Все это произошло несколько лет назад, когда я работал заместителем шеф-редактора еженедельника «Советский спорт — Футбол», а моим боссом был яркий профессионал Роман Вагин. Во время корона-паузы самое время вспомнить те годы, где улыбнуться, а где и, поминая ушедшего от нас Сергея Шустикова, взгрустнуть… 

Алексей Сапогов, встреча у памятников

Никого мы не упрашивали так долго! Чтобы уговорить на интервью экс-форварда нижегородской «Волги» и юрмальского «Спартака» Алексея Сапогова, нам понадобился год. Иногда казалось, что вот-вот встретимся, но потом он присылал смс с категоричным «без комментариев» или просто не брал трубку.

И вот в конце осени в 101‑й раз набираем его номер: «Алексей, мечтаем сделать с вами интервью». – «Прям мечтаете?» – «Конечно! Шеф каждую неделю спрашивает». – «Хорошо, завтра у памятника Пушкину». Неожиданно! Обычно там встречаются влюбленные пары из советских фильмов.

Когда на следующий день делали контрольный звонок, Сапогов вновь выдал сюрприз: «Давайте лучше у памятника Есенину». – «Ну, хорошо». Пытаясь понять, не разыгрывают ли нас, мчим туда. Видим на вечернем заснеженном Тверском бульваре стильный силуэт Сапогова и его товарища, подбегаем, но и тут неожиданность: «Подождите у памятника Пушкину, сейчас подойду». Мать честная, что за таинственная страсть к памятникам?

Хозяин – барин, плетемся назад, стоим у Александра Сергеевича, как он, в глубокой задумчивости склонив головы. Минут через двадцать из подземного перехода появляется он – Сапогов! Смотрит на памятник и, всплеснув руками, восклицает: «В каком месте-то мы с вами, а!». Но и это было еще не все – Алексей хотел пообщаться с нами прямо там же, на лавочке – и даже очистил ее от снега и мусора. Но на это мы не пошли – темно, холодно, шумно. Уговорили зайти в кафе.

На десятой минуте разговора Алексей «раскусил» нас: «Я понял – вы добрый и злой полицейский». Одного из нас он назначил добрым: «Давайте я лучше вам дам интервью».

Предваряя материал, мы написали: «Сапогов – противоречивый. Открытый, но непростой. Яркий, но не шоумен. Принципиальный, но готовый прислушиваться. «ССФ» поговорил с человеком, которого российскому футболу не хватает уже больше года».

 

Владимир Жириновский, инструктаж в Госдуме

Лидер ЛДПР ярко и образно отзывался о сочинской Олимпиаде, и с февраля мы планировали сделать с ним футбольное интервью. Общались с пресс-атташе, у которого на телефоне вместо длинных гудков стоит песня со словами: «ЛДПР – могущество и сила! Великая Россия, мы никому тебя не отдадим». Присылали вопросы, выслушивали бесконечные: «на следующей неделе».

В один прекрасный день все решилось легко и просто. У Жириновского сменился пресс-секретарь – и новый, профессионал до мозга костей, назначил нам день и час встречи.
И вот здание Государственной думы, мы ждем аудиенции, и пресс-секретарь дает нам подробные указания, как вести себя во время интервью: «Когда я встану и выйду из кабинета, сворачивайте разговор».

Каемся, инструкцию мы нарушили. Но интервью получилось ярким – полезно порой давать слово нефутбольным людям, они видят то, что мы перестали замечать.

Можно по-разному относиться к Жириновскому, но глупо спорить с тем фактом, что он блестящий политик и со своим мнением по любому вопросу. Даже футбольному.

 

Сергей Шустиков: «Шататься надо?»

Кто такой Сергей Шустиков, знают практически все, но весной 2014-го его накрыла новая волна «славы» – Василий Уткин в эфире «Эхо Москвы» заявил: «У Шустикова критическая ситуация – пьет как сапожник». Мол, именно по этой причине его уволили из ЦСКА. В Интернете и вовсе писали: «Ситуация критическая – Шустиков остался без семьи и работы».

Мы позвонили ему и на следующий день встретились с утра пораньше в кофейне на Тверской. Шустиков приехал с женой и младшей дочкой. Стильная борода, элегантный шарф, бодр, энергичен… И не сказать, что человек в беде. Во время фотосъемочной прогулки злободневно пошутил: «Шататься надо?».

Было видно, что в нем говорит обида. Давно замечено – расставаться в нашем футболе не умеют. Чаще всего сообщают об этом по телефону, и звонит второй ассистент третьего тренера.
А еще мы обратили внимание на то, как он обожает футбол: «До сих пор, когда выхожу на поле, чувствую себя на нем гораздо комфортнее, чем в обычной жизни. Отдыхаю душой. В этом плане я человек неприхотливый: зеленая ровненькая травка, мокрая от росы или политая, и ты как дашь плассер метров на 60… И мяч – лягушечкой… Ощущения – словами не передать!»

