Дело Бо$мана: история о том, как европейский футбол пал жертвой глобализации Дело Бо$мана: история о том, как европейский футбол пал жертвой глобализации Многие старые фанаты, глядя на реалии современной Игры №1, плюются: не те, мол, времена нынче! Вот раньше по манере игры можно было отличить «Манчестер Юнайтед» от «Реала» - потому, что в первой команде играли англичане, а во второй испанцы; а не две сборные мира как сейчас. Раньше футболисты не получали запредельных гонораров, и обращали на саппортеров куда больше внимания, чем теперь. Раньше, если бы кому-то сказали, что футболист может стоить 200 миллионов евро, то собеседник бы только покрутил пальцем у виска.   Жан-Марк Босман. И это все о нем: https://twitter.com/FIFPro/status/585384988859830272 Бельгиец по национальности, родился 30 октября 1964 года. Позиция на поле – атакующий полузащитник. С 1983 по 1991 г.г. провел 98 официальных матчей на клубном уровне, забил 4 гола. Можно встретить информацию о том, что Босман был капитаном молодежной сборной Бельгии. На самом деле он никогда в нее не привлекался, а капитанство в молодежном национале у него самопровозглашенное. В суде заявлял, что «Льеж» урезал его зарплату на 75%. На самом деле – на 60%. В суде требовал от «Льежа» возмещения морального ущерба, поскольку, по его словам, (которые не подтверждены ни одним человеком, и ни единым доказательством), был вынужден жить в гараже, питаться объедками, и вообще от него ушла жена. Традиционно входит в список ста самых ненавидимых людей от мира футбола, которые составляются большим европейскими спортивными таблоидами. На своем сайте постоянно вынужден убирать гостевую книгу – потому что на экс-футболиста все время совершают нападки фанаты. Особенно бесчинствуют английские пользователи интернета – где, мол, навесы, Босман, а? Где мужская игра в кость? Где голы головой? Где наш английский футбол?! В различных интервью частенько называется себя «козлом отпущения».   Когда деревья были большими… https://twitter.com/njscott1987/status/983726509864181760 Трансферная система в футболе существовала несколько десятков лет, как и лимит ограничения легионеров. В девяностые годы число иностранных игроков, которые могли одновременно выходить на поле, ограничивалась тремя футболистами. Это правило со временем трансформировалось в «3+2», т. е. к трем непосредственно легионерам могли быть добавлены два натурализованных игрока. Чтобы иметь статус натурализованного, требовалось отыграть и прожить в стране большой срок (в Испании, например, пять лет). Кроме того, UEFA запрещала переход футболиста из одного клуба в другой без финансовой мзды, даже если срок контракта со «старой» командой уже истек – это правило было введено специально для маленьких клубов, чтобы они имели возможность получать компенсацию за своих воспитанников. Революция нагрянула неожиданно, и оттуда, откуда футбольные чиновники ждали ее меньше всего.   Пришествие героя https://twitter.com/Sportslaw_Asser/status/1338775360071196672 В 1990 году бельгийский «Льеж» предложил своему футболисту Жан-Марку Босману, контракт с которым истекал, новое соглашение. «Льеж» оставлял Босмана у себя, уменьшив при этом заработную плату полузащитника на 60% (Жан-Марк был явно не являлся футболистом того уровня, который навсегда остается в памяти потомков; играючи делает хет-трики в финалах мировых первенств; и штампует «Золотые мячи»). В общем, Босман решил перейти в мало кому известный французский «Дюнкерк», который никогда в своей истории не поднимался выше второй французской лиги. Французы могли платить опальному футболисту хоть и немного, но побольше бельгийцев. Однако, «Льеж», ссылаясь на общепринятые правила, потребовал от «Дюнкерка» 16 миллионов бельгийских франков (примерно 390 тысяч в сегодняшней европейской валюте). Таких денег у бедной французской команды не было. Босман решил подавать в суд.   Суд да дело https://twitter.com/FIFPro/status/1338816281605181441 Жан-Марку Босману было на руку явление Европейского союза, который был образован в 1992 году, а вступил в силу в 1993 году, и сразу же стал диктовать свои законы на старом континенте. 15 декабря 1995 года суд постановил, что согласно одному из пунктов Маастрихтского договора (документ о создании ЕС и его прав и норм, по сути) клубы, удерживающие футболистов у себя после истечения сроков контракта, ограничивают свободу передвижения граждан ЕС, как и их права на свободный поиск работы. Одновременно, были отменены квоты на количество игроков из стран, являющихся членами ЕС. Оба решения суда вступали в силу немедленно. Вся трансферная система европейского футбола была признана нелегитимной. Незыблемый траснферный рынок рушился на глазах. А Жан-Марк Босман чувствовал себя победителем. Недолго. В любом приличном футбольном обществе он стал персоной нон-грата.   Итоги «Дела Бо$мана»: https://twitter.com/FM21Story/status/1254121382520279046 Громадная пропасть между возможностями «больших» и «маленьких» клубов. Например, в течение десятилетия до «дела Босмана» Кубок Чемпионов выигрывали два восточноевропейских клуба («Стяуа» и «Црвена Звезда»), которые традиционно получали худшее финансирование, чем западные команды. За все время после того, как Босман выиграл суд, а это 15 лет, в Лиге Чемпионов не побеждала ни одна команда из Восточной Европы. Страшный удар по национальной самоидентификации клубов. Ранее итальянские команды играли в итальянский футбол (в составе восемь представителей титульной нации, как-никак); немецкие – в немецкий, и так далее. Теперь от национального футбола на клубном уровне не осталось и следа. Клубы, исконно базирующиеся на собственных воспитанниках, или только на представителях своего этноса, были выброшены из элиты. Самый тяжелый случай – испанский «Атлетик» из Бильбао, за который исконно играют только баски. С испанцами они еще выдерживали конкуренцию, но когда клубы Примеры стали сплошь состоять из легионеров, «львы» вынужденно уползти в подвал турнирной таблицы. Футболисты стали диктовать свои финансовые условия клубам. Команды боятся потерять игроков (они ведь могут и бесплатно уйти по окончании контракта), поэтому уступают ненасытным материальным требованиям современных звезд. Кризис детского и юношеского футбола. Топ-клубам стало невыгодно вкладывать большие деньги в свои молодежные академии – там ведь неизвестно еще, вырастут звезды, или нет, а большого мастера, уже готового, можно и на стороне купить. В то же время топ-клубы получили возможность переманивать юных дарований из футбольных академий маленьких клубов совершенно бесплатно: у игрока заканчивается юниорский контракт с командой, которая его воспитала, и он без всякой компенсации переходит в более престижный стан. Таким образом, кризис коснулся не только академий топовых команд, но и команд совсем небольших. Нереально большие трансферные суммы при переходах футболистов. Естественно, это связано с увеличением зарплат игроков. Делайте беспроигрышную ставку с Фонбет!
Фото: dailymail.co.uk

