«Тенерифе» девяностых. Без почки, волос и тренерской лицензии «Тенерифе» девяностых. Без почки, волос и тренерской лицензии В девяностых «Тенерифе» с Канарских островов стал одним из самых ярких представителей Примеры. «Тете» вошли в летописные записи как команда, которая дважды отбирала золото испанского первенства у мадридского «Реала» и вручала его «Барселоне». Этот феномен в Испании получил даже собственное имя – Эль Тенерифасо. https://twitter.com/CDTOficial/status/672165582742097920 «Тенерифе» девяностых. Гинеколог, дядя игрока «Реала» и будущий тренер «Барселоны» В 1991-ом году состав «Тенерифе» пополнили два аргентинских форварда, Хуан Антонио Пицци и Оскар Дертисия. Президент «Тете» Хавьер Перес никогда не видел Пицци в деле, но спортивный директор Сантьяго Льоренте продемонстрировал карьерную статистику нападающего (0,5 гола за игру), а также сказал, что Пицци называют «Ящерицей» («Эль Лагарто») за умение перевернуть любой эпизод в свою пользу. Однако, потрясло Переса другое. Оказалось, что большую часть профессиональной карьеры Хуанан Пицци играл с одной почкой – из-за ужасающего столкновения с вратарем Роберто Бонано и последующей операции. Президент «Тенерифе», имевший схожие проблемы, тут же проникся симпатией к футболисту, о существовании которого днем раньше даже не подозревал. У Оскара Дертисии наличествовали иные затруднения: будучи человеком тонкой душевной организации и холерического темперамента, он так переживал, что не попал в заявку национальной сборной на ЧМ-1990, что на нервной почве лишился всех своих волос. В Испании его называли «Мистер Пропер», как лысого мультяшного персонажа из рекламы чистящих средств. Два форварда в старте казались тренеру Хорхе Солари слишком малыми силами для взламывания обороны противника, поэтому компанию парочке аргентинцев обычно составлял Кике Эстеберранс, воспитанник мадридского «Атлетико» и гроза минорных лиг: в 1989-ом году он завоевал Трофео Пичичи (приз лучшему бомбардиру) третьего испанского дивизиона, выступая за сантандерский «Расинг». [caption id="attachment_86129" align="alignnone" width="800"] Фото: as.com[/caption] «Тете» время от времени показывал зашкаливающе качественный футбол, из этой оперы победы над «Логроньесом» 3:0 (дубль Кике), «Атлетиком» 4:1 (хет-трик Пицци) и «Бургосом» 4:1 (сложная красота от Редондо), но ключевые слова тут – «время от времени». Команду бросало то в жар, то в холод, но Солари пил мате, слушал Пьяццолу и делал вид, что у него все под контролем. Однако когда «Тенерифе» потерпел 5 поражений в 6 матчах, а игроки стартового состава Себа Чано и Фелипе Миньямбрес начали приезжать на тренировки с чудовищным выхлопом, стало понятно: наставник больше не контролирует ни поле, ни раздевалку. Последней каплей стал выезд в Памплону. Тренер оставил на скамейке запасных Хуанана Пицци, к тому времени уже превратившегося в икону фанатов «Тете», а взбешенный грубой игрой «Осасуны» Фернандо Редондо после очередного жесткого стыка с Чомином Ларраинсаром и карикатурным падением соперника на газон, закричал: «Ешь землю, осел!» Островитяне уступили 0:2, и после того, как команда приземлилась в Санта-Крус-де-Тенерифе, президент вызвал на ковер главного тренера Хорхе Солари для прощального разговора. Хавьер Перес к тому времени уже окончательно проникся духом гарры и Пампасов, то бишь аргентинским, поэтому хотел пригласить наставника именно этой национальности – тем более, что и тремя разрешенными тогда легионерами в составе тоже были аргентинцы. Выбор президента пал на Хорхе Вальдано, который никогда не работал главным тренером, но с нетерпением ждал свой первый проект, мечтая поставить такую же игру, как Йохан Кройф в «Барселоне». Пока же Вальдано все еще обретался без тренерской лицензии и вел фантастически качественные колонки в испанской прессе, буквально тактически препарируя команды Примеры. Однако президенту «Тенерифе» Хорхе сразу же ответил отказом, поскольку уже согласовывал личный контракт с «Кадисом» («Кадис», в своих лучших традициях, пребывал в зоне вылета), зато принял приглашение поужинать на Канарских островах – после чего, как любой нормальный человек, не захотел оттуда уезжать. https://twitter.com/visit_tenerife/status/1262164868372799488 Придя в качестве кризисного менеджера, Вальдано сразу же одержал неожиданную викторию над «Валенсией» 2:1 (за «Валенсию», кстати, забил форвард Роммель, ранее выступавший за «Тете», о его трагической судьбе мы уже упоминали в предыдущем материале), а потом сотворил настоящую сенсацию. 25 апреля «Тенерифе» победил «Барселону» Йохана Кройфа со счетом 2:1 благодаря великому во всех отношениях дублю Хуанана Пицци. После того, как «Тенерифе» грохнул «Севилью» 4:1 (снова два мяча Пицци, гол Дертисии), у Анхеля Каппы, помощника Хорхе Вальдано, спросили, что изменилось в игре команды. Каппа, до этого работавший ассистентом у самого Сесара Луиса Менотти, апологета атакующего футбола, мрачного философа и истого визионера, выигравшего чемпионат мира («Футбол – это искусство, игра – это эстетика, матч — это картина, турнир — это поэма», пресс-конференции Моуриньо покажутся вам детским праздником на лужайке, если вы увидите хоть одно выступление великого Эль Флако), ответил максимально просто, хоть и довольно однотипно: «Тут хорошие болельщики, хорошие люди в руководстве и хорошие футболисты в команде. Поэтому мы тоже хотим играть хорошо. В смысле, первым номером, независимо от соперника». Чрезвычайно важным было и то обстоятельство, что президент и тренер имели схожие взгляды на развитие клуба. Хавьер Перес сделал из футбольной организации акционерное общество, купил землю для создания спортивного городка и начал перестраивать раздевалки на «Элиодоро Родригес Лопес». В 1989-ом году сборная Испании играла здесь «товар» против команды Швейцарии, и, по словам Переса, с тех пор ему в ночных кошмарах снились огромные глаза футболистов «Красной фурии», шагнувших в подтрибунные помещения стадиона. «Мы стараемся сделать все для комфорта игроков, - говорил спортивный директор Сантьяго Льоренте. – Летом у нас будут лучшие раздевалки в Примере». Вальдано же рассуждал о том, что инфраструктура является очень важной составляющей для клуба, который метит в еврокубки и не забывал о футболе: «Раньше «Тенерифе» играл первым номером дома и вторым – в гостях или против больших команд. Мы инициативно сыграли с «Барселоной» и выиграли: это говорит о том, что мы всегда должны демонстрировать атакующий и агрессивный футбол против абсолютно любой команды». Это отрывок из интервью Хорхе Вальдано для Marca от 25-го мая 1992-го года. https://twitter.com/OldSchoolPanini/status/995761540312784896 Тогда никто еще не знал, что ровно через 13 дней маленькая команда с Канарских островов прогремит на весь мир, обрастет десятками тысяч новых поклонников и таким же количеством ненавистников, и навсегда впишет свое имя в историю испанского футбола. Продолжение следует…
@Алекс Маннанов
Фото: atlanticohoy.com

