КХЛ отстояла потолок зарплат – агенты не убили лигу КХЛ отстояла потолок зарплат – агенты не убили лигу #ProstoProSport – о войне, которую наш хоккей все же выиграл. Агент – всегда очень важный человек для спортсмена. Он не только решает вопросы трудоустройства и всего, что связано с контрактом, а зачастую еще и старший товарищ, который всегда даст совет и поможет в быту. Но это идеальный расклад. В реальности агентам чаще всего плевать на карьеры клиентов. Их интересами при трудоустройстве они руководствуются лишь в исключительных случаях – в основном, когда речь идет о звездах первой величины. А средних игроков они распихивают по тем местам, где смогут выторговать себе больше комиссионных, или выбить завышенный контракт под распил. Последний вариант весьма популярен в КХЛ, где до недавнего времени потолок зарплат был условным. Его можно было нарушать сколько угодно, главное – заплатить лиге штраф – 30 процентов от суммы превышения. Поэтому к ограничениям лиги большинство клубов, за которыми стоят крупные спонсоры, относились с пренебрежением. И это играло на руку агентам, которые устраивали игроков уровня третьего-четвертого звеньев на завышенные контракты. У многих из них на фоне распильно-откатных схем сложились хорошие отношения с руководителями конкретных клубов. Это приводило к ситуациям, когда некоторые команды КХЛ могли на половину состоять из клиентов одного агента. Так, например, Шуми Бабаев контролировал «Адмирал», «Сибирь» и «Барыс», Станислав Романов поставлял игроков своему тестю Зинэтуле Билялетдинову в «Ак Барс», Юрий Николаев в минувшем сезоне полностью подмял под себя «Трактор» и частично «Спартак». Общая сумма контрактов всех клиентов последнего составляла 2.9 миллиарда рублей. По этому показателю никого круче на территории КХЛ нет. Николаев – самый влиятельный агент в российском хоккее. Следом идет Бабаев с суммой 2.2 миллиарда. Лучших иностранцев в лигу привозит словенский агент Алеша Пилко. У него отличные связи с топовым заокеанским коллегой Джей Пи Бэрри (представляет интересы Ильи Ковальчука), поэтому зачастую, когда какой-то игрок НХЛ задумывается о переезде в Европу, ему предлагает свои услуги именно Пилко. Он привез в КХЛ Свена Андригетто, Марка-Андре Граньяни, Жильбера Брюле, Патриса Кормье, Теему Пулккинена и т.д. В общем, агенты, работающие с клубами нашей лиги, до недавнего времени чувствовали себя замечательно. Но тут КХЛ ввела жесткий потолок зарплат (900 миллионов рублей), что больно ударило по их интересам. О том, что это ограничение будет введено, было известно очень давно. Принципиальное решение по данному вопросу приняли еще в марте 2018-го, то есть два года назад. Но все привыкли к тому, что КХЛ – ручная лига, которая всегда прогибается под чьим-то давлением: будь то Федерация хоккея России, президенты отдельных клубов или агентское лобби. Любое принятое правило можно было пересмотреть или смягчить. Но не в этот раз. Одним из идеологов жесткого потолка является Председатель Совета директоров КХЛ Геннадий Тимченко, который вдобавок ко всему является еще президентом СКА, владеет частью «Йокерита» и спонсирует «Спартак». Казалось бы, отсутствие ограничений по зарплате должно его полностью устраивать. Тот же СКА мог продолжать превышать номинальный потолок в несколько раз и оставаться одним из главных фаворитов лиги. Но Тимченко решил подравнять ситуацию. Большинство топовых клубов оказались в сложных условиях. Им пришлось серьезно ужиматься, чтобы влезть в новый потолок: снижать зарплаты игроков через расторжение действующих контрактов, расставаться со звездами и переоцененными хоккеистами. Все это добавило головной боли не только менеджерам, но и агентам. Например, Сергей Паремузов не смог найти клуб, который даст желаемую сумму лучшему бомбардиру российского хоккея – 39-летнему Сергею Мозякину. В «Магнитке», где ситуация вообще катастрофическая (расстаться пришлось с десятью игроками и еще нескольким снизить зарплату) ему предложили снижение до 45 миллионов в год с возможным расширением до 60-ти за счет бонусов. По предыдущему контракту Мозякин зарабатывал гарантированно 180 и сейчас хотел не меньше 80-90, но новые экономические реалии не позволяют на такое рассчитывать. В итоге игрок вернулся к переговорам с «Магниткой». ЦСКА, которому приходится ужимать платежку с 1.75 миллиарда до 900 миллионов, даже после потерь в лице Ильи Сорокина, Кирилла Капризова и Михаила Григоренко вынужден был переподписывать контракты с Сергеем Андроновым, Максимом Маминым, Иваном Телегиным и Андреем Светлаковым с понижением зарплаты. Кому из агентов это понравится? Если клиент теряет часть суммы по контракту, то и их заработок в виде процента от него становится меньше. Поэтому на прошлой неделе президент ЦСКА Игорь Есмантович при поддержке агентского лобби атаковал КХЛ требованием поднять потолок до 1.3 миллиарда рублей. В ход шли абсурдные аргументы: нам говорили, что из лиги за океан будут вынуждены уехать многие игроки, что в стране кризис и т.д. Слушать это было просто смешно. В НХЛ из КХЛ уезжают не за деньгами, а чтобы иметь возможность играть в лучшей лиге мира. А повышение потолка в разгар кризиса окончательно убьет интригу, которой и так нет. Удивительно, но КХЛ сумела отстоять потолок в 900 миллионов подавляющим большинством голосов. Тимченко со своих позиций не сдвинулся. Агентам придется умерить аппетиты и научиться жить по-новому. Но можно быть уверенным, что это не последняя их атака на российский хоккей.
360 @Сергей Подгорнов
vk.com