Дело Бо$мана: история о том, как европейский футбол пал жертвой глобализации

Многие старые фанаты, глядя на реалии современной Игры №1, плюются: не те, мол, времена нынче! Вот раньше по манере игры можно было отличить «Манчестер Юнайтед» от «Реала» — потому, что в первой команде играли англичане, а во второй испанцы; а не две сборные мира как сейчас. Раньше футболисты не получали запредельных гонораров, и обращали на саппортеров куда больше внимания, чем теперь. Раньше, если бы кому-то сказали, что футболист может стоить 200 миллионов евро, то собеседник бы только покрутил пальцем у виска.

 

Жан-Марк Босман. И это все о нем:

  • Бельгиец по национальности, родился 30 октября 1964 года.
  • Позиция на поле – атакующий полузащитник. С 1983 по 1991 г.г. провел 98 официальных матчей на клубном уровне, забил 4 гола.
  • Можно встретить информацию о том, что Босман был капитаном молодежной сборной Бельгии. На самом деле он никогда в нее не привлекался, а капитанство в молодежном национале у него самопровозглашенное.
  • В суде заявлял, что «Льеж» урезал его зарплату на 75%. На самом деле – на 60%.
  • В суде требовал от «Льежа» возмещения морального ущерба, поскольку, по его словам, (которые не подтверждены ни одним человеком, и ни единым доказательством), был вынужден жить в гараже, питаться объедками, и вообще от него ушла жена.
  • Традиционно входит в список ста самых ненавидимых людей от мира футбола, которые составляются большим европейскими спортивными таблоидами.
  • На своем сайте постоянно вынужден убирать гостевую книгу – потому что на экс-футболиста все время совершают нападки фанаты. Особенно бесчинствуют английские пользователи интернета – где, мол, навесы, Босман, а? Где мужская игра в кость? Где голы головой? Где наш английский футбол?!
  • В различных интервью частенько называется себя «козлом отпущения».

 

Когда деревья были большими…

Трансферная система в футболе существовала несколько десятков лет, как и лимит ограничения легионеров. В девяностые годы число иностранных игроков, которые могли одновременно выходить на поле, ограничивалась тремя футболистами. Это правило со временем трансформировалось в «3+2», т. е. к трем непосредственно легионерам могли быть добавлены два натурализованных игрока. Чтобы иметь статус натурализованного, требовалось отыграть и прожить в стране большой срок (в Испании, например, пять лет).

