Как заработать 2 миллиарда на ставках и покере - и избежать тюрьмы? История одного малазийца, часть I Как заработать 2 миллиарда на ставках и покере - и избежать тюрьмы? История одного малазийца, часть I А что, так можно было?    Нелегальный беттинг https://twitter.com/Joi207/status/1251288336599150592 3 декабря 1997 года. Матч английской Премьер-лиги, стадион «Аптон Парк». Будущая звезда британского футбола Фрэнк Лэмпард только что сравнял счет в поединке «Вест Хэма» против «Кристал Пэлас». Шел второй тайм и ожидалась ожесточенная рубка в лондонском дерби, но как только «Стекольщики» развели мяч с центра поля, на стадионе воцарилась кромешная тьма. Через месяц еще одно лондонское дерби, на этот раз между «Арсеналом», который на «Хайбери» принимал «Уимбилдон», также прервалось из-за аварийного отключения света. Рядовые болельщики негодовали: два «блэкаута» за месяц, в двух лондонских дерби, что вообще происходит?! Выяснить это удалось буквально через несколько недель, когда на матче «Чарльтон» – «Ливерпуль» начальник службы охраны стадиона Роджерт Фёрт попытался опустить рубильник в самый разгар поединка. Фёрт и трое его азиатских сообщников были пойманы с поличным и получили от полутора до четырех лет тюрьмы. Все они были подкуплены азиатским беттинговым синдикатом, который делал ставки на фиксированные результаты матчей АПЛ. В те времена азиатские конторы, которые принимали огромные суммы на такие ликвидные события как чемпионат Англии, имели в своих правилах довольно странный пункт. Согласно этому пункту, если во втором тайме футбольного поединка (в другой редакции, если сыграна большая часть матча) произошел форс-мажорный инцидент, повлекший за собой внеплановую остановку игры или ее отмену, ставка рассчитывалась по результату на момент прекращения события. Согласитесь, несложно ставить на исходы матчей, если ты сам решаешь, когда их закончить. Какое отношение ко всему этому имеет наш герой? Формально – никакого. На суде ни разу не прозвучало имя Пола Фуа, из фигурантов дела о нем никто не вспоминал. Но все участники процесса четко понимали: лучше пару лет отсидеть в тюрьме, чем бесследно исчезнуть.   Начало https://twitter.com/WanAbdRahman/status/1159465281694998533 Вэй Сенг «Пол» Фуа родился в 1964 году в Мири, прибрежном городке на северо-востоке малазийской Саравакии. Детство его не было чем-то примечательным. Парень любил спорт, играл в бадминтон, футбол, баскетбол, софтбол и настольный теннис. В возрасте 15 лет Фуа был отправлен на учебу в сингапурскую школу. Там ему приходилось подрабатывать на стройках, но Пол быстро понял, что тяжелая физическая работа – не его призвание. Частично этому способствовало вовлечение в мир нелегального азиатского гемблинга. Фуа начинал как бегунок – человек, который является посредником между букмекером и игроком. В подпольном азиатском беттинге все процессы строятся на репутации и авторитете. Фуа достаточно быстро заработал и то, и другое, а со временем решил, что и сам может стать букмекером, благо с клиентской базой проблем не было, а понимание того, как правильно формируется линия – уже стало отличным. В конце 90-х Фуа четко понимал понял куда дует ставочный ветер. А дул он в сторону букмекерских онлайн контор. Была лишь одна проблема: требовались колоссальные вложения в разработку продуктов, но у юного дельца они были, не зря же он свет в Лондоне вырубал? Так появился крупный азиатский онлайн букмекер IBCBet (ныне MaxBet), который нелегально работал по всему миру через агентскую схему, и всегда готов был принять эксклюзивные ставки от VIP-игроков на баснословные суммы. Конечно, никаких прозрачных данных о доходности БК IBCBet нет, но по неофициальной информации, через нее проходит до $60 млрд в год. Компания берет себе 1% за услуги, итого чистая прибыль составляет $600 млн в год. На время чемпионатов мира и Европы, годовая выручка возрастает до $2-3 млрд. Также по неофициальной данным Фуа владеет 70% IBCBet. Если это так, то он является самым могущественным (подпольным) букмекером в мире. Примерно в это же время Фуа знакомится со своим будущим партнером Сеном Ченом «Ричардом» Йонгом. Ричард оказался под стать нашему герою: малазийская полиция подозревала его в организации договорных исходов в лошадиных скачках, но, как всегда, доказать ничего не могла. Или не хотела. Так или иначе, но дуэт Фуа и Йонга достаточно быстро и хорошо сработался. В начале 2000-ых в Макао случился игорный бум. Согласно распространенной точке зрения этому способствовал заход двух известных американских операторов казино Sands и Wynn. Однако неофициально заслуга в этом целиком и полностью на стороне Пола Фуа, который на тот момент освоил джанкет-бизнес вместе со своим партнером Ричардом Йонгом. Джанкет-туры в Макао и по сей день достаточно популярный вид сервиса для VIP-гемблеров. Фуа и Йонг снабжали казино платежеспособными лудоманами из Азии, за это получали от заведений около 1% выручки. Для понимания: валовый доход всех казино Макао в 2018 году составил свыше $32 млрд, а на пике популярности в 2014 году был свыше $46 млрд.   Фуа и покер https://twitter.com/steveodwyer/status/1333894637359083523 Однако особой любовью в жизни Пола всегда был и остается покер. Долгое время Фуа, как и большинство азиатских гемблеров, был без ума от баккары. Но, как бы там ни было, а баккара – это игра с отрицательным математическим ожиданием, вы играете против заведения, а значит на дистанции вы обречены. В 2010 году Фуа познакомился с покером, а в конце того же года впервые сыграл на АРТ Макао в казино City of Dreams. Следует отметить, что на тот момент его покерная карьера ограничивалась знанием правил и редкой игрой в кругу друзей. Новость о том, что в Макао заявились богатые азиатские фиши быстро облетела всю покерную тусовки и на приватные игры с Фуа и Йонгом выстроилась целая очередь из мировых звезд покера: Том Дван, Фил Айви, Джон Джуанда и других профессионалов. Но Фуа плевать на это хотел. Он проигрывал в баккару свыше $30 млн ежегодно, поэтому какие-то копейки в виде банков в несколько сотен тысяч долларов его особо не расстраивали. Его также не волновало, что вся приватная кэш игра в Макао собиралась строго под него с Ричардом. Первый покерный успех к Фуа пришел в 2012 году, когда он выиграл лондонскую серию Aspers 100K High Roller за что получил $1,621,297 призовых. Все-таки опыт игры против лучших покеристов мира, пускай и в роли банкомата, не прошел даром. Всего же по данным сайта TheHendonMob общая сумма призовых в офлайн турнирах составила $5,116,041. Однако следует понимать, что в реальности речь идет о суммах другого порядка. Вот вам маленькая иллюстрация. Швейцарские банки славятся лояльным и конфиденциальным отношением к своим состоятельным клиентам. Но тут даже они попросили объяснить откуда на счет Фуа поступают такие суммы. Пол был предельно откровенен – он продемонстрировал записи с камер наблюдения, которые стояли в приватных румах, где он играл. После просмотра раздач, у швейцарского банка больше не возникало вопросов. Довольно быстро Фуа и Йонг стали своими в покерной тусовке. И не только потому, что они выступали в роли главных спонсоров. Оба имели практически неограниченные финансовые ресурсы, поэтому часто покупали доли у других игроков на различные офлайн ивенты, которые были тем не по банкроллу. Одним из таких событий был дебютный турнир One Drop на WSOP-2012, с бай-ином в $1,000,000. Собрать такую сумму для участия многим было либо не под силу, либо достаточно проблематично, поэтому оба азиатских бизнесмена любезно подставляли свое финансовое плечо. К слову, в том турнире Пол Фуа вылетел еще на начальных стадиях, а Ричард Йонг сумел пробиться на финальный стол, где финишировал восьмым с призовыми $1,237,333.
@Алекс Маннанов
Фото: youtube.com

