​«От звонка до звонка»: почему иностранцам не понять Логинова

Станислав Красильников/ТАСС

​«От звонка до звонка»: почему иностранцам не понять Логинова

Иностранцы недоумевают: Логинов не извиняется за применение допинга, сбегает от журналистов и при этом пользуется поддержкой российских спортсменов, болельщиков и СМИ. Разбираемся, откуда растут ноги.

По блату

Аргументы защитников Логинова в России отлично принимаются внутри страны, потому что ситуация развивается в канонах родного для многих блатного шансона: хорошего парня злые мусора поймали, отмазкам не поверили, он никого из подельников не сдал, несправедливый приговор на него повесили, парень срок отмотал и вышел мстить обидчикам и предателям.

Герой шансона никогда не признаёт вину, не раскаивается в содеянном, иногда он рассказывает о своих душевных муках в неволе и сожалеет лишь о том, что попался.

Допинг-скандал Логинова в эту схему укладывается идеально, по шагам:

- в сезоне 2013/2014 биатлонист выигрывает «золото» и два «серебра» на этапах Кубка мира и сдает пробу, в которой обнаруживают рекомбинантный эритропоэтин;
- после обнаружения запрещенного препарата в пробе А Логинов отказывается от вскрытия пробы В;
- комиссии Международного союза биатлонистов Александр рассказывает о том, что у него простатит, и он лечился биоактивными добавками в виде таблеток, которые ему дал друг;
- комиссия спортсмену не верит, так как нет медицинского подтверждения простатита и назначенного лечения, да и ЭПО может попасть в организм только через инъекции;
- Логинов отказывается назвать имя друга, давшего ему таблетки с допингом, как и сам препарат, который он принимал;
- выносится решение о дисквалификации биатлониста на срок два года с ноября 2014 по ноябрь 2016 года;
- Союз биатлонистов России, сочувствующие и личный тренер обеспечивают спортсмену в течение всего срока отстранения возможность нормально жить и тренироваться;
- Логинов после отбытия дисквалификации возвращается в большой спорт и на второй сезон, осенью 2018 года, начинает показывать неплохие результаты в Кубке мира по биатлону;
- считает, что любые вопросы о его прошлом – происки врагов с Запада;
- общается скупо, преимущественно со «своими» представителями СМИ, кто точно не задает неудобных вопросов и не бередит рану от потерянных двух лет.

Sven Hoppe/DPA/TASS

Механизм раскаяния

А иностранцы как требовали, так и продолжают требовать извинений. В других странах принято объяснять свои действия – и правильные, и неправильные, особенно касающиеся широкого круга лиц. Это делают и люди, и организации. В том обществе это норма, это работа над репутацией, это действительно тот самый PR в его изначальном смысле, «связи с общественностью». У нас же такой традиции нет.

Иностранцы не знакомы с философией блатного русского шансона и им невдомек, почему русские оценивают поведение уличенного в применении допинга спортсмена совсем не так, как остальной мир. Им недостаточно аргумента, что раз Логинов отсидел «от звонка до звонка», то теперь он по умолчанию большой молодец.

Принесение извинений – это взаимодействие, но герой шансона умеет общаться только с позиции силы, в противном случае, если так не получается, уходит в глухую «несознанку».

Извинения предполагают, прежде всего, признания в наличии вины, признания того, что умышленно или неумышленно было совершено то, что не принимается другой стороной. Второй частью извинений должно быть раскаяние в содеянном, и напоследок – обещание, что подобное не повторится.

Казалось бы, всё просто.

Кто извинялся?

Именно по этому пути пошла Мария Шарапова, когда в её пробах был обнаружен мельдоний (несравнимо более безобидный препарат по сравнению с ЭПО). Теннисистка мгновенно собрала большую пресс-конференцию, признала факт употребления, признала собственную невнимательность (не тренера, не врача, и не какого-то мифического друга) при ознакомлении с обновленным списком запрещенных препаратов и принесла всем извинения - болельщикам, соперникам, ассоциации и спонсорам. Шарапова приняла наказание, отбыла дисквалификацию и теперь спокойно продолжает выступать. Всё было решено цивилизованно и с минимальными потерями для репутации и карьеры самой спортсменки: инцидент произошел, объяснения предоставлены, извинения принесены и приняты, наказание понесено, жизнь продолжается.

fortune.com

Шарапова – не единичный случай, это один из примеров нормального поведения публичной персоны. За допинг извинялись и объяснялись многие, гораздо более выдающиеся, по сравнению с Логиновым, спортсмены – Бен Джонсон, Марион Джонс, Лэнс Армстронг, Юстина Ковальчик, Клаудиа Пехштайн, Джастин Гэтлин, Альберто Контадор и другие.

Логинов своей вины не признает, этого не было и в 2014-м году, нет и сейчас, в 2019-м. А раз нет раскаяния, ни у кого нет уверенности в том, что сейчас спортсмен чист и соревнуется честно. Винить ли за это иностранцев? Сколько болельщиков биатлона даже в России после инцидента с визитом полиции в Австрии в декабре 2018-го мгновенно подумали, что «наши опять»?Да, в этот раз ничего не произошло, но ведь многие к такой вероятности были готовы.

Также молча, после дисквалификации вернулся россиянин Павел Кулижников. Конькобежец был дисквалифицирован на два года за применение метилгексанамина, обнаруженного в пробе, сданной на юниорском чемпионате мира-2012.

