Футбольная Испания в коррупционном плане долгое время находилась в трогательном статусе ангела в белоснежных одеждах, и тому имелось несколько причин. Во-первых, испанские подковерные дела являлись не такими громкими, как, например, итальянские и восточноевропейские; во-вторых, большие клубы Примеры в них не участвовали; и, наконец, в-третьих, из-за особой корпоративной этики информация практически не просачивалась за пределы страны.

Сейчас, когда LFP сама заинтересована в выявлении договорняков, когда FederBet вычисляет странные всплески линейных ставок, когда Confidential Digital проверяет любые подозрительные входящие и исходящие транзакции на счетах клубов, все, конечно, стало иначе – белоснежные ангельские одежды испанского футбола оказались лишь симулякром, скрывающим тщательно замаскированные пороки: тщеславие и алчность, гордыню и корысть.

Давайте же откроем для себя этот мир больших денег и чрезвычайных амбиций.

12:1


deportesconhistoria.blogspot.com

В отборе к Евро-1984 Испания выступала в одной группе с Нидерландами, Ирландией, Исландией и Мальтой. На Евро выходил только победитель группы, и перед последним туром подопечные Мигеля Муньоса на два очка отставали от Нидерландов (за победу начислялось два пункта), имея при этом существенно худшую разницу забитых и пропущенных мячей: +16 у «Оранжевых» против +5 у «Фурии». В общем, чтобы пройти дальше, нужно было обыгрывать Мальту с разницей +11, что казалось абсолютно нереальным. Матч проходил в Севилье на стадионе «Бенито Вильямарин», вмещающим 50.000 зрителей, но болельщики уже не верили в сборную, и сектора зияли пугающими пустотами.


wikipedia.org

Мигель Муньос начал с расстановки 3-3-4, которая уже на десятой минуте превратилась в совершенно безумную 2-4-4: центрбек Антонио Маседа выдвинулся в опорную зону. В дебюте «Фурия» не забила пенальти, открыла счет только на 15-й минуте, вскоре пропустила, и после первого тайма на табло горели хоть и победные, но разочаровывающие цифры 3:1. Но во второй половине игры зрители лицезрели на поле только одну команду. За 45 минут испанские футболисты забили девять мячей (последний и решающий на счету Хуана Сеньора, не реализовавшего одиннадцатиметровый), и, уничтожив Мальту, обошли Нидерланды в турнирной таблице. На Евро-1984 команда Мигеля Муньоса завоевала серебряные медали.


wikipedia.org

Естественно, триумфальная победа испанской сборной породила множество слухов и разного рода инсинуаций.
Говорили о том, что турецкий арбитр Эркан Гексель был «заряжен»: Мальта получила быстрый и неочевидный пенальти в свои ворота, доигрывала вдесятером, да и вообще, по судейству существовали вопросы. Сам Гексель в интервью Marca в 2008 году рассказывал, что после поединка в его честь устроили вечернику, и турецкий консул сказал ему, что Гексель за один вечер сделал для испано-турецких отношений больше, чем сам консул за пять лет.


marca.com

Игроки сборной Мальты сумели отойти от шока только через 35 лет: они утверждали, что видели у соперников пену на губах, понимая под этим поэтическим определением стероидную загрузку. Кроме того, они рассказывали, что в перерыве принимающая сторона преподнесла им нарезанные дольки лимона – съев их, мальтийцы почувствовали себя опьяненными. Существовали и другие теории заговора, гласившие о подкупе нескольких мальтийских футболистов, в частности, вратаря Джона Бонелло; а также о том, что администраторы Испании и Мальты все решили между собой в невероятно долгом перерыве матча.

Нежданчик для Нидерландов.

До сих пор неизвестно, что там произошло на самом деле. Тем не менее, одна из величайших побед в истории сборной Испании стала, по сути, первым сигналом о «портфельном бизнесе» на международном уровне.

Спасение «Атлетика»

Эль Класико – это не только матч между «Реалом» и «Барселоной». Сам термин означает поединок так называемых классических команд, то есть клубов, никогда не покидавших высший дивизион. А таковых в Испании не два, а три, поэтому встречи «Атлетика» из Бильбао с «Мадридом» и «Барсой» тоже называются Эль Класико.


as.com

Классические команды позиционируются в качестве гордых носителей традиций лиги, и их вылета не хочет никто.

