямо высказал недовольство поспешностью лиги, которая подумывает об увеличении количества участников уже со следующего сезона. Тем более, что особо горячо за расширение ратуют клубы из низов. Но они-то и составляют большинство. Кроме лидирующей пятерки и «Спартака» все остальные команды испытывают вполне реальный страх вылететь в ФНЛ. 18 клубов в Премьер-лиге уже с нового сезона подразумевают устранение таких рисков.

Как раз на теме расширения начался пока не слишком заметный, но, вероятно, ощутимый в дальнейшем раскол и в самой лиге. Леонид Федун отчаянно против увеличения числа клубов. Александр Медведев из «Зенита» менее категоричен, но имеет ряд замечаний.

Чем глубже будет скважина разногласий, тем ближе вариант с изменением самого формата лиги. Российские топ-клубы могут плюнуть на все и создать собственную Суперлигу. Удачный пример КХЛ давно перед глазами. Даже те руководители грандов, кто голосовал за расширение, например, Евгений Гинер, видят основную возможность для этого в привлечении команд из соседних государств.

Вы еще помните проект Объединенного чемпионата от Валерия Газзаева? Если РПЛ и РФС так и не договорятся, нечто подобное станет реальностью. В случае приглашения в компанию к лучшим командам России «Кайрата», «Астаны», минского «Динамо», БАТЭ и прочих состоятельных иностранных клубов, будут выполнены многие озвученные задачи. Такие, как повышение интенсивности игр, увеличение доходности.

Другое дело, что при подобном варианте развития событий матчи вроде «Уфа» – «Рубин» окажутся совсем на обочине и будут собирать еще меньше зрителей. Хоть какое-то экономическое обоснование содержания клубов в регионах будет утеряно.

Бенефициары и пострадавшие будут при любом раскладе. Ясно одно: в российском футболе грядут перемены, и в глобальном масштабе это, скорее, хорошо, чем плохо.