«Тенерифе» девяностых. Без почки, волос и тренерской лицензии

В девяностых «Тенерифе» с Канарских островов стал одним из самых ярких представителей Примеры. «Тете» вошли в летописные записи как команда, которая дважды отбирала золото испанского первенства у мадридского «Реала» и вручала его «Барселоне». Этот феномен в Испании получил даже собственное имя – Эль Тенерифасо.

«Тенерифе» девяностых. Гинеколог, дядя игрока «Реала» и будущий тренер «Барселоны»

В 1991-ом году состав «Тенерифе» пополнили два аргентинских форварда, Хуан Антонио Пицци и Оскар Дертисия. Президент «Тете» Хавьер Перес никогда не видел Пицци в деле, но спортивный директор Сантьяго Льоренте продемонстрировал карьерную статистику нападающего (0,5 гола за игру), а также сказал, что Пицци называют «Ящерицей» («Эль Лагарто») за умение перевернуть любой эпизод в свою пользу. Однако, потрясло Переса другое. Оказалось, что большую часть профессиональной карьеры Хуанан Пицци играл с одной почкой – из-за ужасающего столкновения с вратарем Роберто Бонано и последующей операции. Президент «Тенерифе», имевший схожие проблемы, тут же проникся симпатией к футболисту, о существовании которого днем раньше даже не подозревал.

У Оскара Дертисии наличествовали иные затруднения: будучи человеком тонкой душевной организации и холерического темперамента, он так переживал, что не попал в заявку национальной сборной на ЧМ-1990, что на нервной почве лишился всех своих волос. В Испании его называли «Мистер Пропер», как лысого мультяшного персонажа из рекламы чистящих средств. Два форварда в старте казались тренеру Хорхе Солари слишком малыми силами для взламывания обороны противника, поэтому компанию парочке аргентинцев обычно составлял Кике Эстеберранс, воспитанник мадридского «Атлетико» и гроза минорных лиг: в 1989-ом году он завоевал Трофео Пичичи (приз лучшему бомбардиру) третьего испанского дивизиона, выступая за сантандерский «Расинг».

