Мать Эмилиано Салы: «Лучше бы люди так ценили моего сына, когда он был жив!»

21 марта 2019 г. / 17:00  

# Кардифф СитиНантЭмилиано Сала

Eddy Lemaistre/EPA/TASS

Мать Эмилиано Салы: «Лучше бы люди так ценили моего сына, когда он был жив!»

Французская газета L’Equipe отправилась в Аргентину, где встретилась с матерью нападающего, погибшего 21 января в авиакатастрофе. Он летел из Нанта в Кардифф после подписания контракта с английским клубом.

Эмилиано Сала исчез в небе над Ла-Маншем 21 января. Он летел в Кардифф, чтобы приступить к тренировкам со своей новой командой, куда перебрался за рекордные для нее 17 млн фунтов.

Впоследствии обломки самолета и тело Салы были найдены в водах Ла-Манша. Точная причина аварии легкомоторного самолета, в котором он находился, до сих пор не названа. При этом было обнаружено, что у пилота даже не было лицензии на осуществление перевозок в ЕС.

- Мерседес, наши соболезнования…

- Очень грустно, очень больно. С одной стороны, приятно, что люди помнят моего сына, помнят, кем он был. С другой стороны, его нет, а я – мать, мне больно. Какое-то смешанное чувство. Лучше бы люди так ценили моего сына, когда он был жив. Получается, надо было погибнуть, чтобы все это услышать.

- Когда вы узнали страшную новость?

- Перед самым полетом он позвонил: «Мама! Перезвоню через два часа. Сейчас сажусь в самолет!» Я ответила: «Хорошо, сынок! Когда ты прилетишь в Кардифф, устроишься в гостиницу, я сама тебе позвоню!» Подождала, через два часа набрала его номер – тишина. Я подумала, может быть, он еще в пути. Через полчаса снова позвонила – тишина. Тогда позвонила его агенту. Он мне сказал, что самолет (шестиместный одномоторный турбовинтовой Piper PA-46 Malibu – прим.ред.) пропал с радаров.

Eddy Lemaistre/EPA/TASS
Eddy Lemaistre/EPA/TASS

- Почему вашему сыну предоставили такой несерьезный самолет!

- Это просто безобразие! Именно так.

- Полагаете, что все было сделано неправильно?

- Они поступили просто безответственно.

- Поясните. В каком смысле?

- Да во всех смыслах! Человек заключил такой огромный контракт (17 миллионов фунтов без бонусов)! Почему такое отношение? Он этого не заслуживал.

- У вас есть претензии к конкретным людям?

- Конечно. Всех назовет следствие.

- Но с вашей точки зрения, кто…

- Сейчас не могу ничего сказать! Мне нужна дополнительная информация для того, чтобы обвинять и назвать конкретных виновников.

- Кто вас держит в курсе того, как идет следствие?

- Адвокаты и агент моего сына. Держим с ними постоянный контакт. Скоро вот надо будет лететь во Францию.

- Зачем?

- Чтобы ознакомится с делом. Есть вещи, которые прессе пока рано знать. Следователи информируют в первую очередь родственников. Они уже один раз у нас были, теперь полетим мы – не только во Францию, но и в Англию.

- Кто у вас был?

- Англичане, которые ведут дело. Ведь это произошло в территориальных водах Англии. Приезжали сюда, встретились, теперь ждем от них отмашки. Мы им задали несколько конкретных вопросов, послушаем, что они ответят.

- О чем вопросы?

- Об аварии, о пилоте, о самолете. Да мало ли о чем! Темная история.

Panoramic/Zuma/TASS
Panoramic/Zuma/TASS

- Не боитесь, что следствие затянется на долгие годы?

- Нет. Движение есть. Думаю, в конце года мы узнаем, что все-таки произошло.

- Вы доверяете следствию?

- Да, надо доверять. Я хочу, чтобы состоялся суд. И просто обязана доверять следователям.

- Прошло уже два месяца со дня катастрофы, но руководители «Кардиффа» так и не оплатили трансфер. Да, кажется, и не собираются платить.

- Контракт был подписан, не понимаю, почему, они не хотят платить. Мы видели фотокопию – на ней прекрасно видна подпись моего сына.

- Со стороны клуба это просто неуважение к семье погибшего, не считаете?

- Именно так. Другое дело, если бы не поставил свою подпись. Но ведь поставил, а если вы с кем-то договариваетесь, то… Он публично подписал контракт – это все видели, и пресса тоже. Поэтому – платите! Конечно, они со своей стороны тоже ведут расследование. И это правильно. Но если о чем-то договорились, надо держать слово. Подпись стоит – ее уже не стереть.

- Какую-то связь поддерживаете с «Нантом»?

- Да, мы в контакте с одним из работников клуба. Редко, но созваниваемся. «Нант» говорит, что на момент катастрофы Эмилиано уже не числился в клубе, принадлежал «Кардиффу».

- Думаете, следствие определит виновных?

- Мы хотим знать, как и почему мой сын погиб. При каких обстоятельствах. В результате ошибки аэропорта, пилота, посредника (футбольного агента Вилли Маккея, которому принадлежал разбившийся самолет, и сын которого Марк отвечал в «Нанте» за результат переговоров с «Кардиффом»)? Я еще не говорила с этим человеком. Жду от него информации. Он говорил с моей дочкой, теперь пусть со мной поговорит. Ведь это он предоставил этот самолет. Есть записи разговоров, там все прекрасно слышно – предлагает самолет для перелета в Нант.

- Какие у вас сейчас чувства доминирует: печаль или обида?

- И то, и другое. Я просто в бешенстве. В бешенстве. Ну а печаль – это уже во мне до гробовой доски.

- Ваш сын был настоящим бойцом на поле. Вы будете тоже биться до последнего?

- Конечно. Буду биться так, как он бы бился. Сделаю все, что только в силах.

- Если хотите, можете сделать какое-то заявление через нашу газету.

- Хочу только заявить, что требую справедливого расследования. Пусть скажут правду. Больше мне ничего не нужно. Если катастрофа случилось из-за чьей-то ошибки, если кто-то виновен – пусть заплатит за это. Мы столько всего уже слышали! Якобы пилот не явился, кто-то другой управлял самолетом, и т.д. и т.п. Все это надо выяснить, все эти вопросы мы задали английской полиции, но пока не получили ответ.

- Полиция, полагаете, затягивает дело?

- Да. Но пока они утверждают, что дело движется, будем верить в это. Что еще остается?

Перевел Дмитрий Туманов

Загрузка...
Новости