В 2007 году «Атлетик» находился на грани трагического прощания с Примерой, и для гарантированного спасения должен был дома побеждать «Леванте» — команду, перед которой не стояло никаких турнирных задач. С самого начала игры защита «Лягушек» (прозвище клуба из Валенсии) напоминала проходной двор, где самым экзотичным персонажем выглядел оборонец Хосе Серрано, большую часть того сезона проведший в дубле. Но несмотря на то, что гости явно не усердствовали в обороне, «Атлетик» никак не мог забить: форварды, несколько раз (это не шутка) выходившие один на один, мазали из убойных позиций, мяч попадал в штангу или в застенчиво пытающегося избежать игрового снаряда вратаря «Леванте» Хосе Молину.

Наконец, на 59-й минуте вернувшемуся из дубля Хосе Серрано все это надоело, и он, ко всеобщему облегчению всех присутствующих, не лишенным элегантности движением поразил собственные ворота. Затем Габилондо на всякий пожарный забил второй, и «Львы» оформили спасение.

Маскарад в Бильбао.

3 декабря 2008 года грянул гром: радиосеть Cadena Cope обнародовала аудиозапись разговора между президентом «Леванте» Хулио Ромеро Сальвадором и авторитетным защитником Иньяки Дескаргой (прослушать можно здесь). Последний утверждал, что все футболисты хотят премию и никто не узнает, что игра подстроена. Подлинность аудиозаписи доказать не удалось, но Дескарга под давлением крайне заинтересованной общественности признался в том, что футболисты «Леванте» действительно получили указание особо не сопротивляться вкупе с щедрым финансовым вознаграждением.

Президент Хулио Ромеро Сальвадор в 2009 году вынужденно покинул свой пост.

Дело «Сарагосы»

Перед последним туром чемпионата Испании 2010/11 букмекерские конторы не принимали ставки сразу на несколько матчей, одним из которых являлся поединок между «Леванте» и «Сарагосой». Арагонцы находились в зоне вылета, тогда как валенсийская команда уже решила вопрос со своим спасением.

heraldo.es

«Сарагоса» победила в гостях со счетом 2:1 и осталась в Примере, а ее полузащитник Габи, проводивший сотый матч в высшем испанском дивизионе, разразился дублем.

Но самое интересное началось после финального свистка.

Антикоррупционный комитет, у которого матч вызывал стойкие подозрения, зафиксировал странный всплеск финансовой активности: оказалось, что между 17 и 19 мая 2011 года (сама встреча проходила 21 мая) девять футболистов «Сарагосы», а также примкнувшие к ним тренер Хавьер Агирре и спортивный директор Антонио Прието получили премии на общую сумму в 965.000 евро с формулировкой «за достижения». За какие конкретно достижения – не совсем понятно, ведь команда обреталась в подвале турнирной таблицы. С деньгами поступали так: все премированные получили наличку и, не вскрывая конвертов, передавали ее президенту и мажоритарному акционеру клуба Агапито Иглесиасу. Дальше финансовый поток скрывался в тумане неизвестности, но предполагается, что Агапито Иглесиас использовал 965.000 (+ 400.000 евро, которые он собственноручно снял с счетов «Сарагосы») для стимуляции футболистов «Леванте». Габи, Агирре и Андер Эррера впоследствии не отрицали, что участвовали в круговороте денежных потоков.

Не продался только голкипер Мунуа.

В тот же период футболисты «Леванте» количеством в 21 человек, активно использовали свои банковские карты для совершения разного рода покупок и просто снятия денег. В этом не уличили только голкипера Густаво Мунуа – да и по игре, в принципе, заметно, что страж ворот действовал в полную силу: он отразил несколько опаснейших ударов футболистов «Сарагосы».

В 2017 году суд вынес решение: не доказано, что деньги, изъятые из казны «Сарагосы», получили именно футболисты «Леванте».
LFP продолжает настаивать на дополнительном расследовании в связи с новыми фактами дела и показаниями его фигурантов.

Что касается уже бывшего президента «Сарагосы» Агапито Иглесиаса, то ему грозил тюремный срок от шести до восьми лет — за темные делишки, уже не связанные с футболом. Он обвинялся в перерасходе средств в размере 1,4 млн евро – дело касалось строительства (фирма Иглесиаса фиксировала на бумаге определенный пласт работ, но в реальности их не проводила) и признавалось крупнейшим региональным случаем коррупции в истории Арагона.

Оправдали за недостатком доказательной базы.

Продолжение следует…