​Татьяна Тарасова. Великая дочь великого отца

Станислав Красильников/ТАСС

​Татьяна Тарасова. Великая дочь великого отца

Многие люди ничего не понимают в фигурном катании, но знают, что Татьяна Тарасова – не просто тренер, а лицо эпохи. Рассказать о ТАТ в одной статье невозможно, но #ProstoProSport собрал несколько фактов, о которых не все знают.

Карьера фигуристки и травма

В фигурное катание свою младшую дочь Татьяну хоккейный тренер Анатолий Тарасов определил со словами: «Уж если родилась девочкой, то пусть хоть на коньках стоит». Девочка начала кататься в пять лет, а в 15 уже входила в сборную Советского Союза вместе со своим партнером Георгием Проскуриным.


В 1966-м году пара победила на Всемирной Зимней Универсиаде, а на награждении Татьяна, зацепившись за ковровую дорожку, упала и получила вывих одной руки и перелом другой.

На карьере фигуристки был поставлен крест, вердикт врачей – хронический вывих плеча, по признанию самой Тарасовой, даже после заживления рука висела как тряпка. Путь ей был заказан не только на каток, но и в любимые танцы – Тарасова пробовала попасть и в ансамбль «Березка», и в Государственный ансамбль народного танца СССР Игоря Моисеева, но состояние здоровья не позволяло.

Расстроенная Тарасова думала поступать в ГИТИС на балетмейстерский факультет, но и тут отец сказал своё веское слово: «Иди на каток, помогай своим друзьям. Тренеров нет ни черта. Бери детей – и, если будешь хорошо работать, будешь счастлива всю жизнь». Так, в 19 лет Татьяна Тарасова вернулась на лёд уже в качестве наставника.

Начало пути

Татьяна Тарасова сразу приняла для себя решение, что будет работать со взрослыми спортсменами, доводить их до высшего мастерства.

Так получилось, что начинающему тренеру в 1969 году юниорскую пару (Ирина Моисеева и Андрей Миненков) передал их первый тренер Игорь Кабанов. Через некоторое время пара вошла в состав сборной команды страны. Для тренера в возрасте чуть за 20 лет это было неслыханным настолько, что отец Татьяны Анатольевны даже написал письмо в газету «Правда», в котором говорилось, что «федерация фигурного катания, видимо, обалдела, что доверила молодой девчонке работать в сборной СССР» и требовал уволить дочь.

Моисеева и Миненков под руководством Тарасовой дважды стали чемпионами Европы и чемпионами мира, а также серебряными медалистами Олимпиады-1976 в Инсбруке.


Звание «Заслуженный тренер СССР» Тарасова получила в 1975 году, но только в в 1992 году Анатолий Тарасов, наконец, назвал её коллегой по тренерскому цеху, когда подопечные его дочери заняли призовые места на пятой в ее карьере Олимпиаде.

Роднина

Ирина Роднина и Александр Зайцев сами выбрали Татьяну Тарасову в качестве своего нового тренера, назначили встречу, поговорили и в 1974 году перешли к ней от Станислава Жука.

Роднина уже была олимпийской чемпионкой 1972 года в паре с Алексеем Улановым, и Тарасовой предстояла нелегкая работа. К тому времени Татьяна Анатольевна уже заслужила репутацию тренера-новатора, который не боится смелых экспериментов с музыкой и созданием новых элементов парного катания. Своим высоким техническим мастерством и огромным желанием работать Роднина и Зайцев дали Тарасовой уникальную возможность создавать уникальные постановки, которые впоследствии приводили в восторг весь мир.

Именно с Тарасовой Роднина стала «великой», трехкратной олимпийской чемпионкой, выиграв золотые медали в 1976 и в 1980 году.


В дальнейшем их пути разошлись. Почему так произошло, у Тарасовой нет ответа: «Не знаю почему. Я на эти размышления время не трачу. Знаю: в главном, в профессии, я Иру не подвела. Она у меня дважды становилась олимпийской чемпионкой. Была до меня раз, но со мной стала трехкратной. Я и ею была довольна, и собой. Жизнь нас развела. У каждого свои друзья, предпочтения. Думаю, Ира – человек не моего круга».

Сейчас тренер и фигуристка общаются только через прессу.

Так, в 2017 году депутат ГосДумы РФ Ирина Роднина резко высказалась в отношении работы Тарасовой на телевидении: «Когда катаются спортсмены-профессионалы, то и комментаторы должны быть профессионалами своего дела, а не просто трепачами. Татьяна Анатольевна у микрофона все время вспоминает, кого она тренировала, а кого не тренировала, к кому она хорошо относилась, а к кому плохо. А это не комментаторская работа, это называется байками. Я понимаю, что есть необходимость заполнения пауз какими-то интересными историями, но профессиональный разбор того, почему судьи выставили ту или иную оценку, тоже должен присутствовать в работе телекомментатора».

