Чемпионат мира по хоккею: точка нашей силы и никаких «Красных машин»

Уткин Игорь, Яковлев Александр/ITAR-TASS

Чемпионат мира по хоккею: точка нашей силы и никаких «Красных машин»

Руслан Мармазов – о том, чем были хоккейные чемпионаты мира для болельщиков в советское время.

Когда я смотрю на кроссовки со шнурками режущих глаз цветов, я понимаю, что к принятию глобальных решений в мировых фирмах по производству экипировки уже давно допущено кислотное поколение. А когда я наблюдаю, как активно раскручивается образ «Красной машины» применительно к сборной России по хоккею, становится ясно, что в отечественном спорте отнюдь не последнюю роль играют пиарщики, воспитанные героями американских комиксов.

Особенно люблю поясняющую строчку, что-то типа - «и уже в 70-е годы сборную СССР стали называть «Красной машиной». А сборная РФ, понятное дело, является правопреемником советской команды. Тоже, стало быть, машина, причем, именно, что красная, да еще и тюнингованная.

Кто, интересно, так называл сборную СССР, и где? В американском боевом листке? Такое, да, могло случиться. Любят и всегда любили в тех краях броские словосочетания, такие себе ярлычки-лейбочки. «Империя зла», например. У нас, правда, тоже был свой набор лупящих наотмашь фраз, как, допустим, «махровый расизм» или «израильская военщина». Но «Красная машина», уж простите, явно из словарика западного пропагандиста. Не наше это, инородное.

Фетисов, Касатонов, Крутов, Ларионов и Макаров, Яковлев Александр/ITAR-TASS
Фетисов, Касатонов, Крутов, Ларионов и Макаров, Яковлев Александр/ITAR-TASS

Впрочем, понятно, что это не самая обидная, в чем-то почетная даже обзывала. Есть в ней что-то мощное, рычащее. Хотя нотки механического бездушия тоже проступают.

Собственно, у советского человека были разные машины – и стиральная, и швейная, и «ушастый» «Запорожец». Красная же машина – это пожарная. Короче, в СССР хоккейную команду никто так не называл. Если такой термин и звучал, то, разве что, в идеологическом отделе ЦК КПСС, когда там потешались над заокеанскими коллегами.

Для наших болельщиков это, скорее была «ледовая дружина», у которой «звенит в ушах лихая музыка атаки». Спасибо поэтам Сергею Гребенникову и Николаю Добронравову за добрые слова, а Александре Пахмутовой за бодрящую музыку популярной хоккейной песни. Конечно, немного слишком возвышенно для бойни здоровенных и неукротимых мужиков. Но, с другой стороны, нет, ничего не слишком, нормально. Хорошо даже.

Советские люди точно знали, что в нашем уникальном сообществе хватает достойных индивидуумов. Но, скажем, космонавты и хоккеисты в СССР – просто небывалые, которым равных в мире нет, не было и не будет. И подтверждений тому, кстати, было сколько угодно.

В космос наши летали часто и успешно, возя туда прицепом соседей по социалистическому лагерю. По именам-отчествам все знали своих космонавтов – это само собой. Но даже первый в мире монгол на орбите Жугдэрдэмидийн Гуррагча был знаком любому школьнику, потому как, он прикоснулся к таинству советского космоса.

Валерий Харламов, Фото ИТАР-ТАСС
Валерий Харламов, ИТАР-ТАСС

С хоккеистами примерно такая же история, только без монгола. Это были отличные парни, чаще всего, простые, из нашего двора, считай. И когда они выходили на лед самых крутых хоккейных форумов, от них ничего не ждали. В смысле, ничего иного не ждали, кроме золотых медалей.

Хоккей с шайбой ведь попал в орбиту интересов советского спорта достаточно поздно, в 1946 году только. Изысканное мировое ледовое общество потешалось над неуклюжими русскими варварами в танковых шлемофонах (да-да, отличная, кстати, экипировка). Но бойцы из СССР быстро учились. И когда они прибыли на первый для себя чемпионат мира в Швецию, вздули всех. Включая основоположников этого вида хоккея – канадцев. И сразу стали чемпионами. В 1954 году.

Так потом и повелось. Каждый следующий чемпионат мира по хоккею советские люди ждали исключительно для того, чтобы насладиться сладким, пусть и знакомым ощущением: мы – лучшие! Случались, конечно, и провалы, не без того. Но за них принимали те турниры, когда сборная Союза довольствовалась серебряными или, неловко сказать даже, бронзовыми медалями.

Владислав Третьяк, Зуфаров Валерий,Ун Да-син Вячеслав/ТАСС
Владислав Третьяк, Зуфаров Валерий,Ун Да-син Вячеслав/ТАСС

До развала СССР, его хоккейная команда успела 22 раза стать сильнейшей на планете. Когда в 2008 году IIHF (Международная федерация хоккея на льду) определяла лучшую за 100 лет сборную, то в нее из 6 человек (великолепная пятерка и вратарь) вошли четыре советских хоккеиста – Владислав Третьяк, Вячеслав Фетисов, Валерий Харламов, Сергей Макаров. К ним присоединились швед Бёрье Сальминг и канадец Уэйн Гретцки. Это правильно. Иначе, чем бы сборная человечества отличалась от сборной СССР, верно?

В общем, если нынешняя сборная России – это продолжатели традиций сборной СССР, значит, чемпионат мира для нее – точка силы. Эдакое время и место показывать, что нет, как и прежде, никого сильнее на льду. И никаких машин. Нормальные, сильные парни из неробкого десятка. Потомки советской ледовой дружины.

Загрузка...
Новости