Фото: as.com

«Тете» время от времени показывал зашкаливающе качественный футбол, из этой оперы победы над «Логроньесом» 3:0 (дубль Кике), «Атлетиком» 4:1 (хет-трик Пицци) и «Бургосом» 4:1 (сложная красота от Редондо), но ключевые слова тут – «время от времени». Команду бросало то в жар, то в холод, но Солари пил мате, слушал Пьяццолу и делал вид, что у него все под контролем. Однако когда «Тенерифе» потерпел 5 поражений в 6 матчах, а игроки стартового состава Себа Чано и Фелипе Миньямбрес начали приезжать на тренировки с чудовищным выхлопом, стало понятно: наставник больше не контролирует ни поле, ни раздевалку. Последней каплей стал выезд в Памплону. Тренер оставил на скамейке запасных Хуанана Пицци, к тому времени уже превратившегося в икону фанатов «Тете», а взбешенный грубой игрой «Осасуны» Фернандо Редондо после очередного жесткого стыка с Чомином Ларраинсаром и карикатурным падением соперника на газон, закричал: «Ешь землю, осел!» Островитяне уступили 0:2, и после того, как команда приземлилась в Санта-Крус-де-Тенерифе, президент вызвал на ковер главного тренера Хорхе Солари для прощального разговора.

Хавьер Перес к тому времени уже окончательно проникся духом гарры и Пампасов, то бишь аргентинским, поэтому хотел пригласить наставника именно этой национальности – тем более, что и тремя разрешенными тогда легионерами в составе тоже были аргентинцы. Выбор президента пал на Хорхе Вальдано, который никогда не работал главным тренером, но с нетерпением ждал свой первый проект, мечтая поставить такую же игру, как Йохан Кройф в «Барселоне». Пока же Вальдано все еще обретался без тренерской лицензии и вел фантастически качественные колонки в испанской прессе, буквально тактически препарируя команды Примеры. Однако президенту «Тенерифе» Хорхе сразу же ответил отказом, поскольку уже согласовывал личный контракт с «Кадисом» («Кадис», в своих лучших традициях, пребывал в зоне вылета), зато принял приглашение поужинать на Канарских островах – после чего, как любой нормальный человек, не захотел оттуда уезжать.

Придя в качестве кризисного менеджера, Вальдано сразу же одержал неожиданную викторию над «Валенсией» 2:1 (за «Валенсию», кстати, забил форвард Роммель, ранее выступавший за «Тете», о его трагической судьбе мы уже упоминали в предыдущем материале), а потом сотворил настоящую сенсацию. 25 апреля «Тенерифе» победил «Барселону» Йохана Кройфа со счетом 2:1 благодаря великому во всех отношениях дублю Хуанана Пицци. После того, как «Тенерифе» грохнул «Севилью» 4:1 (снова два мяча Пицци, гол Дертисии), у Анхеля Каппы, помощника Хорхе Вальдано, спросили, что изменилось в игре команды. Каппа, до этого работавший ассистентом у самого Сесара Луиса Менотти, апологета атакующего футбола, мрачного философа и истого визионера, выигравшего чемпионат мира («Футбол – это искусство, игра – это эстетика, матч — это картина, турнир — это поэма», пресс-конференции Моуриньо покажутся вам детским праздником на лужайке, если вы увидите хоть одно выступление великого Эль Флако), ответил максимально просто, хоть и довольно однотипно: «Тут хорошие болельщики, хорошие люди в руководстве и хорошие футболисты в команде. Поэтому мы тоже хотим играть хорошо. В смысле, первым номером, независимо от соперника».

Чрезвычайно важным было и то обстоятельство, что президент и тренер имели схожие взгляды на развитие клуба. Хавьер Перес сделал из футбольной организации акционерное общество, купил землю для создания спортивного городка и начал перестраивать раздевалки на «Элиодоро Родригес Лопес». В 1989-ом году сборная Испании играла здесь «товар» против команды Швейцарии, и, по словам Переса, с тех пор ему в ночных кошмарах снились огромные глаза футболистов «Красной фурии», шагнувших в подтрибунные помещения стадиона. «Мы стараемся сделать все для комфорта игроков, — говорил спортивный директор Сантьяго Льоренте. – Летом у нас будут лучшие раздевалки в Примере». Вальдано же рассуждал о том, что инфраструктура является очень важной составляющей для клуба, который метит в еврокубки и не забывал о футболе: «Раньше «Тенерифе» играл первым номером дома и вторым – в гостях или против больших команд. Мы инициативно сыграли с «Барселоной» и выиграли: это говорит о том, что мы всегда должны демонстрировать атакующий и агрессивный футбол против абсолютно любой команды».

Это отрывок из интервью Хорхе Вальдано для Marca от 25-го мая 1992-го года.

Тогда никто еще не знал, что ровно через 13 дней маленькая команда с Канарских островов прогремит на весь мир, обрастет десятками тысяч новых поклонников и таким же количеством ненавистников, и навсегда впишет свое имя в историю испанского футбола.

Продолжение следует…

Отзывы