Татьяна Анатольевна на выпады бывшей подопечной отреагировала спокойно: «Я не отвечаю ей никогда, я выше этого. Мне все равно, что она по этому поводу говорит, потому что миллионы людей пишут и благодарят за то, что я комментирую. Я вообще ее давно не воспринимаю. Я думаю, что к людям, работающим в Государственной Думе, есть очень много вопросов, на которые они должны ответить перед российским народом. А за свои комментарии отвечу я. Меня ее высказывания не интересуют».

Уход из спорта

После Олимпиады в Калгари, в 1988 году, где её пара Наталья Бестемьянова и Андрей Букин стали олимпийскими чемпионами, Тарасова решила уйти из спорта: «Уход был тяжелым... Проводился, кажется, президиум нашей федерации — фигурного катания... И вот этому высокому собранию я сказала, что... факты обирания спортсменов вопиющие... Сказала и о том, как уничтожают тренеров, как стравливают между собой тренеров и спортсменов. Приводила голые факты. Но во всем зале, где находилось, наверное, человек сто, никто меня не поддержал... Помню, что выходила я, но ног не чувствовала... А когда вышла, упала как подкошенная... Валялась в траве, рядом мальчишки играли в мяч... Меня обступили, узнали, принесли водички. Я попила своих таблеточек, еще немножко передохнула. Потом дала им денег, они купили мне мороженое, себе тоже. Я посидела на траве, поела мороженое, потом остановила такси и уехала к другу на дачу, в Жуковку...

Так я уходила из спорта, уверенная, что снова в нем не окажусь. А через четыре года вернулась с Климовой и Пономаренко... А потом еще — с Илюшей Куликом, с Пашей Грищук и Женей Платовым, с Алешей Ягудиным...»

Театр

Свою страсть к балету и постановкам Татьяна Тарасова смогла реализовать, создав в середине 1990-х годов ледовый театр «Все звёзды», в труппу которого вошли многие знаменитые советские фигуристы. Театр просуществовал 14 лет, а в репертуаре были классические представления: «Ночь на Лысой горе», «Спящая красавица», «Золушка», «Аленький цветочек», серия «Русские на Бродвее», знаменитые бродвейские спектакли «Вестсайдская история», «Фантом оперы», «Кабаре», «Кордебалет», «Кошки» и другие.


Семья

Татьяна Тарасова и её будущий муж пианист Владимир Крайнев познакомились в 1978 году.

Татьяна со своими подругами Мариной Нееловой и Леной Матвеевой однажды поехали к гадалке Прасковье, которая гадала по утренней росе. Старушка сказала Тарасовой, что та скоро встретит человека, который «как артист, но не артист. Выходи за него замуж, сразу будешь жить с ним хорошо, он будет тебя понимать».

В этот же день, 19 октября 1978 года, Тарасова в гостях познакомилась с Крайневым, приветствовав того словами: «Вот он, мое счастье». Владимир вызвался отвезти Татьяну из гостей домой на машине и когда они ехали через Каменный мост в небе поднялись на небе две радуги прямо над Кремлем и оба решили, что это знак к большому счастью.

На следующий день после знакомства Тарасова уехала в Ригу на соревнования. Крайнев, убежденный холостяк, оборвал телефон Рижской филармонии и приложил максимум усилий к тому, чтобы узнать, в какой гостинице живет Татьяна. Молодые люди созвонились, и через девять дней после знакомства стали жить вместе.

e-wiki.org

Их совместная жизнь выглядела нетрадиционно – то Тарасова уезжала на сборы и соревнования, то Крайнев – на гастроли. Отец Татьяны по этому поводу шутил, что для полного счастья им нужен домик поблизости от взлетной полосы аэропорта Шереметьево.

Из-за постоянных разъездов они долго не могли оформить отношения официально и наконец, организовали регистрацию в ЗАГСе 2 марта 1979 года.

Счастье оборвалось в мае 2011 года, когда Владимир Крайнев внезапно скончался в Ганновере от разрыва легочной артерии. Несгибаемая Татьяна Тарасова почернела от горя: «Володя сделал меня счастливой. Он поддерживал меня во всем. Вместе мы сделали 18 программ для моих фигуристов и прожили 33 лучших года жизни. А теперь его не стало и я не знаю, как буду жить дальше», - только и сказала она.

Ягудин

Победа Алексея Ягудина на Олимпийских играх 2002 года в Солт-Лейк-Сити стала одной из самых ярких в истории всего мужского фигурного катания, а короткая программа «Зима», поставленная Тарасовой и Николаем Морозовым на музыку группы «Bond», по сей день считается эталонной с точки зрения хореографии и создания художественного образа на льду.

