Андрей
Ромашов, адвокат нападающего «Зенита» Александра Кокорина, выступил в
суде, где рассматривается апелляция на решение суда по поводу возможного
изменения меры пресечения его подопечного.

«О чем
говорит отсутствие общего срока 6 месяцев в материалах дела? Это говорит о том,
что Пресненский суд не учел данный срок, что предполагает невозможность
дальнейшего заключения, тем более сроком на 6 месяцев. Для чего суду
понадобилось 6 месяцев, я не понимаю.

Также суд
не учел личность Александра Кокорина. У него на иждивении жена и малолетний ребенок.
Есть характеристики о помощи детям-инвалидам и футбольным секциям. Суд должен
был учесть это, потому что это значительно принижает степень общественной
опасности, но не учел. Суду была предъявлена медкарта о состоянии здоровья.
Медицинскую помощь оказывают фельдшеры СИЗО, а врачей, в том числе «Зенита», не
допускают.

Постановление напоминает стихотворение
Лермонтова: смешались в кучу кони, люди. Кокорин пахал 6 месяцев до того
инцидента, может быть, это повлияло на его поведение. Содержание под домашним
арестом предполагает те же гарантии, что и нынешняя мера пресечения», — сказал
Ромашов.