Франция – Бельгия в Питере: багет против вафли

Panoramic/Zuma/ТАСС

Франция – Бельгия в Питере: багет против вафли

В первом полуфинальном матче чемпионата мира по футболу-2018 в Санкт-Петербурге встретятся хорошо знающие друг друга географические соседи, у которых есть, как много общего, так и немало отличий.

Разные народы, особенно самые яркие их представители, чаще всего воспринимают других на уровне стереотипов. Скажем, британцы, они ведь какие? Чопорные, жрут овсянку по утрам и в пять вечера, хоть кол им на голове теши, станут чай пить.

Французы, понятное дело, отличаются. Они как бы легкомысленные слегка, с бокалом вина в одной руке и хрустящей палкообразной булкой – в другой. Причем, лучше даже, если это и не французы будут, а француженки. Кокетливые и, о-ля-ля, такие шаловливые.

«Мы с Эрклюм Пуарой любовалися дырой»

И вот, скажите на милость, какой здравомыслящий русский человек отдаст предпочтение дождливому англичанину, если рядом шуршит кружевами солнечная француженка? А вы говорите, мол, стереотипы…

TASS

Даром, что все эти образы с действительностью совпадают примерно так же, как мысли интуристов о медведях с балалайками на российских улицах. Не важно, что типичная француженка – это давно уже не хрестоматийная пигалица с Монмартра, а крепкая чернявая чаровница с бюстом шестого размера и хромосомным набором, сформировавшимся где-нибудь в Экваториальной Африке.

Мощь образов, над которыми работали многие поколения, правдой не перешибешь…

Кстати, а вот что бельгийцев касается. Они-то какие? Хотя бы на уровне стереотипов? Держу пари, спроси на улице об этом десять человек, так девять из них ничего толкового по поводу данного народа ничего и не придумают. От силы пресловутого писающего мальчика из себя выдавят.

Продвинутые и бывалые путешественники разве что о бельгийских вафлях вспомнят, да о шоколаде и пиве. Это добро там, уверенно скажу, если и не лучшее в мире, то около того. При этом, заметьте, шоколад в свой национальный стереотип намешали (вместе с сыром, конечно же), швейцарцы. А пиво узурпировали немцы с чехами.

Недаром самый известный литературный персонаж, имеющий бельгийское происхождение, постоянно напоминает окружающим о том, кто он и откуда взялся. Потому как его то за француза принимают, то еще за не пойми кого. Речь идет, если кто еще не понял, о сыщике Эркюле Пуаро. О нем один мой товарищ стишок как-то сочинил:

«Мы с Эрклюм Пуарой любовалися дырой,

У Эркюля Пуары восхищенье от дыры».

Нет, Бельгия, – конечно, не то, чтобы дыра... Во всяком случае, если и дыра, то очень красивая. Но всё равно ведь – это порождение большой политики и мирового капитала, искусственная страна, смахивающая или на Францию, или на Нидерланды, но и ни то, и ни другое.

В чем Бельгия уж точно похожа на прочие продвинутые западные государства, так это тем, что, не глядя на свою возмутительную молодость, она успела влезть в колониальные разборки и учинила в Конго такой геноцид, что Адольф Гитлер на его фоне вовсе и не выглядит каким-то уж особенным монстром…

Я это к тому всё рассказываю, что, во-первых, мне данный процесс самому нравится. А, во-вторых, накануне матча Франция – Бельгия невольно задаешься вопросами, чаще праздными, нежели реально выстраданными, по типу, а какая же из сборных двух этих стран все-таки лишняя на футбольном празднике жизни образца 2018 года?

То, что предстоящий полуфинал стóит считать не столько европейским или, прости Господи, НАТОвским, сколько, скажем, африканским, – факт непреложный. Станут команды перед игрой гимны исполнять, в том числе, «Марсельезу» (а кто-нибудь знает без «Гугла», как называется национальная песня бельгийцев?), и сами в этом убедитесь.

Смени футболки, так поединок между французами и бельгийцами очень слабо станет визуально отличаться от игры, например, сенегальцев против ганцев. Это ни хорошо, ни плохо. Такие нынче реалии, обусловленные всевозможными процессами, не всегда связанными с футболом.

Но всё же Франция – государство с древними традициями, причем во всем. А Бельгия какая-то не всамделишная, что ли, страна, хотя тоже со всеми атрибутами подлинности и даже столицей Европейского союза и штаб-квартирой НАТО на своей территории.

Консерваторы против обновленцев

Отсюда вывод, что человеку консервативного, традиционного уклада самый момент поддержать Францию. Хотя бы за ее флаг и за память о целом созвездии виртуозов мяча былых времен.

Чего стóит вспомнить только одну игру французов – с немцами на чемпионате мира 1982 года, – чтобы блаженно улыбнуться, и неважно, кто тогда победил. Потому как тогда сражались славные мушкетеры эпохи Мишеля Платини.

Или возьмем более свежее событие, всего-то 20-летней давности. Финал первенства планеты-1998. Как же Зинедин Зидан и Компания раскатали тогда по домашнему газону бразильцев – просто праздник какой-то!

К тому же нынче французы и в Россию тоже привезли нескольких очень даже приличных исполнителей. Не склонен кидаться фразами вроде «новый Пеле» – хотя бы потому, что словосочетание, например, «новый Хаджи» возникает в румынском футболе рядом практически с каждым подающим надежды пацаном, но Килиан Мбаппе действительно впечатляет. Об Антуане Гризманне и говорить не стану, его мастерство и так всем хорошо известно…

Tim Goode/PA Images\TASS

В ответ скажете, что у бельгийцев есть страшный Ромелу Лукаку и хитрый Эден Азар? А я и не спорю! Только вот как вспомню игру СССР – Бельгия на чемпионате мира 1986 года, так всякое желание болеть за эту брюссельскую капусту и автоматически отпадает. При всем, разумеется, уважении к генерации игроков, которых сумели вырастить бельгийцы на своих вафлях.

Сергей Бобылев/ТАСС

Короче, традиционалисты сегодня будут болеть за Францию. Обновленцы и «глоры» – за Бельгию. У каждого – своя правда. Но давайте будем взрослыми и рассудительными! Правильно было бы победить «Трехцветным». И не только в полуфинале, но и вообще на чемпионате мира-2018. Мне почему-то так кажется. Наверное, всё дело в стереотипах и в памяти о былых турнирах. Так, а куда ж их денешь-то? Что есть, то есть…

Руслан Мармазов

Новости
Показать еще