«Я больше никогда не буду летать». Как Деннис Бергкамп стал «Нелетучим голландцем»

imago images/WEREK/TASS

«Я больше никогда не буду летать». Как Деннис Бергкамп стал «Нелетучим голландцем»

25 лет назад сборная Нидерландов дошла до четвертьфинала ЧМ-1994, где 9 июля проиграла будущим чемпионам мира бразильцам. После того первенства, проходившего в США, лидер «оранжевых» Деннис Бергкамп окончательно заболел аэрофобией.

«У меня в сумке бомба!»

Все началось еще в 1989 году, когда в авиакатастрофе под Парамарибо погибло 176 человек, включая Вирджелла Юманкхана – близкого друга Бергкампа по амстердамской академии. Сам 20-летний форвард «Аякса» лишь случайно не оказался на том рейсе. Уже тогда Деннис начал испытывать дискомфорт от пребывания на борту самолета. Хорошо, что «Аякс» почти не летал на выезды. Но в 1994 году страх нанес новый сокрушительный удар…

Первый сезон в миланском «Интере» дался Бергкампу очень тяжело – адаптация к итальянскому футболу проходила не без проблем. К тому же команда регулярно летала на старых маленьких самолетах с пропеллерами, что вызывало у голландца особые сложности, справиться с которыми помогали успокоительные.

А тут еще предстоял чемпионат мира за океаном…

В Америке для голландцев все закончилось в четвертьфинале – поражением от Бразилии 2:3. После матча в Далласе Бергкампа накрыла паническая атака. «Я приехал на турнир измотанным, и в США это состояние только усугубилось, – вспоминал Деннис. – После матчей я частенько походил на живой труп, однако быстро восстанавливался.

Но не в этот раз. Я приехал в отель, но там мне стало еще хуже. Меня проняла дрожь, и я почему-то сильно занервничал перед полетом домой. Со мной действительно было что-то не так, состояние было близким к панике. Длинный сезон в Италии, сразу после него – чемпионат мира на другом континенте, игра с Бразилией до последней капли крови по нечеловеческой жаре…».

Бергкамп все же заставил себя сесть в самолет до Амстердама: «Паника не прошла окончательно, но мне стало лучше, как только самолет поднялся над облаками. Остальная часть полета прошла нормально».

Именно на ЧМ Деннис почувствовал – самолеты это не для него. За месяц, проведенный в Америке, случились два неприятных инцидента. В первый раз была вынужденная посадка (перебравшему журналисту, который летел тем же самолетом, стало плохо), а затем – задержка вылета на четыре часа из-за угрозы взрыва на борту. Другой журналист, который летел вместе с командой, решил глупо пошутить: «У меня в сумке бомба!». Полиция арестовала и депортировала шутника, а в Голландии его уволили с работы. Но Деннису от этого легче не стало – он пережил глубочайший стресс.

В отпуске Бергкамп не чувствовал себя отдохнувшим: «Каникулы нужны для того, чтобы проветриться и перезарядить батарейки. Но на этот раз меня ничто не радовало – ни море, ни пляж. Я все еще был сам не свой. Так сильна была усталость».

«Интер» не дал Деннису как следует отдохнуть, потребовав начать подготовку к новому сезону вместе со всеми. Хотя Бергкамп звонил в клуб с просьбой позволить ему прибыть на предсезонку чуть позже. «Нет, мы ждем тебя на горном сборе», – таким был ответ.

И снова эти маленькие самолеты с пропеллерами…

«Они даже не поднимаются над облаками и трясутся на протяжении всего полета, – вспоминал Бергкамп в автобиографии. – В иллюминатор ничего не видно, только белая или серая пелена. А внутри очень тесно, настолько тесно, что у меня развилась клаустрофобия. Трудно даже пошевелиться, и вот ты сидишь и дрожишь весь полет. Во время выездных матчей я только и смотрел в небо – не собирается ли дождь. Иногда эти мысли настолько занимали меня, что я не мог сосредоточиться на игре. Ад кромешный. Я чувствовал себя настолько ужасно, что решил – все, я больше не хочу повторения этих ощущений! Последней каплей терпения стал предстоящий выезд во Флоренцию. Я увидел эту душегубку на взлетной полосе и решил, что с меня хватит. Я позвонил жене Хенрите и попросил ее приехать. Она отвезла меня на машине во Флоренцию, а потом привезла обратно домой».

По ходу сезона–1994/95 он лишь несколько раз садился в самолет. Каких сил ему это стоило – остается только догадываться. «Я не мог летать. У меня начиналась паника. Причем она начиналась еще за день до полета. Помню, что летал на игру последнего тура в Неаполь. Наверное, тогда я помучился в самолете последний раз. С тех пор я больше не летал».

