Мартина Хингис – великая женщина.
В ней бунтарский дух спокойно сочетался с удивительным природным хладнокровием, а присущее ей спокойствие на корте порой перерастало в резкие эмоциональные взрывы, которые позволяли швейцарке вытаскивать невероятные поединки.

Imago/ТАСС

Нет сомнений, что такой Мартину сделали ее гены. Папа – словацкий венгр, а мать – чешка. Ядерная смесь, не иначе. Уже в два года юной девочке впервые дали поддержать теннисную ракетку, а в пять лет отправили на первый в жизни теннисный турнир. Хингис разрывала всех по юниорам, сколотив коллекцию из «Ролан Гаррос», «Уимблдона» и US Open. Чуть позже, уже во взрослом туре, именно трофея на Открытом чемпионате Франции ей не хватило в 1997-м году для того, чтобы завоевать карьерный «Большой шлем».

Хингис восхищала всех болельщиков своей манерой игры. Тонко, технично, красиво и аккуратно. Вряд ли в современном силовом теннисе Мартина смогла бы выжить, но то, что она была бы в топе – сомнений нет. Швейцарка выгодно выделялась своим интеллектом от соперниц, постоянно затягивая их в обмен ударами и прибивая в перестрелках. В этом ее неизменными спутниками были невероятное вращение, которое она придавала мячу, и очень острые углы, позволявшие выбивать соперницу с корта и стремительно захватывать инициативу в розыгрышах.

«Мне очень приятно, что люди говорят, что я играю в умный, тактический теннис. Но в выборе стиля определяющим был мой рост и габариты. С детства мне приходилось противостоять девочкам, которые были старше, выше, мощнее. И мой единственный шанс одержать победу был в том, чтобы показывать более разнообразный, продуманный теннис, чтобы соперницы не могли просчитать мои действия, чтобы они не были готовы на сто процентов отразить каждый удар».

Карьера Хингис с каждым годом шла в гору, а ее достижения поражали. В 1995-м году в 14 лет вошла в Топ-20. Можете ли вы представить такое сейчас? Едва ли это возможно. Уже упомянутый 1997-й стал годом настоящего прорыва для Мартины. Она сначала выиграла первый мэйджор в карьере, завоевав главный трофей на Australian Open, а следом взяла еще два ТБШ, победив на «Уимблдоне» и US Open. Победа в Мельбурн-Парке сделала ее самой молодой победительницей мэйджоров, ведь на момент триумфа ей было 16 лет, 3 месяца и 26 дней. Пока никто не перекрыл это достижение, да и вряд ли в ближайшее время сможет это сделать. В тот же год Хингис стала первой ракеткой мира, обойдя легендарную немку Штеффи Граф. Единственное разочарование – поражение в финале «Ролан Гаррос» от малоизвестной хорватки Ивы Майоли, которое преградило путь Мартине к карьерному «Шлему».

Но она все равно смогла его завоевать и поставить галочку и в этом маленьком окошке своей великой карьеры. Уже в следующем году в паре с чешкой Яной Новотной швейцарка взяла все мэйджоры и навсегда вошла в историю. Приятно, что в карьере легендарной спортсменки свою роль сыграла и представительница России. Анна Курникова долгое время выступала с Мартиной в паре, и вместе они дважды выиграли Открытый чемпионат Австралии (1999 и 2001), а также Итоговый турнир года (1999).

«Анна была уникальной в своем роде, неповторимой. Она как кролик из рекламы батареек. Именно это мне в ней нравится, у нас были отличные взаимоотношения и по-прежнему таковыми являются. Она была одной из первых, кто стал не просто теннисисткой, а теннисисткой-моделью. Ее фото появлялись в журналах о моде. Она открыла своим примером целое поколение российских теннисисток», – Мартина очень тепло отзывалась про экс-партнершу.

wall.alphacoders.com

Первые проблемы незаметно подкрались к Хингис в 2001-м году. На абсолютно посредственном турнире в Фильдерштадте она получила разрыв связок правой ноги и легла под нож хирургов. Швейцарка пролетела мимо Итогового турнира WTA и утратила звание первой ракетки мира. В 2002-м она предприняла попытку вернуться, неплохо начала сезон (финалы одиночном и парном разряде на Australian Open), но завоевала только четыре титула (по два – в одиночке и в паре). Это уже была не та Хингис, к которой все привыкли. Травмы сломали 22-летней девушке карьеру и в конце октября этого же года она приняла решение завершить свою карьеру.

Все это время Мартина работала комментатором и экспертом телеканала «Евроспорт», появлялась в студиях, ездила на турниры и обсуждала поединки с другими экспертами. Но все поклонники швейцарки в глубине души надеялись на то, что настанет тот миг, когда она вернется на корт, ведь ушла она фактически на пике. И они дождались. В 2005-м году Хингис объявила о своем камбэке, но провела только один матч, который проиграла немке Вайнгартнер. Полноценное возвращение состоялось в сезоне-2006, и швейцарка сходу взяла мэйджор в Австралии, пусть и в миксте (с индийцем Махешем Бхупати). В одиночном разряде Мартина выиграла только два турнира: Рим и Калькутту. Всем было понятно, что это уже не великая чемпионка, а ее бледная тень. По окончании сезона ей удалось вернуться в Топ-10, за что она была вознаграждена WTA в номинации «Возвращение года».