КХЛ отстояла потолок зарплат – агенты не убили лигу

#ProstoProSport – о войне, которую наш хоккей все же выиграл.

Агент – всегда очень важный человек для спортсмена. Он не только решает вопросы трудоустройства и всего, что связано с контрактом, а зачастую еще и старший товарищ, который всегда даст совет и поможет в быту. Но это идеальный расклад.

В реальности агентам чаще всего плевать на карьеры клиентов. Их интересами при трудоустройстве они руководствуются лишь в исключительных случаях – в основном, когда речь идет о звездах первой величины. А средних игроков они распихивают по тем местам, где смогут выторговать себе больше комиссионных, или выбить завышенный контракт под распил.

Последний вариант весьма популярен в КХЛ, где до недавнего времени потолок зарплат был условным. Его можно было нарушать сколько угодно, главное – заплатить лиге штраф – 30 процентов от суммы превышения. Поэтому к ограничениям лиги большинство клубов, за которыми стоят крупные спонсоры, относились с пренебрежением.

И это играло на руку агентам, которые устраивали игроков уровня третьего-четвертого звеньев на завышенные контракты. У многих из них на фоне распильно-откатных схем сложились хорошие отношения с руководителями конкретных клубов. Это приводило к ситуациям, когда некоторые команды КХЛ могли на половину состоять из клиентов одного агента.

Так, например, Шуми Бабаев контролировал «Адмирал», «Сибирь» и «Барыс», Станислав Романов поставлял игроков своему тестю Зинэтуле Билялетдинову в «Ак Барс», Юрий Николаев в минувшем сезоне полностью подмял под себя «Трактор» и частично «Спартак». Общая сумма контрактов всех клиентов последнего составляла 2.9 миллиарда рублей. По этому показателю никого круче на территории КХЛ нет. Николаев – самый влиятельный агент в российском хоккее. Следом идет Бабаев с суммой 2.2 миллиарда.

