Кто она?

И до этого лета в карьере 27-летней хоккеистки происходили интересные моменты. Как и многие девушки, Ананьина занималась хоккеем в одной группе с мальчиками. В родном Екатеринбурге ее партнером по команде СДЮШОР «Спартаковец» был, например, Никита Трямкин – ведущий защитник «Автомобилиста», успевший поиграть полтора сезона в НХЛ за «Ванкувер». Также с ней занимался действующий обладатель Кубка Гагарина Роман Манухов. Главное, что нужно знать о клубной карьере Ананьиной – в уфимской «Агидели» она провела четыре последних сезона, а до этого была игроком екатеринбургского клуба «Спартак-Меркурий».

Хоккеистка, играющая на позиции защитника, на всех уровнях выступала за сборную России. Она была участницей самого первого юниорского чемпионата мира среди женских сборных в 2008 году. Там российские девушки заняли восьмое место (из восьми) и проиграли все матчи с общей разницей шайб 4-37. Ананьина не набрала ни одного очка и заработала один из худших коэффициентов полезности – «-13». Но через год она поехала на чемпионат мира со взрослой командой (ей было 17 лет) и отметилась там двумя очками. В 2010-м Екатерина стала частью олимпийской сборной, которая в Ванкувере заняла шестое место.

Главные международные успехи – медаль чемпионата мира и Универсиады. В 2013-м россиянки в Оттаве выиграли бронзу мирового первенства – первые с 2001 года. Через два года хоккеистка стала чемпионкой Универсиады в Испании. Это был также первый титул студенческой хоккейной сборной.

Instagram.com

В чем суть конфликта

За четыре года в «Агидели» Ананьина становилась двукратным серебряным призером ЖХЛ, а в прошлом впервые выиграла чемпионат – в финальной серии уфимки разобрались с титулованным «Торнадо». 16 июля команда в составе 18 игроков отправилась на первый предсезонный сбор, и Ананьиной в списке не было. В этот же день она попрощалась с клубом и выразила все свои мысли в огромном посте в социальных сетях. Главным виновником своего переезда хоккеистка «сделала» спортивного директора «Агидели» Александра Семака, который за карьеру игрока выигрывал чемпионат мира-1990 и провел 289 матчей в НХЛ.

Основные претензии к руководителю – в нескольких фразах:

  • «Вообще застыл в СССР и не хочет чему-то учиться. Изучать психологию, изучать вообще новые технологии. Люди вы хоть читайте что-нибудь. Обучайтесь! Время не стоит на месте. Как тренировались лет 20-30 назад… Только идиоты сейчас тренируют так же, как тренировали их. Половина хоккеистов либо умерли, либо больными остались. То же самое по барьерам (которые выше колена) — тоже давно выяснили, что нельзя прыгать высокие барьеры. Но нет же. Мы – спортсмены, как пушечное мясо. Мы – материал, который потом выбрасывают»
  • «Семак же на себя повесил статус короля. Это типа он выиграл золото. Нет, друзья, это не его заслуга. А девчонок! Лично каждой. Кто шайбы на себя ловил (у нас некоторые с переломом играли). Кто эти шайбы забивал. Мотивация была – вот главный двигатель был. Это мы, которые перед каждой игрой договаривались сами, как нам играть. Потому что определённых схем не было в последний сезон. А нет, была одна – давление называется, и то фиг поймёшь какое это давление!»
  • «Вы, наверное, хотите спросить? Почему Семак? А где два тренера были. А у нас, к сожалению, было все через одно место. И решал все по тренировочному процессу … Спортивный директор. И по финансам тоже решал именно он, в этом сезоне он лично мне понизил зарплату до неадекватной! И это ещё… Мягко сказано! И слова тренерам не давал. Хотя, с какого лешего он так делал? Я так и не понимаю до сих пор. Я так же не понимаю, зачем выстраивать время тренировок под себя? А не под команду!! Мы тренировались в неудобное время для всех питались в неудобное нам время, портился режим сна и так далее» (ранее Ананьина, по ее словам, получала в клубе 90 тысяч рублей, сумму снизили до 20 тысяч)

Хоккеистка запомнилась уфимским болельщикам не только как игрок женской команды, но и комментатор матчей «Салавата Юлаева» на БСТ. В интернете можно найти несколько видео, где Ананьина разбирала игру команды. В прошлом сезоне Екатерину не звали на телевидение. Она считает, что тоже из-за Семака.

Instagram.com

Что сделал клуб

17 июля «Агидель» опубликовала официальное заявление, в котором обвинила Ананьину в том, что она ставила клубу ультиматум по вопросу зарплаты (хоккеистка рассказывала, что просила поднять сумму с 20 до 50 тысяч рублей).

– В связи с успехом уфимской «Агидели» в прошедшем сезоне экс-игрок команды Екатерина Ананьина в ультимативной форме потребовала увеличения действующего соглашения в 2,5 раза. Клуб посчитал нецелесообразным идти на уступки игроку и, учитывая ее пожелания, обменял права на нее в другую команду. ЖХК «Агидель» желает Екатерине дальнейших успехов в карьере в новом клубе.

Через два дня уфимский клуб разместил «открытое письмо» от игроков, где экс-хоккеистке команды пожелали «не заниматься бумаготворчеством». Свои подписи оставили 12 хоккеисток. Позже Ананьина рассказала, что одна из бывших одноклубниц извинялась за письмо.

Семак тоже не проигнорировал обвинения бывшего игрока «Агидели».

– Я-то понимаю, почему так произошло. Мне не было обидно. Хочу сказать спасибо команде за поддержку. Я думаю, что у нее после ухода была попытка насолить нам, внести раскол в команде. Но эта попытка не удалась, мы остаемся единым целым и готовы к новым достижениям, – заявил руководитель «БИЗНЕС Online».


Instagram.com

Какова ситуация сейчас

То же издание сообщало, что Ананьину могут наказать дисквалификацией – от нескольких матчей до целого сезона. Лига так и вынесла какого-либо решения. А из «Агидели» хоккеистка ушла в СКСО. Это сборная команда Свердловской области, которая за три сезона в ЖХЛ не выиграла ни одного матча и завершала каждый чемпионат с нулем набранных очков.

– Мне надо быть дома этот год, хотя предложения были из сильных команд, – говорила Ананьина «Спорт-Экспрессу».

В том же интервью она рассказала, почему не хотела уезжать из Уфы раньше.

– Я очень хотела выиграть медаль в этом клубе. Играла за сборную, брала бронзу на чемпионате мира, выступала на Олимпиаде. Но чемпионом страны не была. И вот в последнем турнире мы, наконец, победили. Теперь я могла уходить со спокойной душой.