Изгой или гений? Картер Стюарт может разрушить систему драфта и низших лиг МЛБ

Картер Стюарт, wbsc.org

Изгой или гений? Картер Стюарт может разрушить систему драфта и низших лиг МЛБ

#ProstoProSport рассказывает историю смелого 19-летнего проспекта, который не побоялся рискнуть всем.

До драфта МЛБ осталась всего одна неделя, но пул таланта 2019 года недавно получил ощутимый удар. Питчер университета «Истерн Флорида Стэйт» Картер Стюарт решил не идти на драфт, а вместо этого увез свои таланты в Японию. И это решение может изменить историю всей лиги и то, как она ведет свой бизнес.

Картер Стюарт в прошлом году был 18-летним пареньком, чей арсенал существенно прибавил в последний год учебы в школе «О Гэлли», где скорость его фастбола выросла на 5-6 миль/час. Мощный фастбол, невероятная способность крутить мяч (более 3000 об/мин) и идеальные габариты с возможностью дальнейшего набора массы привлекли «Атланту», которая выбрала светящегося от счастья Стюарта под восьмым номером драфта 2018 года. Но его радость была недолгой: уже через несколько недель стало понятно, что «Брэйвс» не горят желанием делать ему честное предложение о контракте.

Тут стоит остановиться и сказать пару слов о системе подписания драфт-пиков в МЛБ, которая существенно отличается от других североамериканских лиг. У каждой команды МЛБ есть свой максимальный бюджет на драфт, который она может потратить в любой пропорции для подписания выбранных ею игроков. Этот бюджет является суммой всех стандартных значений для каждого пика команды на драфте. Например, в 2018 году рекомендованная стоимость первого пика составляла 8,1 млн долларов («Детройт»), но крупнейший общий бюджет за счет большего числа выборов принадлежал «Канзасу» – 12,78 млн.

«Детройт» выбрал под первым номером питчера Кейси Майза и подписал с ним контракт на 7,5 млн долларов, сэкономив 600 тысяч для того, чтобы превысить рекомендуемую стоимость следующих своих выборов. Подобная стратегия поведения на драфте очень распространена – выбранные под первым пиком игроки все равно получают более крупный бонус, чем если бы они были выбраны даже под 2-3 пиком, а команда экономит ресурсы для более дорогих бейсболистов в низших раундах.

С точки зрения игрока система драфта МЛБ выглядит слегка менее привлекательно, ведь внушительные бонусы получают лишь топ-исполнители, а уже во 2-3 раундах можно надеяться максимум на 0,5-1 млн долларов. А ведь вполне вероятно, что больше они не заработают за всю карьеру, ведь после подписания контракта игрок переходит в статус проспекта и отправляется в низшие лиги, где их зарплата составляет 25-60 тысяч долларов в год до выплаты налогов – смешные деньги по меркам профессионального спорта США.

Из этих проспектов лишь небольшое число доберется до МЛБ, где и крутятся все реальные деньги бейсбола. Большую часть ждет либо завершение карьеры из-за травм/низкого уровня игры, либо отъезд в Японию, Австралию, Мексику и другие страны, где функционируют бейсбольные лиги. То есть игрокам есть смысл бороться за максимальное значение подписного бонуса, который и будет их «подушкой безопасности» на случай неудачного развития карьеры.

Вернемся к Стюарту. Сразу после драфта «Атланта» нашла на его медосмотре какие-то проблемы с кистью (команде нельзя разглашать точный характер травмы) и отказалась делать предложение Картеру, близкое к рекомендованному бонусу для восьмого пика в 4,98 млн долларов. Стюарт был согласен подписаться и на 4,5 млн, но в «Брэйвс» решили, что он достоин лишь двух миллионов – плевок в лицо проспекту такого калибра.

Предложение «Атланты» действительно было простой формальностью, ведь по правилам в случае неудачных переговоров со Стюартом она могла получить компенсаторный девятый пик на драфте 2019 года, если предложила бы ему как минимум 1,9 млн. Неудивительно, что Картер проявил характер и отказался, решив попробовать свои силы на следующем драфте.