Как заработать 2 миллиарда на ставках и покере - и избежать тюрьмы? История одного малазийца, часть I

А что, так можно было? 

 

Нелегальный беттинг

3 декабря 1997 года. Матч английской Премьер-лиги, стадион «Аптон Парк». Будущая звезда британского футбола Фрэнк Лэмпард только что сравнял счет в поединке «Вест Хэма» против «Кристал Пэлас». Шел второй тайм и ожидалась ожесточенная рубка в лондонском дерби, но как только «Стекольщики» развели мяч с центра поля, на стадионе воцарилась кромешная тьма.

Через месяц еще одно лондонское дерби, на этот раз между «Арсеналом», который на «Хайбери» принимал «Уимбилдон», также прервалось из-за аварийного отключения света. Рядовые болельщики негодовали: два «блэкаута» за месяц, в двух лондонских дерби, что вообще происходит?!

Выяснить это удалось буквально через несколько недель, когда на матче «Чарльтон» – «Ливерпуль» начальник службы охраны стадиона Роджерт Фёрт попытался опустить рубильник в самый разгар поединка. Фёрт и трое его азиатских сообщников были пойманы с поличным и получили от полутора до четырех лет тюрьмы. Все они были подкуплены азиатским беттинговым синдикатом, который делал ставки на фиксированные результаты матчей АПЛ.

В те времена азиатские конторы, которые принимали огромные суммы на такие ликвидные события как чемпионат Англии, имели в своих правилах довольно странный пункт. Согласно этому пункту, если во втором тайме футбольного поединка (в другой редакции, если сыграна большая часть матча) произошел форс-мажорный инцидент, повлекший за собой внеплановую остановку игры или ее отмену, ставка рассчитывалась по результату на момент прекращения события. Согласитесь, несложно ставить на исходы матчей, если ты сам решаешь, когда их закончить.

Какое отношение ко всему этому имеет наш герой? Формально – никакого. На суде ни разу не прозвучало имя Пола Фуа, из фигурантов дела о нем никто не вспоминал. Но все участники процесса четко понимали: лучше пару лет отсидеть в тюрьме, чем бесследно исчезнуть.

 

Начало

Вэй Сенг «Пол» Фуа родился в 1964 году в Мири, прибрежном городке на северо-востоке малазийской Саравакии. Детство его не было чем-то примечательным. Парень любил спорт, играл в бадминтон, футбол, баскетбол, софтбол и настольный теннис. В возрасте 15 лет Фуа был отправлен на учебу в сингапурскую школу. Там ему приходилось подрабатывать на стройках, но Пол быстро понял, что тяжелая физическая работа – не его призвание. Частично этому способствовало вовлечение в мир нелегального азиатского гемблинга.

Фуа начинал как бегунок – человек, который является посредником между букмекером и игроком. В подпольном азиатском беттинге все процессы строятся на репутации и авторитете. Фуа достаточно быстро заработал и то, и другое, а со временем решил, что и сам может стать букмекером, благо с клиентской базой проблем не было, а понимание того, как правильно формируется линия – уже стало отличным.

В конце 90-х Фуа четко понимал понял куда дует ставочный ветер. А дул он в сторону букмекерских онлайн контор. Была лишь одна проблема: требовались колоссальные вложения в разработку продуктов, но у юного дельца они были, не зря же он свет в Лондоне вырубал? Так появился крупный азиатский онлайн букмекер IBCBet (ныне MaxBet), который нелегально работал по всему миру через агентскую схему, и всегда готов был принять эксклюзивные ставки от VIP-игроков на баснословные суммы. Конечно, никаких прозрачных данных о доходности БК IBCBet нет, но по неофициальной информации, через нее проходит до $60 млрд в год. Компания берет себе 1% за услуги, итого чистая прибыль составляет $600 млн в год. На время чемпионатов мира и Европы, годовая выручка возрастает до $2-3 млрд. Также по неофициальной данным Фуа владеет 70% IBCBet. Если это так, то он является самым могущественным (подпольным) букмекером в мире.