Возможно, именно те пропеллеры стали главной причиной, заставившей Бергкампа покинуть Италию и «Интер»: «Я планировал играть в Серии А как минимум четыре, может быть, шесть лет. Но в конце второго сезона я решил, что это место не для меня».

Во втором сезоне он забил за «нерадзурри» всего четыре мяча. Все мысли были только о полетах…

В автобиографии голландец признается – летом 1995-го он был близок к тому, чтобы завершить карьеру. В 26 лет.

«Вспоминая то время, я думаю, что был сломлен. Я перестал наслаждаться футболом, и должен был принять решение: несколько месяцев или даже лет проходить курс лечения. И у меня появились сомнения. Что я за игрок? Хочу ли я продолжать карьеру? Хочу ли я завершить ее? После «Интера» я был всем сыт по горло, ничто не приносило мне удовольствия».

«Когда я перестал летать, то почувствовал свободу»

По окончании клубного сезона Бергкамп прибыл в расположение сборной Нидерландов, которая должна была лететь на отборочный матч Евро–96 в Минск. «Я приехал на базу в Нордвейке готовиться со всеми, но в ночь перед вылетом так и не смог уснуть. Я лежал весь в поту и тогда признался себе, что ничего не могу с собой поделать, поэтому не могу поехать на матч. Именно тогда я и принял окончательное решение. В разговоре с врачом команды Фритцем Кесселем и главным тренером Гусом Хиддинком я объяснил ситуацию и поставил точку: «Я больше никогда не буду летать».

И ему сразу стало легче. «Я осознал, что у меня есть эта проблема, и я должен жить с ней. Я ничего не могу с этим поделать, проблема в психологии, и я не могу это объяснить. Но когда я перестал летать, я чудесным образом вновь почувствовал необычайную свободу. Я снова мог играть в футбол без ограничений и сосредоточиться на предстоящей карьере в «Арсенале».

В Минск он тогда так и не поехал (без Бергкампа «оранжевые» сенсационно проиграли – 0:1). И впервые выдержал напор доброхотов-советчиков, предлагающих звезде лечиться от фобии. «Меня всегда бесили эти советы, что я должен что-то делать со своим страхом –например, пройти курс лечения. Да, у меня был выбор: проходить долгую терапию или просто отказаться от полетов. Я выбрал второе. Я свое отлетал и больше никогда не сяду в самолет. Ни-ког-да».

Кстати, «Арсенал», купивший Бергкампа летом 1995-го за 7,5 млн фунтов, в переговорах сыграл на теме аэрофобии – голландец просил оклад в миллион фунтов, клуб же сбросил с этой суммы сотню тысяч, «потому что ты не летаешь».

Но в целом «канониры» с понимаем отнеслись к проблемам голландца, стараясь обходиться без него на выездных матчах. Как и Футбольная федерация Голландии.

Жена игрока Хенрита вспоминала те дни: «Я никогда не давила на Денниса, никогда не думала, что ему надо преодолевать этот страх. Знаете, я всегда верила, что рано или поздно он сам справится с этим, не лечением или какими-то курсами терапии, а просто так, вдруг. И в конце концов что-то такое случилось. Фобия не исчезла, но перестала доставлять нам хлопоты, с ней стало можно жить. Знаете, когда он решил, что больше не будет летать, он заметно успокоился внутренне. И это спокойствие стоило гораздо дороже, чем те несколько часов, которые мы выигрывали в полете».

Да, Бергкамп старался приезжать на игры (если они были относительно недалеко) на автомобиле, автобусе или поезде. Правда, сильно уставал в дороге. В феврале 2001-го перед матчем Лиги чемпионов с «Лионом» главный тренер «Арсенала» Арсен Венгер признал, что такие путешествия игрока дают только негативный эффект. И с этим можно было согласиться – однажды Деннис ради матча во Флоренции проехал на машине почти две тысячи километров, потратив на это два дня!

После этого он стал больше отдыхать – пропустил еврокубковые матчи с «Локомотивом» в 2003 году, с «Реалом» в 2006-м. Это, конечно, сказывалось на зарплате: Бергкамп терял примерно десятую часть дохода.

Но душевное спокойствие было важнее. «Отказаться от полетов было лучшим решением в моей жизни», – признается форвард, уже завершив карьеру в 2006-м.

Потеряла ли его карьера футболиста от того, что он раз и навсегда закрыл для себя тему перелетов? У каждого может быть свое мнение на этот счет. В любом случае, ничего уже не изменить – в историю футбола он вошел не только как легенда «Арсенала» и сборной Голландии, но и как уникальный Нелетучий Голландец.

Загрузка...
Новости