Решение Стюарта поначалу не выглядело удачным – в новом сезоне его арсенал регрессировал, а третьего питча так и не появилось. Это привело к тому, что его котировки перманентно падали и он из статуса лучшего питчера-проспекта превратился в бейсболиста, которого вряд ли выберут в первом раунде. Это означало, что на драфте Стюарту светил максимум один миллион долларов, а то и меньше. Но у него был козырь в рукаве в лице влиятельного и креативного агента Скотта Бораса, вместе с которым они нашли интересный выход из ситуации.

Борас годами продвигал идею того, чтобы его молодые клиенты не попадали в кабалу драфта с игрой «за еду» в низших лигах, а затем еще шесть-семь лет за минимальные и арбитрационные контракты в самой МЛБ. В подобных случаях редкие игроки выходили на рынок свободных агентов в возрасте до 29 лет, а, как известно, – именно там бейсболисты и получают основной заработок.

И вот Скотт наконец-то нашел обиженного системой и смелого игрока, готового попробовать нечто иное, чем проложенный десятилетиями путь в МЛБ через системы низших лиг. Картер Стюарт согласился играть в Японии, подписав 6-летний контракт на 7 миллионов долларов с самой сильной командой NPB лиги – «Фукуока Софтбэнк Хокс».

На мой взгляд, это решение гениальное со всех сторон. Стюарт сходу получил контракт на сумму примерно в 7-10 раз большую, чем он мог бы рассчитывать после драфта, что само по себе делает это решение предельно выгодным. Процент отсева питчеров в низших лигах настолько высок, что его шансы заиграть в МЛБ иначе как реливером были невысоки, потому получить максимальную сумму денег – приоритет для любого игрока.

Также Картер получит возможность выступать в японской лиге, которая по своему уровню сильнее любой из низших лиг МЛБ. Выше конкуренция – выше и шансы на прогресс, а тем более в Японии, где скрупулезно относятся к развитию питчеров и умеют с ними работать. Особенно хорошо на островах умеют ставить сплиттер – так называемый «японский чейнджап». А ведь именно его отсутствие являлось одним из самых главных минусов Стюарта как проспекта.

Если он сумеет развить в Японии третий питч, то станет намного более сбалансированным подающим и повысит шансы остаться в стартовой ротации. Сделать это будет намного проще как раз в «Софтбэнк Хокс», которые не просто так выиграли четыре из пяти последних титулов Ниппон лиги. Именно оттуда в МЛБ пришел Дайсуке Матсузака, а менеджером команды является один из лучших питчеров в истории японского бейсбола Кимиясу Кудо.

Длительность контракта Картера с «Фукуокой» также отнюдь не случайна, ведь именно после шести лет в Японии Стюарт получит статус интернационального свободного агента и сможет в 25 лет вернуться в МЛБ с правом подписать контракт с любой командой на любую сумму. То есть, решение поехать в Японию на самом деле не отдаляет его от денег МЛБ, а наоборот ускоряет выход на рынок свободных агентов на 3-4 года. Ну и, наконец, игра в Японии позволит Картеру сохранить здоровье, ведь в Азии стартовые питчеры выходят на горку лишь раз в неделю, в отличии от пяти дней в МЛБ.

Если подвести итог, то Картер Стюарт получил шанс прогрессировать в намного более конкурентной среде под руководством бывшей легенды питчинга. Также он заработает в разы больше денег, чем на драфте МЛБ, и сможет выйти на рынок свободных агентов в более молодом возрасте, чем его «одноклассники». Куда ни глянь – одни плюсы.

Но и это еще не все. От успеха Картера во многом будет зависеть количество будущих топ-проспектов, готовых уехать в Японию вместо выступления в низших лигах. Это грозит МЛБ тем, что она лишится полного контроля над пулом молодых талантов, финансовыми интересами которых откровенно брезгует ассоциация игроков. Если Стюарт будет успешен и за ним последуют другие, то МЛБ наверняка придется менять правила драфта, подсластив пилюлю для проспектов, чтобы те не убегали в другие лиги.

Хочется верить, что у Стюарта достаточно таланта и смелости, чтобы разбить оковы рабства проспектов МЛБ и дать им шанс на более светлое будущее.

Загрузка...
Новости