Павел возобновил карьеру с сезона 2014/2015 и не сказать, что соперники были рады возвращению Кулижникова. Представители многих сборных открыто высказывались против допуска нашего спортсмена к стартам. И когда в марте 2016-го года появились подозрения, что в пробах россиянина был обнаружен мельдоний, многие поверили в повторное нарушение спортсменом антидопинговых правил.

Сергей Бобылев/ТАСС

Подозрения не подтвердились, отстранение Кулижникова длилось всего около месяца. Соперники, которые критиковали его во время скандала с мельдонием, позже принесли ему свои извинения. Сам Кулижников отреагировал на это так: «Понимаю, что не каждый пойдет на признание своих ошибок. За это можно уважать человека. Но я все равно смотрю на этих людей, как на предателей. Поэтому особого смысла в извинениях не вижу. Предавший предаст и второй раз». Интересное высказывание, особенно если обратить его на первый допинговый скандал с самим Калужниковым, не так ли?

Но вернемся к биатлону. Список доказанных случаев употребления допинга в российском биатлоне приличный, в нём Ольга Пылева, Альбина Ахатова, Екатерина Глазырина, Иван Нюняев, Вероника Тимофеева, Андрей Прокунин, Екатерина Юрьева, Дмитрий Ярошенко, Ирина Старых и сам Александр Логинов. Если взять родственные лыжные гонки, то и там немало известных имен: Галина Кулакова, Наталья Баранова, Любовь Егорова, Ольга Данилова, Лариса Лазутина, Юлия Чепалова, Евгений Деменьев, Нина Рысина, Алена Сидько, Лилия Степанова, Николай Панкратов, Наталья Матвеева.

Кстати, из всех этих спортсменов публично извинился только один человек – биатлонист Дмитрий Ярошенко: «В моем организме был найден запрещенный препарат, и я несу за это ответственность. Я согласен с наказанием и хочу извиниться перед моими товарищами, близкими, коллегами за тот моральный вред, который я им нанес. Да, запрещенный препарат мне дал доктор, и я не знал, что я принимаю. Но я признаю, что если бы такую же историю услышал, например, от спортсмена сборной Германии – не поверил бы. Хотели мы того или нет, мы нанесли моральный вред близким для нас людям».

После дисквалификации из-за употребления ЭПО Ярошенко совместно с РУСАДА проводили семинары, которые Дмитрий расценил как важную образовательную миссию: «Я не говорю, что мне не стыдно за тот случай с допингом. Это навсегда останется темным пятном в моей спортивной биографии. Уже после случившегося я посчитал важным рассказать о подробностях своего случая детям и уже взрослым спортсменам. Я делал это не для того, чтобы обелить собственное имя. Но мне кажется, это должно было помочь им осознать ту меру ответственности, которую ты несешь в профессиональном спорте».

Константин Веремейчик/ТАСС

За широкой спиной

Мировому спортивному сообществу извинения важны не только в биатлоне.

Ради попадания нашей сборной на Олимпиаду-2018 каяться за нарушение антидопинговых правилвместо спортсменов пришлось главе Олимпийского комитете России Александру Жукову: «Я, как президент Олимпийского комитета России, приношу извинения за нарушения антидопинговых правил, которые были допущены у нас в стране».

Полный текст выступления можно прочитать на сайте ОКР.

После этого, в том числе, россияне получили возможность, пусть без собственной символики, флага и гимна, принять участие в Играх в Пхёнчхан. И без этого официального и публичного признания не было бы олимпийского «золота» нашей сборной по хоккею, медалей Алины Загитовой и Евгении Медведевой, великолепного выступления наших лыжников Александра Большунова и Дениса Спицова.

Так извиняться ли Логинову?

Два великих биатлониста современности отвечают на этот вопрос однозначно.

Пятикратный олимпийский чемпион и 11-тикратный чемпион мира Мартен Фуркад призвал россиянина извиниться перед другими биатлонистами за употребление эритропоэтина: «Я уважаю тот факт, что Международный союз биатлонистов разрешил ему участвовать в гонках. Но самого Логинова я никогда не буду уважать. Он до сих пор ни перед кем не извинился за употребление допинга. Логинову по правилам разрешили принимать участие в соревнованиях. А нам разрешается быть недовольными его поведением».

Восьмикратный олимпийский чемпион и 20-ти кратный чемпион мира Уле Эйнар Бьорнадален тоже придерживается этой точки зрения: «Логинов должен сказать всем, что сожалеет о произошедшем. Если он этого не сделает, то не получит того уважения, которое он заслуживает. Конечно, это должно быть на пресс-конференции, если Логинов задумывается о своей будущей карьере. Чтобы все люди поняли, что Александр сожалеет».

Martin Divisek/EPA/TASS

Но Александр, скорее всего, не прислушается к этим словам. Иностранцы и россияне живут по своим понятиям, и в оценке ситуации с Логиновым эти понятия противоположны. Для России Логинов - один из спортсменов сборной, такой же, как и Гараничев, и Малышко, и Цветков, и другие. Для иностранцев Логинов, в отличие от его коллег по сборной, – пойманный, осужденный, но не раскаявшийся мошенник, все нынешние заслуги которого остаются для них под большим сомнением.

А глава Союза биатлонистов России Владимир Драчев тем временем написал письмо в IBU, в котором пожаловался «на травлю со стороны лидеров мирового биатлона». Как IBU, по мнению Драчева, должен ограничить свободу слова спортсменов из других стран – непонятно. Да и должен ли?

Загрузка...
Новости