2007-й должен был стать переломным, но сломал все окончательно. Хингис взяла лишь один трофей, а в конце года поймала дисквалификацию за употребление допинга. И не просто допинга, а кокаина, употребление которого ей вменяли на «Уимблдоне». Мартина даже собирала пресс-конференцию и объясняла, что количество найденного вещества было минимальным – 42 нанограмма на миллилитр. Швейцарка всячески пыталась доказать, что кокаин попал в организм не по ее вине, но ее никто не слушал. В итоге Хингис пришлось во второй раз объявить о завершении карьеры, потому что другого выхода она не находила. Чуть позже, в начале 2008-го, ITF официально объявила о дисквалификации теннисистки на два года. Непонятно, как кокаин оказался в крови Мартины, но многие предполагали, что все это подстроил ее мужчина, чешский теннисист Радек Штепанек, отношения с которым тогда уже были в стадии разрушения. Однако никаких доказательств представить не удалось, поэтому все эти разговоры так и остались пустыми домыслами.

Хингис тяжело переживала всю эту историю и очень долго не появлялась в публичном поле. До тех пор, пока в 2013-м году не стала тренером. Да-да, она работала с немкой Сабиной Лисицки и россиянкой Анастасией Павлюченковой и получала удовольствие от процесса. Собственно, как и ее подопечные.

«Мартина сначала просто меня консультировала, затем провела со мной полтора месяца грунтовой серии. С Хингис было приятно работать, несмотря на свой статус легенды, она держалась очень просто», – так отзывалась о сотрудничестве со швейцаркой Павлюченкова.

Мартину постоянно тянуло на корт, и ей тяжело было отделаться от мысли, что она так полностью и не реализовала свой потенциал.

imdb.com

«Я работала как тренер с Анастасией Павлюченковой, с Сабиной Лисицки, но я не тренер-теоретик, естественно, я выходила с ними на корт – и вот поймала себя на ощущении, что я по-прежнему могу. Более того, я чувствую себя так, словно всех этих лет вне большого тенниса просто не было и все точно так же, как в прошлом, и ничего не изменилось!», – так рассуждала Хингис сразу перед своим третьим заходом в пучину WTA-тура.

Новый виток получился триумфальным, Хингис было уже 33 года, и ее бы точно не хватило на изнуряющие одиночные игры, поэтому все внимание швейцарка сосредоточила на паре и миксте. И не прогадала. После очередного камбэка Мартина выиграла четыре мэйджора в паре и шесть в миксте, в том числе завоевав еще один карьерный «Большой шлем» с паре с Леандером Паесом. В том же 2013-м швейцарку чествовали в Международном зале теннисной славы за выдающиеся достижения, но все это затмили события, которые происходили в бурной личной жизни Мартины.

Швейцарская газета Neue Züricher Zeitung неожиданно сообщила, что 33-летняя теннисистка вместе со своей матерью избивала своего мужа, француза Тобола Ютена. Мужчина был младше своей спутницы на несколько лет и трудился жокеем. В издании были опубликованы какие-то совсем детективные истории. Якобы Мартина, ее мама и менеджер не просто избили человека, но и несколько раз ударили его по голове DVD-проигрывателем, а также забрали деньги и паспорт.

Сам Тобола был настолько напуган, что даже в срочном порядке уехал из Швейцарии, опасаясь за свою жизнь. При этом сразу в нескольких интервью он всячески подчеркивал тот факт, что застал супругу за изменой. А разлучником оказался испанский спортивный агент Давид Тосас Рос, с которым впоследствии Мартина состояла в отношениях.

«Я не мог ответить Мартине и ее маме, потому что воспитание не позволяет мне бить женщин. Но она постоянно изменяла мне. Причем не с одним, а сразу с несколькими мужчинами. Однажды, вернувшись домой, я застал ее в постели с каким-то парнем», – Ютен был вне себя от ярости. Француз даже подал заявление в полицию, но на него никак не отреагировали ни представители швейцарки, ни она сама.

В этом была вся Хингис. Очень интеллигентная и улыбчивая на корте, и такой дьявол за его пределами. Она всегда четко разделяла для себя спортивную и личную жизнь, но долгое время не могла добиться таких же успехов в отношениях, каких достигла на игровой площадке. И вот, наконец, летом 2018-года Мартина вышла замуж за 38-летнего спортивного врача Харри Лееманна, с которым они познакомились в 2016-м на Олимпиаде в Рио и с тех пор не расставались. Видимо, гармония найдена.

Мартина красиво распрощалась со спортом, окончательно закрыв для себя эту страницу в 2017-м году на Итоговом турнире WTA, который проходил в Сингапуре. Это соревнование Хингис и ее партнерше Юн Жань-Чжань не покорилось, но сам сезон получился роскошным. Девушки выиграли семь трофеев, среди которых один мэйджор (US Open) и завершили сезон первыми ракетками мира.

webcafe.bg

«Возможно, люди удивляются, почему я решила уйти после такого прекрасного сезона. Однако мне кажется, что именно сейчас идеальный момент для этого. Я хочу закончить играть, находясь на вершине, а не когда качество моего тенниса будет ухудшаться».

Мартина Хингис – великая женщина.