Теперь, когда речь заходит о любви к футболу, мы часто вспоминаем тот плассер от Шустикова. И грустим, что так рано ушел от нас Сергей…

 

Алексей Сафонов: монеты, футболки, лягушки

Интервью с агентом Алексеем Сафоновым мы сделали с третьего раза. Сначала хотели написать про его уникальную коллекцию футбольных монет. Встречаются самые удивительные экспонаты – например, огромная, с ладонь, серебряная монета весом один килограмм. Ее выпустили в Либерии к чемпионату Европы по футболу 2008 года. Или монеты «Рубина», изготовленные по заказу клуба в крошечном государстве Ниуэ (это рядом с Новой Зеландией), в котором проживают всего 1307 человек.

Пока общались, выяснилось, что у Сафонова огромная, около 500 экземпляров, коллекция футболок, которая хранится на даче. Через несколько дней поехали туда, чтобы написать про обе коллекции сразу. Средних размеров комната с высокими потолками завешана майками от и до. Самые ценные экземпляры с автографами – Криштиану Роналдо, Марадоны, Радамеля Фалькао. Коллекционеры бывают самыми разными, но Сафонов не из жадных. Регулярно дарит футболки одному детскому дому.

Там же, на даче, увидели, что у Сафонова есть третья коллекция – больше тысячи стеклянных, фарфоровых, керамических лягушек. Говорят, они приносят в дом богатство.

Когда Алексей рассказал про эти свои увлечения и на диктофоне оказалось два часа записи, у нас в редакции произошел форс-мажор – сорвалось главное интервью очередного номера, большой материал на четыре страницы! Срочно нужно было что-то менять. В итоге рассказ о коллекциях отложили до лучших времен и попросили Сафонова дать интервью на футбольную тему. Алексей согласился, и в «ССФ» вышел отменный материал, который потом отметили на редакционной планерке.

Вот так мы трижды за две недели съездили к Сафонову и написали совсем не тот текст, который планировали изначально, но в итоге все получилось как нельзя лучше.

 

Гурам Аджоев: Футбол-Хоккей

Чаще всего интервью – игра, в которой журналист хочет как можно больше узнать, а его собеседник – как можно меньше рассказать. Очень интересно было весной сыграть в нее со спортивным директором «Динамо» Гурамом Аджоевым. Казалось, выиграли и мы, и он.

– Роман Широков – шикарный распасовщик!

– Или Воронин, когда он в порядке. Андрей сейчас набирает форму.

– Широков, говорят, летом перейдет в «Динамо»?

– Правда? Зимой тоже писали, что к нам перейдет. Если серьезно, мы не рассматривали этот вопрос.

А еще запомнился антураж, в котором проходил разговор, – спортивный клуб МЧС «Бриз», в котором Аджоев тоже работает. Уютный крытый ледовый каток за зданием МЧС. Люди туда захаживают известные – Фетисов, Могильный, Касатонов, Черчесов… Во время интервью приехал на тренировку олимпийский чемпион, трехкратный чемпион мира Валерий Каменский. Подошел: «Привет, Захарыч!». Поздоровались с Аджоевым и минуту-другую позировали для нашего фотографа.

Удивил Гурам Захарович редкой национальностью (он езид) и хорошим чувством юмора. Ну и финальный штрих – портрет Владимира Путина на чехле телефона. Потом читатели в Интернете писали, что номер стоило купить ради одной этой фотографии.

 

Сергей Хусаинов: восьмичасовое интервью

Экс-арбитр ФИФА установил рекорд продолжительности интервью – шесть часов подряд и на следующий день еще два! Истории, одна другой цветастее, не заканчивались. В конце концов пауза потребовалась не ему, а нам, чтобы написать текст. Уверены, дай Сергею Григорьевичу волю, он будет рассказывать несколько дней подряд и ни разу не повторится.

А начиналось все со скандала. Егор Титов рассказал о том, что Хусаинов давно должен ему несколько тысяч долларов, которые занимал на футбольную академию. Проект провалился, повис долг.
Хусаинов не обиделся, что мы написали об этом, и удивительно долго общался с нами в редакции. Когда заканчивали расшифровку интервью, составили маленький словарик Хусаинова. Вот самые интересные примеры:

Судейка – арбитр, который не смог жестко себя поставить на поле, либо продажный судья.

Гибучий судья – см. выше.

Замазан – взял деньги у команды, продался.

Марадонка – всемирно известный футболист в тот момент, когда доставал мяч рукой из ворот сборной Аргентины в матче против команды сборной СССР на ЧМ-1990.

Коля, Володя – так для конспирации в киевском «Динамо» и сборной в начале 1990‑х называли коньяк и водку, Коля с приятелем – две бутылки коньяка.

Мука – совершенно пьяный человек.