Нападающий «Коламбуса» Артемий Панарин рассказал, что до сих пор плохо знает английский язык.

«Английский знаю плохо, поэтому всякую ерунду по-русски. Если какая-то новая машина вышла и по-русски еще нет обзора, то могу на английском. На в основном – русское. На какую-нибудь политику натыкаюсь, нервы себе треплю. Она уже высвечивается в рекомендациях, потому что смотрю ее больше всего. Вроде на два дня подзабыл, а тут зашел – снова она.

Почему до сих пор не выучил язык? Потому что я долбонос. Потому что лентяй. И такие еще ситуации были: пришел в «Чикаго» – там двое русских. И хоккей на первом месте. На следующий день игра, а мне хочется полежать, восстановиться, фильм посмотреть, кайфануть, радоваться жизни, а не сидеть и английский учить. Так прошел год. Причем в «Чикаго» я ходил и всех обманывал, что учу по скайпу, что учительница из России звонит. Сам нихрена не учил.

Второй год – то же самое, хоккей на первом месте. Летом – отпуск, хочется кайфануть от жизни, куда-то слетать. Все – моя лень. Плюс русские, с ними ходишь на ужины, разговариваешь. Не было бы их в команде – ходил бы с американцами. Но в этом году уже лучше. Бобровский такой профессионал, что особо не болтает со мной в раздевалке. Вот с Артемом Анисимовым мы постоянно болтали в «Чикаго». Здесь с ребятами приходится по-английски.

Нет у меня в голове такого, что я концентрируюсь на этом, слово новое услышал – запомнил. Я вот сижу на командном обеде за столом с американцами. Нормальный человек старался бы слушать и вникать. А мне вообще похрену, что они там говорят. Думаю о своем, как хочу лодку в Питере взять покататься. Или об игре думаю. Их вообще не слушаю. Что-нибудь спросят, я такой: «А? Че?».

Нет во мне способности к обучению. Так и с памятью – что-то сказали, я сразу забыл, потому что неинтересно. Было бы интересно – запомнил бы. Но в основном неинтересно», — сказал Панарин.

Он также ответил на вопрос о том, как общается с партнерами по команде.

«Да я открытый человек – хахакиваю, хихикиваю. Если надо объяснить, я объясню, просто для этого потребуется не минута, а три. Ты, мы, нет, да – такими словами. Грамматики нет вообще, не знаю, как предложение составлять. Как колхозник. Но мне без разницы. Понимают – и ладно. Хотя на игре иногда сказывается, когда не могу договориться, как играть», — добавил хоккеист.