ЧМ-1990: Лотар Маттеус, атипичный немец времен великого перелома — ProstoProSport
ЧМ-1990: Лотар Маттеус, атипичный немец времен великого перелома

ЧМ-1990: Лотар Маттеус, атипичный немец времен великого перелома

Главный (и единственный) дедушка сайта ProstoProSport.ru Руслан Мармазов вспоминает необыкновенных людей – по одному с каждого чемпионата мира по футболу.

Личное дело героя

Имя, фамилия: Лотар Херберт Маттеус

Дата рождения: 21 марта 1961 года

Сборная: Германия

Чемпионат мира: 1990 год, Италия

Подвиги: Поводов называть немца культовым игроком и легендой – множество. Но капитанство в сборной, внесшей толику зрелища и здравого смысла в самый тоскливый ЧМ в истории человечества – отдельный повод для искреннего уважения

Титулы: чемпион мира 1990 года, обладатель «Золотого мяча» 1990 года, лучший игрок 1990 года по версии журнала World Soccer, футболист года по версии IFFHS, игрок года ФИФА 1991 года, а еще – серебряный призер первенств планеты 1982 и 1986 годов, чемпион Европы-1990 и бронзовый призер ЧЕ-1988

Дембельский аккорд футбольного романтизма

Примерно за год до ЧМ-90 в Италии ваш покорный слуга уволился в запас из рядов Советской Армии, продолжил свою, прерванную почетной казарменной обязанностью, учебу на историческом факультете, и был полон сил и уверенности, что ему по плечу если не всё, то почти всё.

Через два года, в 1991-м, сенсационно рухнет СССР, во что поверить было тогда ну решительно невозможно. В стране лютовала и куражилась горбачёвская перестройка, вот только это было ново и в чем-то даже интересно. Не смекнули мы еще, чем всё в итоге закончится. Жизнь бурлила и пузырилась, а тут еще вскоре должен был пройти чемпионат мира по футболу!

Кстати, мало кто знает, но его мог провести и Советский Союз – вот это была бы еще одна сенсация. Но Италия всё же взяла верх во время выборов, получив одиннадцать голосов против пяти. И нашей стране пришлось потом ждать 28 лет…

Важный момент. В армию я призвался после первого курса, а вернулся домой с сержантскими погонами и непреклонной решимостью в глазах через полновесные два года службы. Но на 1989 год, помимо всего прочего, пришлась очередная реформа, и после всего-то половины срока, когда, по казарменным поверьям солдат еще не прекратил, пардон, оправляться домашними пирожками, на мирную жизнь были отправлены вообще все студенты, без единого исключения. И ошалевшее от притока бывших воинов руководство факультета вынуждено было даже создать отдельную дембельскую группу.

Во-первых, это было круто, и чудили мы этакой компанией весело, хотя и беззлобно. Во-вторых, летом 1990-го шайкой еще не избавившихся от армейского синдрома молодых мужиков мы поехали на практику в Киев.

Крепкие, вечно голодные, не чурающиеся пива и прочих вкусностей, бурлящие гормонами, вечно безденежные организмы, требовали многого, причем немедленно. Но, прежде всего, – футбола. А где, прикажете, смотреть матчи чемпионата мира из Италии в чужом городе, когда живешь в неродной, оставленной аборигенами на лето, общаге? Иные пришли бы в уныние, но только не мы.

Весьма кстати пришелся и тот факт, что не так давно до этого начался период видеосалонов. Это когда в присутственном месте ставились телевизор и видеомагнитофон, а досужая публика за скромную мзду могла посмотреть всё еще диковинные фильмы со скверным уровнем картинки и гундосым переводом, но с яростными кулаками Брюса Ли или с отчаянным поиском приключений на свои выдающиеся гендерные отличия какой-нибудь шальной «греческой смоковницы».

Разведгруппа, отправленная на изучение местности, скоро нашла нужную точку с видео. Хозяин заведения радостно согласился демонстрировать нам не порядком задолбавшие его ракурсы Эммануэль и раннего Индианы Джонса, но Диего Марадону, Руди Феллера и танцы Роже Милла. Даже скидки делал.

Боление бодрой компанией, азарт, жеребячье ржание, отчаянные споры и нелепые претензии, что тут каждый разбирается в футболе лучше всех в мире, – это и стало самым ярким воспоминанием о ЧМ-90. В остальном же турнир оказался скучнейшим и каким-то дурацким, где разочарований было явно куда больше, чем сенсаций.

Причем последние получались местного значения и на короткий период. Типа взбодрившей буржуазную сонливость первенства планеты сборной Камеруна с невостребованным на Родине Валерием Непомнящим в ее главе.

Бесшумный хлопок дверью

Обилие невыразительных матчей, куча результатов, выявленных в дополнительное время или вовсе по пенальти, нагоняющие зевоту, хотя обычно интересные, сборные Бразилии, Аргентины и Нидерландов, сомнительные решения судей – что это такое было-то? Специалисты давно вынесли вердикт, и, скорее всего, придется с ним смириться.

Причина этого непотребства заключалась в переломном периоде, пришедшемся на конец 80-х и начало 90-х. И в мире вообще (потрескивала и готовилась рухнуть незыблемая, казалось бы, система социализма, а СССР, СФРЮ и ЧССР, как потом выяснилось, доживали последние свои времена), и в футболе, в частности.