Примерно в это же время Фуа знакомится со своим будущим партнером Сеном Ченом «Ричардом» Йонгом. Ричард оказался под стать нашему герою: малазийская полиция подозревала его в организации договорных исходов в лошадиных скачках, но, как всегда, доказать ничего не могла. Или не хотела. Так или иначе, но дуэт Фуа и Йонга достаточно быстро и хорошо сработался.

В начале 2000-ых в Макао случился игорный бум. Согласно распространенной точке зрения этому способствовал заход двух известных американских операторов казино Sands и Wynn. Однако неофициально заслуга в этом целиком и полностью на стороне Пола Фуа, который на тот момент освоил джанкет-бизнес вместе со своим партнером Ричардом Йонгом. Джанкет-туры в Макао и по сей день достаточно популярный вид сервиса для VIP-гемблеров. Фуа и Йонг снабжали казино платежеспособными лудоманами из Азии, за это получали от заведений около 1% выручки. Для понимания: валовый доход всех казино Макао в 2018 году составил свыше $32 млрд, а на пике популярности в 2014 году был свыше $46 млрд.

 

Фуа и покер

Однако особой любовью в жизни Пола всегда был и остается покер. Долгое время Фуа, как и большинство азиатских гемблеров, был без ума от баккары. Но, как бы там ни было, а баккара – это игра с отрицательным математическим ожиданием, вы играете против заведения, а значит на дистанции вы обречены. В 2010 году Фуа познакомился с покером, а в конце того же года впервые сыграл на АРТ Макао в казино City of Dreams. Следует отметить, что на тот момент его покерная карьера ограничивалась знанием правил и редкой игрой в кругу друзей. Новость о том, что в Макао заявились богатые азиатские фиши быстро облетела всю покерную тусовки и на приватные игры с Фуа и Йонгом выстроилась целая очередь из мировых звезд покера: Том Дван, Фил Айви, Джон Джуанда и других профессионалов.

Но Фуа плевать на это хотел. Он проигрывал в баккару свыше $30 млн ежегодно, поэтому какие-то копейки в виде банков в несколько сотен тысяч долларов его особо не расстраивали. Его также не волновало, что вся приватная кэш игра в Макао собиралась строго под него с Ричардом.

Первый покерный успех к Фуа пришел в 2012 году, когда он выиграл лондонскую серию Aspers 100K High Roller за что получил $1,621,297 призовых. Все-таки опыт игры против лучших покеристов мира, пускай и в роли банкомата, не прошел даром. Всего же по данным сайта TheHendonMob общая сумма призовых в офлайн турнирах составила $5,116,041. Однако следует понимать, что в реальности речь идет о суммах другого порядка.

Вот вам маленькая иллюстрация. Швейцарские банки славятся лояльным и конфиденциальным отношением к своим состоятельным клиентам. Но тут даже они попросили объяснить откуда на счет Фуа поступают такие суммы. Пол был предельно откровенен – он продемонстрировал записи с камер наблюдения, которые стояли в приватных румах, где он играл. После просмотра раздач, у швейцарского банка больше не возникало вопросов.

Довольно быстро Фуа и Йонг стали своими в покерной тусовке. И не только потому, что они выступали в роли главных спонсоров. Оба имели практически неограниченные финансовые ресурсы, поэтому часто покупали доли у других игроков на различные офлайн ивенты, которые были тем не по банкроллу. Одним из таких событий был дебютный турнир One Drop на WSOP-2012, с бай-ином в $1,000,000. Собрать такую сумму для участия многим было либо не под силу, либо достаточно проблематично, поэтому оба азиатских бизнесмена любезно подставляли свое финансовое плечо. К слову, в том турнире Пол Фуа вылетел еще на начальных стадиях, а Ричард Йонг сумел пробиться на финальный стол, где финишировал восьмым с призовыми $1,237,333.

Отзывы

  • Михаил
    08.01.2021 23:53
    Круто