Лучших иностранцев в лигу привозит словенский агент Алеша Пилко. У него отличные связи с топовым заокеанским коллегой Джей Пи Бэрри (представляет интересы Ильи Ковальчука), поэтому зачастую, когда какой-то игрок НХЛ задумывается о переезде в Европу, ему предлагает свои услуги именно Пилко. Он привез в КХЛ Свена Андригетто, Марка-Андре Граньяни, Жильбера Брюле, Патриса Кормье, Теему Пулккинена и т.д.

В общем, агенты, работающие с клубами нашей лиги, до недавнего времени чувствовали себя замечательно. Но тут КХЛ ввела жесткий потолок зарплат (900 миллионов рублей), что больно ударило по их интересам. О том, что это ограничение будет введено, было известно очень давно. Принципиальное решение по данному вопросу приняли еще в марте 2018-го, то есть два года назад.

Но все привыкли к тому, что КХЛ – ручная лига, которая всегда прогибается под чьим-то давлением: будь то Федерация хоккея России, президенты отдельных клубов или агентское лобби. Любое принятое правило можно было пересмотреть или смягчить. Но не в этот раз.

Одним из идеологов жесткого потолка является Председатель Совета директоров КХЛ Геннадий Тимченко, который вдобавок ко всему является еще президентом СКА, владеет частью «Йокерита» и спонсирует «Спартак». Казалось бы, отсутствие ограничений по зарплате должно его полностью устраивать. Тот же СКА мог продолжать превышать номинальный потолок в несколько раз и оставаться одним из главных фаворитов лиги. Но Тимченко решил подравнять ситуацию.

Большинство топовых клубов оказались в сложных условиях. Им пришлось серьезно ужиматься, чтобы влезть в новый потолок: снижать зарплаты игроков через расторжение действующих контрактов, расставаться со звездами и переоцененными хоккеистами. Все это добавило головной боли не только менеджерам, но и агентам.

Например, Сергей Паремузов не смог найти клуб, который даст желаемую сумму лучшему бомбардиру российского хоккея – 39-летнему Сергею Мозякину. В «Магнитке», где ситуация вообще катастрофическая (расстаться пришлось с десятью игроками и еще нескольким снизить зарплату) ему предложили снижение до 45 миллионов в год с возможным расширением до 60-ти за счет бонусов. По предыдущему контракту Мозякин зарабатывал гарантированно 180 и сейчас хотел не меньше 80-90, но новые экономические реалии не позволяют на такое рассчитывать. В итоге игрок вернулся к переговорам с «Магниткой».

ЦСКА, которому приходится ужимать платежку с 1.75 миллиарда до 900 миллионов, даже после потерь в лице Ильи Сорокина, Кирилла Капризова и Михаила Григоренко вынужден был переподписывать контракты с Сергеем Андроновым, Максимом Маминым, Иваном Телегиным и Андреем Светлаковым с понижением зарплаты.

Кому из агентов это понравится? Если клиент теряет часть суммы по контракту, то и их заработок в виде процента от него становится меньше. Поэтому на прошлой неделе президент ЦСКА Игорь Есмантович при поддержке агентского лобби атаковал КХЛ требованием поднять потолок до 1.3 миллиарда рублей.

В ход шли абсурдные аргументы: нам говорили, что из лиги за океан будут вынуждены уехать многие игроки, что в стране кризис и т.д. Слушать это было просто смешно. В НХЛ из КХЛ уезжают не за деньгами, а чтобы иметь возможность играть в лучшей лиге мира. А повышение потолка в разгар кризиса окончательно убьет интригу, которой и так нет.

Удивительно, но КХЛ сумела отстоять потолок в 900 миллионов подавляющим большинством голосов. Тимченко со своих позиций не сдвинулся. Агентам придется умерить аппетиты и научиться жить по-новому. Но можно быть уверенным, что это не последняя их атака на российский хоккей.