Впервые Ягудин увидел Тарасову на чемпионате Европы в Париже в 1998 году и, впечатленный её отношением к своему ученику Илье Кулику, сам попросился к ней. Тарасова думала неделю, а Ягудин вспоминает это время: «Ей все коллеги говорили, ну зачем тебе брать к себе эту «летающую табуретку»? У меня такая кличка была, поскольку я все время прыгал, а катался не очень выразительно». После Тарасова согласилась и сказала ему: «Тебе придется быть лучше всех, и только тогда нас поставят на первое место».

Вместе они выиграли всё – чемпионаты Европы, мира, финал Гран-при и Олимпиаду. После исполнения произвольной программы на Олимпиаде-2002 Ягудин подъехал к бортику на коленях, а Татьяна Анатольевна встречала его с распростёртыми объятьями и кричала: «Спасибо тебе, миленький!».


Талисман

Талисман Татьяны Тарасовой — кожаная черепашка. Она положила начало большой коллекции, в создании которой участвовали все друзья, родные и ученики Татьяны Анатольевны: «Известный в 1960-х тренер сборной ГДР Йохан Линднер как-то подошел ко мне, протянул маленькую набивную, обшитую искусственной кожей черепашку и сказал: «Я знаю, она принесет тебе счастье»... Это произошло 30 лет назад, когда после трех недель совместных занятий я выпустила на международные соревнования свою первую в тренерской жизни пару...

Объехав со мной весь мир, сшитая из кусочков черепашка стала рваться. В 1980-м, накануне Олимпиады в Лейк-Плэсиде, я дала ее Родниной, и Ира ее аккуратно подштопала... А перед чемпионатом СССР 1983 года отдала починить Наташе Бестемьяновой. Наташа вернула черепаху мне перед чемпионатом Европы, на котором они впервые с Андрюшей завоевали золотые медали.

Сейчас в моей коллекции их больше 400. «Такое впечатление, что ты не с людьми работаешь, а в зоопарке, — говорила мне мама. — Все медали и кубки выставляют на полки, а ты черепах».


Шуба

Одним из узнаваемых штрихов образа Тарасовой надолго стала шуба.

Татьяна Анатольевна рассказывала: «Когда уже стала тренером, то раз в четыре года нам давали мех из ГУМа. Это были очень красивые шубы, выставочные. Они были тяжёлые — можно в угол поставить. Мы ведь постоянно, как в холодильнике, и без шуб никак. Но зато благодаря холоду хорошо сохраняемся, в этом и заключается секрет красоты. Долго не снимала на соревнованиях одной шубы, потому что когда-то Андрей Букин назвал ее счастливой. И если Наташе и Андрею казалось, что шуба приносит счастье, я готова была ее носить даже летом».

СЮП

Когда в 2016 году в Москве разрушили «Стадион юных пионеров», на котором Тарасова начинала кататься сама и где тренировала своих учеников, гнев её был страшен.

Денис Тен

Огромным горем для Татьяны Тарасовой стало убийство в июле 2018 года казахстанского фигуриста Дениса Тэна: «Я не знаю, как жить среди такого бандитизма? Унесли жизнь гения, талантливого человека, которого мы все очень любили, любили его человеческие качества. Он был не только моим учеником, он был моим товарищем. Я мертвая, у меня просто нет слов. Сидел в Америке, никого не трогал, приехал – а его на тот свет отправили».


Сейчас Татьяна Тарасова и всё сообщество фигурного катания прикладывают все усилия, чтобы в городе Алматы арене «Halyk Arеna» было присвоено имя Дениса Тена.

Достижения

Ученики Тарасовой выиграли в общей сложности 41 золотую медаль на чемпионатах мира и Европы, а также семь золотых олимпийских медалей в трёх дисциплинах из четырёх возможных, счет медалей другого достоинства перевалили за сотню.

В 2008 году Татьяна Тарасова была введена в Зал Славы мирового фигурного катания (The World Figure Skating Hall of Fame). В перечне фигуристов, тренеров, судей и иных лиц, внесших большой вклад в развитие фигурного катания менее 150 человек со всего мира, из них 18 представляют СССР и Россию.

Помимо самой Тарасовой в Зал Славы введены ее ученики – Ирина Роднина, Ирина Моисеева и Андрей Миненков, Марина Климова и Сергей Пономаренко, Екатерина Гордеева и Сергей Гриньков, Алексей Ягудин.

Памятник

К столетию со дня рождения Анатолия Тарасова, в декабре 2018 года в Москве был открыт памятник великому хоккейному тренеру, создателю «Красной машины».


