#ProstoProSport продолжает цикл материалов об истории главной хоккейной лиги мира.

Все это время соперники «Оттавы», «Канадиенс», делали все, что можно и нельзя, для того, чтобы прекратить господство «Сенаторз» и занять их место на вершине хоккейного королевства. Забавное решение было принято генеральным менеджером клуба Лео Дандюраном – для достижения вышеуказанной цели он наложил запрет на управление личными автомобилями для своих игроков. Объяснил он данное вето тем, что мышцы хоккеистом во время вождения утомляются, и это нежелательная нагрузка для них многих возрастных «скейтеров».

По поводу ветеранов менеджер был прав, в составе команды их было множество. Например, если вратарь Жорж Везина был еще в более-менее хорошей форме, то некоторые другие игроки уже не могли похвастаться подобным уровнем. Лалонд уже покидал команду, но вернулся для того, чтобы помочь ей выиграть титул. После завершения чемпионата Ньюси ушел в PCHA в команду «Саскатун». В качестве компенсации «Канадиенс» получили в свои ряды молодого новичка Ореля Джулиэтта и кругленькую денежную сумму. Кроме указанных игроков, в этот же год были подписаны контракты с Спрэгом Клеорном и Билли Куту. На то время эти двое считались лучшими хоккеистами в Лиге. Состав «Канадиенс» значительно обновился и омолодился, что, конечно же, усилило команду. Результаты обновления не заставили себя ждать и уже в 1924 году они стали обладателями Кубка Стэнли, а в следующем сезоне смогли попасть в финал и побороться за чашу. Любопытно, что «Канадиенс» обыграл мало кому знакомый клуб «Виктория Кугарс», и это был первый и последний случай, когда держателем серебряной трофея стала команда, не входящая в состав НХЛ.

Благодаря успехам «Монреаля» в городе были построены два катка: «Маунт Ройал Арена» и «Форум». Последний стадион соорудили для новой команды Монреаля под названием «Марунс». Она вступила в Лигу в 1924 году.

Владелец «Марунс» заплатил 15 000 долларов за вход в НХЛ. Из этого взноса 11 000 долларов ушли в пользу «Канадиенс» как компенсация за нарушение территориальных прав и возможные будущие беспокойства. По поводу «будущего беспокойства» было подмечено верно. Хозяева нового клуба стали привлекать на свою сторону англоязычных игроков из периферии Онтарио и заключать с ними договора. Такое известие для «Канадиенс» если не стало шоком, то точно значительно подпортило нервы. Кроме никому неизвестной, но талантливой молодежи в лице Нельса Стюарта, Данка Монро, Бэйба Сибера и Джеймса Страчана, в состав команды «Марунс» вошли «старички»: Бенедикт, Бродбент, Набл. Все эти люди создали отличный коллектив. В 1926 году, на второй сезон существования «Монреаль Марунс», эта команда стала обладателем Кубка Стэнли.

«Тигры» из Гамильтона, наконец, стали отвоевывать свое место под солнцем. В новом сезоне-1924/25 команда завершила регулярный чемпионат победителем, хотя предыдущие четыре года не могла попасть в плей-офф. Однако, как только у «Тигров» закончился творческий кризис и, казалось, улыбнулась удача, так их настигли финансовые проблемы. В тот сезон НХЛ увеличила количество матчей с 24-х до 30-ти, что, конечно же, отразилось на экономическом состоянии участников. Из-за транспортных расходов каждая команда была вынуждена увеличить свои траты, но у «Гамильтона» не было лишних денег. Перед матчем «Канадиенс» против «Тигров», игроки последнего коллектива объявили своим хозяевам ультиматум: либо они выплачивают каждому хоккеисту по 200 долларов, либо те отказываются выходить на лед. Президент НХЛ Фрэнк Колдер не стал долго раздумывать и вынес свой вердикт: он объявил «Канадиенс» победителем, а «Тиграм» присудил техническое поражение.

НХЛ осенью 1925 года вела приготовления к девятому сезону. В этом чемпионате в состав «Канадиенс» не вошел их легендарный вратарь Жорж Везина. За всю его карьеру (а это 16 сезонов) не было такого, чтобы он пропустил хоть один официальный матч. Причиной отсутствия Жоржа стала его болезнь, он подхватил простуду. Несмотря на то, что у Везина была температура под 40′, он все же нашел в себе силы и вышел на лед на первую игру сезона. Но после того, как силы оставили героического вратаря, его заменил Альфонс Лакруа. Спустя несколько дней был поставлен диагноз – оказалось, что у Жоржа туберкулез. Болезнь забирала очень много сил и всего за каких-то 1,5 месяца он исхудал и потерял 15 кг.

Когда Везина узнал о своей болезни, его команда продолжала играть в чемпионате. Он не хотел портить настроение и расстраивать своих коллег, поэтому попросил врачей пока никому не говорить о его хворобе. Он пришел в здание «Форума», где собрал свои вещи и форму, в которой когда-то держал выигранный их командой Кубок Стэнли, и ушел с арены. Как оказалось, навсегда. Жорж уехал к себе домой в Чикотуми, где 26 марта 1925 года умер. Это был выдающийся человек, который держал команду в тонусе. Об этом говорит то, что в следующем сезоне «Канадиенс», обладатели Кубка Стэнли, заняли последнее место в Лиге.

Генеральный менеджер «Канадиенс» Лео Дандюран едва сдерживал слезы, когда говорил о Жорже: «Он был любимцем публики и отличным вратарем, который не подводил команду. По хоккейной карьере Жоржа можно отследить весь путь команды «Канадиенс», ведь он не пропускал ни одного матча. Когда на его место в команду пришел американец, то канадцы поняли, что их любимую национальную игру — хоккей – покоряют соседи из Штатов».