Кроме того, UEFA запрещала переход футболиста из одного клуба в другой без финансовой мзды, даже если срок контракта со «старой» командой уже истек – это правило было введено специально для маленьких клубов, чтобы они имели возможность получать компенсацию за своих воспитанников.

Революция нагрянула неожиданно, и оттуда, откуда футбольные чиновники ждали ее меньше всего.

 

Пришествие героя

В 1990 году бельгийский «Льеж» предложил своему футболисту Жан-Марку Босману, контракт с которым истекал, новое соглашение. «Льеж» оставлял Босмана у себя, уменьшив при этом заработную плату полузащитника на 60% (Жан-Марк был явно не являлся футболистом того уровня, который навсегда остается в памяти потомков; играючи делает хет-трики в финалах мировых первенств; и штампует «Золотые мячи»). В общем, Босман решил перейти в мало кому известный французский «Дюнкерк», который никогда в своей истории не поднимался выше второй французской лиги. Французы могли платить опальному футболисту хоть и немного, но побольше бельгийцев.

Однако, «Льеж», ссылаясь на общепринятые правила, потребовал от «Дюнкерка» 16 миллионов бельгийских франков (примерно 390 тысяч в сегодняшней европейской валюте). Таких денег у бедной французской команды не было.

Босман решил подавать в суд.

 

Суд да дело

Жан-Марку Босману было на руку явление Европейского союза, который был образован в 1992 году, а вступил в силу в 1993 году, и сразу же стал диктовать свои законы на старом континенте.

15 декабря 1995 года суд постановил, что согласно одному из пунктов Маастрихтского договора (документ о создании ЕС и его прав и норм, по сути) клубы, удерживающие футболистов у себя после истечения сроков контракта, ограничивают свободу передвижения граждан ЕС, как и их права на свободный поиск работы. Одновременно, были отменены квоты на количество игроков из стран, являющихся членами ЕС.

Оба решения суда вступали в силу немедленно. Вся трансферная система европейского футбола была признана нелегитимной. Незыблемый траснферный рынок рушился на глазах.

А Жан-Марк Босман чувствовал себя победителем.

Недолго.

В любом приличном футбольном обществе он стал персоной нон-грата.

 

Итоги «Дела Бо$мана»:

  1. Громадная пропасть между возможностями «больших» и «маленьких» клубов. Например, в течение десятилетия до «дела Босмана» Кубок Чемпионов выигрывали два восточноевропейских клуба («Стяуа» и «Црвена Звезда»), которые традиционно получали худшее финансирование, чем западные команды. За все время после того, как Босман выиграл суд, а это 15 лет, в Лиге Чемпионов не побеждала ни одна команда из Восточной Европы.
  2. Страшный удар по национальной самоидентификации клубов. Ранее итальянские команды играли в итальянский футбол (в составе восемь представителей титульной нации, как-никак); немецкие – в немецкий, и так далее. Теперь от национального футбола на клубном уровне не осталось и следа.
  3. Клубы, исконно базирующиеся на собственных воспитанниках, или только на представителях своего этноса, были выброшены из элиты. Самый тяжелый случай – испанский «Атлетик» из Бильбао, за который исконно играют только баски. С испанцами они еще выдерживали конкуренцию, но когда клубы Примеры стали сплошь состоять из легионеров, «львы» вынужденно уползти в подвал турнирной таблицы.
  4. Футболисты стали диктовать свои финансовые условия клубам. Команды боятся потерять игроков (они ведь могут и бесплатно уйти по окончании контракта), поэтому уступают ненасытным материальным требованиям современных звезд.
  5. Кризис детского и юношеского футбола. Топ-клубам стало невыгодно вкладывать большие деньги в свои молодежные академии – там ведь неизвестно еще, вырастут звезды, или нет, а большого мастера, уже готового, можно и на стороне купить. В то же время топ-клубы получили возможность переманивать юных дарований из футбольных академий маленьких клубов совершенно бесплатно: у игрока заканчивается юниорский контракт с командой, которая его воспитала, и он без всякой компенсации переходит в более престижный стан. Таким образом, кризис коснулся не только академий топовых команд, но и команд совсем небольших.
  6. Нереально большие трансферные суммы при переходах футболистов. Естественно, это связано с увеличением зарплат игроков.

Делайте беспроигрышную ставку с Фонбет!

Комментарий