Татьяна Анатольевна в этот день была по-настоящему счастлива: «Спасибо, что пришли к моему папе. У каждого человека есть мечта, у меня была мечта, чтобы страна помнила своих героев, и эта мечта сегодня сбылась. Я благодарю всех, кто в этом участвовал по-настоящему и помогал. Я счастлива его видеть, потому что он был именно таким - сильным, могучим человеком, который научил меня побеждать, он поднял планку, говоря мне: «В твоих руках таланты, какое ты имеешь право, чтобы они были вторыми?»

Под руководством Анатолия Тарасова московский ЦСКА 18 раз становился чемпионом СССР (1948-1950, 1955, 1956, 1958-1960, 1963-1966, 1968, 1970-1973, 1975), сборная страны девять раз подряд выигрывала чемпионат мира (1963-1971) и три раза - Олимпийские игры (1964, 1968, 1972). В 1974 году тренер был введен в Зал хоккейной славы в Торонто, а в 1997-м в числе первых введен в Зал хоккейной славы Международной федерации хоккея.

Сама Татьяна Анатольевна никогда не работала в ЦСКА: «Я не хотела опозорить отца. Это было как бы неприлично – работать там, где папа. Поэтому я никогда не была в ЦСКА. Когда каталась – в «Динамо», когда работала – в профсоюзах».

И хочется верить, что великому тренеру Тарасовой, не опозорившей своего великого отца, однажды тоже установят памятник в Москве, и она также будет стоять на льду и вдохновлять всё новые и новые поколения фигуристов.

Турнир

В России уже дважды проводились Всероссийские соревнования по фигурному катанию на призы Заслуженного тренера России Татьяны Анатольевны Тарасовой.

В марте 2019 года в Перми в турнире приняли участие воспитанники Этери Тутберидзе, Алексея Мишина, Тамары Москвиной, Евгения Плющенко, Николая Морозова и других известных тренеров по фигурному катанию – всего более 200 спортсменов-юниоров, которые разыграли награды в одиночном, парном и синхронном катании.

«Это огромный труд воспитывать детей, которые только мечтают о карьере и тренеры делают из них мастеров спорта международного класса и заслуженных мастеров спорта. Я очень уважительно к этому отношусь. Сейчас на этот турнир приехало очень много детей, это важно, чтобы они могли проявлять себя и развиваться. Мне очень приятно, что именно здесь, в Перми, проходит турнир на мои призы. Хотелось бы, чтобы он был удачным и стал традиционным, чтобы дети порадовались», - сказала Татьяна Тарасова.


Школа

Сама Татьяна Анатольевна мечтает о школе фигурного катания, но у нее нет даже катка, где она бы могла бы тренировать.

Это гложет её уже много лет: «Я вот приехала из Америки, провела там десять лет, подготовила три – наши, заметьте, российские – золотые олимпийские медали. И мне было 58 лет. Но меня на работу здесь не взяли. Катка не дали, школу не сделали. Нет, я не сравниваю себя с папой. Потому что папа – это целая планета. Но мне кажется, что даже по отношению ко мне это было нерационально».

Такое отношение к тренерским ресурсам она никогда не приветствовала: «Отечественные тренеры диктуют правила миру. Многие из них уехали на Запад. Возьмём, к примеру, Рафика Арутюняна. Сейчас он в Лос-Анджелесе, а начинали мы с ним на «Стадионе юных пионеров», где воспитывалось больше половины моих чемпионов. Потом нас оттуда выгнали, я осталась в России, а Рафик уехал. Теперь у него есть мальчик по имени Натан Чен, который исполняет пять четверных прыжков в одной программе и ставит мировые рекорды».

Сейчас Тарасовой 72 года. Она работает консультантом в ФФККР, периодически помогает тренеру ЦСКА Елене Буяновой, комментирует соревнования по фигурному катанию и ледовые шоу.

А горечь Тарасовой и её душевная боль не проходят: « У меня до сих пор нет ни школы, ни катка. Мне теперь некуда выйти работать. Как будто я за что-то наказана. И не имею того счастья, о котором только и мечтаю: работать, работать тренером на катке. Сколько я ни просила и ни кричала: дайте каток, дайте школу, дворец, что угодно, я могла бы передавать знания другим, учить других, пока я жива, — нет, никому не нужно. Нет у меня моей работы. По большому счету меня ничего больше не интересует, кроме преподавания, потому что в нем есть все. У меня есть профессия, которой я могу пользоваться, есть возможность помогать детям — то, что я очень люблю. Просто в кратчайшие сроки можно ребенка научить или подправить что-то. И, может, я бы еще пару олимпийских-то подготовила бы. У меня полно сил. Но я не могу организовать себе каток. Даже если я все продам, каток не построю. И, знаете, теперь я уже не буду ездить на край света, куда зовут, не поеду ни в какую Белоруссию, чтобы тренировать. Я хочу жить и работать дома. Я всю жизнь дома не жила. Могу пожить? Но работы и места, чтобы работать, у меня здесь нет. Вот так».

Загрузка...
Новости