В сфере игры ногами в мяч назрели революционные перемены. Футбол стремительно коммерциализировался. На смену престижу страны, гордости за флаг, романтике великих свершений и прочим идеалистическим категориям шли деньги. Большие деньги, заставившие осторожничать и комплексовать даже признанных мастеров, причем отнюдь не самых нищих на планете.

В 1990 году кураж, энтузиазм и бесшабашные аферы, которые еще ласкали взоры трибун на чемпионате мира-1986, мигом испарились. А делать из футбола качественное зрелище и глобальное событие общественно-политическим мероприятием уже на новой, исключительно денежной, основе пока что не научились. Отсюда и серость эмоций, и странное, вызывающее растерянность, послевкусие ЧМ в Италии.

Напомним, этот мундиаль мог пройти и в СССР. Это, конечно, был бы номер. Чемпионат мира как событие, подводящее черту под существованием страны, – пожалуй, слишком даже символично. Но чиновники ФИФА все-таки отдали состязания итальянцам.

Впрочем, точку в советской истории те соревнования всё равно поставили. Это было последнее выступление сборной с рычащим, но гордым названием «СССР». Сыграли наши гораздо хуже, чем им, не без оснований после отменного дуплета 1988 года – олимпийского «золота» и европейского «серебра», сулили.

Даже прощальная крупная победа над камерунцами 4:0 никакой сладости к выступлению этому не добавила. Как бы дверью хлопнули, но мало кому было до того дело.

К тому же, случилась невиданная до того момента советскими людьми буза игроков. Типа, им недоплачивают гонорары. Деньги вот и убили энтузиазм и нокаутировали патриотизм – это красноречивая иллюстрация. Короче говоря, единственным советским гражданином, красиво выступившим на ЧМ-90, оказался Непомнящий, впервые в истории выведший африканскую команду аж в четвертьфинальную стадию.

Пожалуй, на этом чемпионате, зависшем между разными историческими эпохами, могла победить только команда – наиболее слаженная и устойчивая к стрессу перемен. Таковой по праву оказалась сборная Германии с великим Францем Беккенбауэром в качестве главного тренера и знаменитым Лотаром Маттеусом – в роли капитана. Не то, чтобы немцы устроили феерию (а кто ее на ЧМ-90 вообще учинил?), но они были системны, дисциплинированы, техничны, напористы и удачливы.

Секс, футбол, цыганский рок-н-ролл

В стадии плей-офф подопечные Беккена поочередно отправили за борт голландцев (плевок Руда Гуллита в физиономию Феллеру лично я считаю одним из самых мерзких и неспортивных эпизодов во всей истории мирового футбола), чехов в совокупности со словаками (Маттеус забил тогда единственный мяч с 11-метровой отметки) и англичан по пенальти.

В тусклом финале, который по своему составу явился повторением первенства планеты-1986, разыгрывались не просто медали, но и почетное звание «трехкратных чемпионов». Немцы, как вы знаете, выиграли у аргентинцев со счетом 1:0. Пенальти, как считают многие, был высосан из свистка. А чего было ждать от такого первенства? Какой ЧМ, такой и финал. Но, тем не менее, игра забывается, а строка в истории остается. Ее за собой закрепила команда Германии.

Триумфаторы ЧМ-90 – Франц Беккенбауэр, Лотар Маттеус и Андреас Бреме (слева направо).

Лидерство в ней на этом турнире Маттеуса можно считать закономерностью периода безвременья. На пути между двумя мирами проводником должен стать тот, кто в достаточной степени обладает качествами их обоих. Для Лотара это был второй подряд мировой финал и третье из пяти планетарных первенств, в которых он в итоге принял участие.

О его незаурядном мастерстве и могучем футбольном разуме не говорю специально ради экономии места. Но таких исполнителей в Германии традиционно не так уж и мало. Вот только уроженец баварского города Эрлангена – немец, можно сказать, атипичный. Под давлением эпохи он смог не расплескать и сохранить в себе качества былых времен футбольного романтизма.

О последнем, надо сказать, свидетельствует обильная на события и красоток, больше годящаяся для звезды латиноамериканских сериалов или рок-н-ролльщика, личная жизнь футболиста. Множество – пять – браков с выдающимися барышнями (причем, в том числе, по одной сербке, украинке и россиянке), еще больше интернациональных сексуальных приключений и интрижек, тяготение к балканской специфике и цыганской музыке – это что, скажете, типичный бюргер?

Нет, это Лотар Маттеус – игрок по жизни, человек, не только любящий жизнь, но и умеющий в нужный момент принять принципиальное решение.

Во всяком случае, когда в июле 1990 года на «Стадио Олимпико» в Риме мексиканский главный арбитр Эдгардо Кодесаль Мендес невесть с какого перепугу придумал пенальти в ворота аргентинцев, немецкий капитан не стал миндальничать и дал указание пробить Андреасу Бреме. А у того, как говорят специалисты по металлам, вместо нервов проволока из крупповской стали. 1:0 , и добро пожаловать в сонм футбольных легенд. Всей командой, разумеется.

Руслан Мармазов

Новости
Показать еще