Легендарный канадский тренер Скотти Боумэн вспомнил о формировании Русской пятерки «Детройта», которая завоевала два Кубка Стэнли в 1997 и 1998 годах.

В составе «Ред Уингз» играли Вячеслав Фетисов, Игорь Ларионов, Вячеслав Козлов, Владимир Константинов и Сергей Федоров.

«Было ли какое-то персональное авторство у идеи задрафтовать Федорова с Константиновым? Было. Это придумал Джим Девеллано (генеральный менеджер «Детройта» в то время – PPS). Когда он пришел, команда была очень плоха. Поначалу «Детройт» подписывал ребят из колледжей, но они не были настолько хороши, чтобы двинуть «Ред Уингз» вверх. К концу 80-х «Крылья» стали чуть лучше, но нужен был какой-то следующий нестандартный шаг.

И Джим решил драфтовать молодых русских, что и сделал летом 89-го. Это было большим риском, но уже той весной советская федерация хоккея разрешила уехать Сергею Пряхину, и стало понятно, что какие-то подвижки есть. К моменту драфта уже было известно, что летом должны отпустить Фетисова, Ларионова, Макарова, Крутова, которым уже было 30 лет. Но о том, чтобы отпускать молодых, речи еще не было.

В общем, риск Девеллано сработал на все сто! На одном и том же драфте 89-го года «Детройт» взял трех европейцев – Лидстрема, Федорова и Константинова, причем Владди – в 11-м раунде. Джим тогда просто снял джек-пот.

Славу [Фетисова] тогда даже не раздевали на игры в «Нью-Джерси»! Оставалась пара месяцев до плей-офф. Наша защита была о’кей, но совершенно не было замен. Нам нужен был защитник, и кто-то из скаутов сказал: «Фетисов не играет, сидит на трибуне». А у нас ко всему прочему травмировался Марк Хоу, сын Горди. У него было плохо со спиной. Тут еще и Сергей посоветовал Кену Холланду, в ту пору ассистенту генерального менеджера: «Возьмите Фетисова!»

Взвесив все это, я позвонил Ламорелло. Спросил: «Ты готов поменять его на драфт-пик?» Все-таки ему было уже 37, и большую цену мы заплатить не могли. Лу ответил: «Я действительно люблю Славу, но ты дашь ему шанс играть». В «Дэвилз»-то была мощная оборона – Стивенс, Нидермайер. Ему там места не находилось.

Тогда я пришел к моему боссу в «Детройте», Девеллано, и сказал: «Джимми, мы собираемся сделать трейд и получить Славу Фетисова». Он удивился: «Ты собираешь отдать драфт-пик третьего раунда за 37-летнего игрока?!» – «Зато он будет играть за нас, а не за них. И с этим парнем у нас будет больше шансов выиграть Кубок». Девеллано доверял мне, и обмен состоялся.

Фетисов стал четвертым русским. И особенно важно это было для Федорова. Сергей был чудесным игроком, но… Он был звездой. Нет, не такой, которой сложно управлять. Но которая не любила, когда ей слишком много говорят», — сказал Боумэн.

Он отметил, что Ларионов являлся великим плеймейкером, который необходим на льду в самые важные моменты игры.

«Когда оставалось две минуты до конца, я выпускал Игоря. Потому что он развернет игру в ту сторону, в которую необходимо, и примет те оборонительные решения, которые нам нужны.

Я мог выпускать Игоря против абсолютно любого хоккеиста лиги. И он был лучшим плеймейкером, которого я когда-либо видел. Сам он не был забивалой, даже в КЛМ советских времен ворота поражали в основном крайние нападающие. Но и в «Детройте», если с ним начинали выходить, например, Шэнахэн и Лапойнт, то результативность у обоих повышалась. Шэнни вообще очень любил играть с Игорем. Эта тройка, которую я использовал в сезоне-97/98, и в большинстве выходила. Лапойнт был жестким, Шэнахэн – тоже, но он нуждался в том, чтобы кто-то кормил его передачами.

А профессионализм Ларионова! Он держал себя в такой форме, что и за 40 играл серьезную роль в команде. Какой важный гол Игорь забил в финале «Каролине» во втором – нет, даже в третьем овертайме!

Когда приобретали Ларионова, знали ли мы, что поставим его вместе с остальными россиянами? Да. Это была последняя часть задуманного паззла. У меня не могло выйти из головы, как он нас обыграл чуть ли не в одиночку. Я знал, как хорош он был», — цитирует Боумэна «Спорт-Экспресс».

Ранее ProstoProSport рассказывал о легендарной Русской пятерке «Детройта», которая под руководством Боумэна выиграла два Кубка Стэнли.

Скотти Боумэн назвал лучшего российского хоккеиста за всю историю